January 29th, 2021

Пушкин и Шишкин - 9

Великий русский поэт Пушкин очень любил рисовать каракули на полях рукописей, и потому дружил с начинающим рисовальщиком Шишкиным, дальним родственником будущего известного художника. Как-то раз поэт поделился со своим приятелем творческими планами.

Collapse )



СкоТТный двор - 33

Анна фон Гайерштайн

В 1827-1830 годах У. Скотт много работает (потому что требовалось много денег на покрытие долгов по векселям), на износ, и потому открывает для себя другие жанры, помимо романов - он пишет "Жизнь Наполеона", "Историю Шотландии" и "Дедушкины рассказы" (о шотландской истории для "взрослых детей"). Отсюда и его стремление обойтись короткими рассказами, и вообще длительные перерывы между романами - следующий после "Пертской красавицы" вышел только в 1829 году. Этой книгой стала "Анна фон Гайерштайн, или Дева мрака" (Anne of Geierstein, or The Maiden of the Mist), в русском переводе известная как "Карл Смелый".



Collapse )

Ретрокнига - 25. Чисто конкретные стихи

Если бы наши "братья меньшие по разуму с раёна", то бишь гопники, обладали чудесной способностью писать стихи (не рэп, а по правилам стихосложения), то при всем многообразии форм, ограничивавшихся лишь талантом исполнителей, "магистральных тем" в их стихах было бы по пальцам. Вот моя крутая телка, я вообще у телок бог, вот моя крутая тачка, круче ней только яйцо, вот мои с пацанами подвиги - мы соседским наваляли...

Посмеялись? А теперь удивляйтесь - в истории всё это уже было. Жили до VII века (то бишь до ислама) в Аравии племена арабов. И слагали самые башковитые из них стихотворения - касыды (там были свои особые размеры и форма рифмовки). И каждая касыда строилась по жесткому плану:

  1. Вот покинутые стоянки племен - там раньше меня встречали прекрасные девы, к которым я лазал по ночам в шатры мимо лохов-стражников...

  2. Вот мой конь, або верблюд, або то же самое, но женского полу, и он самый быстрый, самый выносливый, ноги толстые, крупы круглые...

  3. Вот я, такой герой, который о прошлый раз погнался за гундявыми прыщевитами и сопливитами, и всем навалял, ведь я известный богатырь...

Collapse )



О правовом беспределе

Хотелось, конечно, колонку написать про «всем известные беспорядки 23 и 31 января». Но я никак не могу понять одной странной вещи — если наши власти против акций протеста, почему они их так отчаянно рекламируют? Из каждого утюга несется «не ходите, дети, с контрою гулять!». Матери «сороких детей», почетные ветераны покорения и превозмогания, артисты-эквилибристы — все запугивают молодежь. Прямо как в «Истории, обработанной Сатириконом» — разбуди человека ночью и спроси, кого надо навсегда забыть, он на автомате отбарабанит «Герострата!». Неужели в наши СМИ проникло так много «иностранных агентов»? В общем, не понимаю — а у меня принцип писать только о том, что мне понятно. Поэтому сегодня — о валежнике.

Помните, два года назад нам всем, россиянам, разрешили собирать в лесу валежник? Ну конечно, помните, тогда столько шуток и сарказма по этому поводу в Интернете было. Оказалось, что не зря шутили — два года прошло, а собирать его по-прежнему нельзя. Потому что, принимая закон, самые умные из депутатов Госдумы почему-то не разъяснили самого главного — что считать валежником. Зачем-то это должны были «сами у себя» сделать региональные власти. И началось… Где-то заставляли учитывать собранный валежник еще до его вывоза из леса, где-то прописали сбор только вручную, без применения каких-либо инструментов, кое-кто требовал письменное сообщение о дате посещения леса, а также вводил ограничение по длине валежника — не более метра. За нарушение этих феерических условий граждан привлекали не только к административной, но и к уголовной ответственности — некий молодой человек расчистил дорогу от упавшего дерева, распилив его и перетащив останки ствола к дому, и на него тут же завели дело.

Collapse )

Окончание тут.