January 26th, 2021

Невикингская земля (Одним абзацем. Вып. 119)

"Викинги" (Vikings), 6 сезон. Наконец-то я понял - дошло как до утки на шестой сезон, но лучше поздно, чем никогда. Сериал снимали, естественно, не для российского зрителя. И даже не для европейского. Да и, судя по всему, не для американского, хотя степень его безграмотности вполне "потянет". А для Азии, Африки и Латинской Америки. Где людям "обсолютельно побарабанственно", кто на ком стоял в IX, X или XI веке в далекой-далекой Хренляндии - им даже пофиг, до нашей эры, или после. Продается легенда про белокурых голубоглазых "юберменшей", которых, естественно, обожают смуглые плюгавые брюнетистые аборигены - почти как Микки Мауса и "вселенную Марвел-ДС". Так что все стенания про "не было такого никогда!" - вообще мимо кассового аппарата, который щелкает, щелкает, щелкает... Но даже для этой конЬцепции днище уже пробито - ежели сложить всё, что я перемотал, выйдет серий 3-4 из 20 этого сезона. НУДНО. Бесконечно нудно, неинтересно и утомительно - все эти "олежкины кривляния", "поиски омериг", игры в "100-500-й конунг навозной кучки Каттегат" и стопятьсотый поход в Англию. Креатив иссяк, выдохся, покрылся коркой и завонял. Надеюсь, слухи не врали, и проект закрыт.

Collapse )



Пушкин и Шишкин - 6

Великий русский поэт Пушкин очень любил рисовать каракули на полях рукописей, и потому дружил с начинающим рисовальщиком Шишкиным, дальним родственником будущего известного художника. Как-то раз стихотворец принес на суд товарища драматическую сцену в стихах "Скупой жид".

"Вот, сочинил! - хвастался Пушкин. - Про то, как жадность рушит семью и губит людей! Cильнейшая вещь!"

Collapse )



СкоТТный двор - 30

Хроники Кэнонгейта

Несмотря на опасения Скотта, "Вудсток" имел у читающей публики большой успех - книгу хорошо покупали и в Англии, и в Шотландии, а "литературные туристы" привычно потянулись в парк Вудсток. Критики как всегда единого мнения не имели - злопыхатели писали о "фальсификации истории" и о том, что автор работает уже "тупо ради денег". Что, конечно, было правдой - стесненный из-за финансовых обязательств в средствах до "почти что бедности", Скотт интересовался теперь исключительно сборами. Потому взялся за написание насквозь коммерчески ангажированной "Жизни Наполеона Бонапарта". Однако работа над столь масштабным трудом отнимала массу сил и времени, что плохо сказалось на перспективах написать еще один роман. Потому и родилась идея в 1827 году издать сборник более коротких историй - два рассказа ("Вдова горца" и "Два гуртовщика") и повесть "Дочь хирурга" под общим названием "Хроники Кэнонгейта" (первый том). Кстати, "Хроники" - первое прозаическое сочинение, которое У. Скотт подписал собственным именем (в автобиографической статье), а поскольку на титульном листе стояло привычное "Автор Уэверли", то вся Великобритания наконец-то узнала секрет Полишинеля...



Collapse )

Ретрокнига - 22. Лопни моя селезенка!

Попугаи, кричащие про пиастры, моряки на одной ноге, песня о бутылке рома, исчезающие в лунном свете обезьяны и Моби Дик - всё это давно уже стало джентльменским набором "морского диванного романтика", особенно после триумфа голливудской франшизы про "Пиратов Карибского моря". Потому кина и книжки о "соленых брызгах волн", "бушприте, режущим простор" и "трави концы, лопни моя селезенка!" идут нынче на ура. Настолько на ура, что некоторые авторы не отказывают соблазну пощелкать ножницами, скроив очередные "морские приключения" из того, что под рукой...

Под рукой у Артуро Переса-Реверте (ну, вспоминайте - капитан Алатристе, ага!..) оказались залежи его публицистики - автор плодовит и писюч, и помимо монументальных форм, которые выдает на гора с завидной регулярностью, еще и постоянно строчит колонки в разные издания. лучшее из этого, кстати, несколько лет назад переводилось на руссиянскую мову и издавалось - сборники "Корсарский патент", "С намерением оскорбить" и "Живым не возьмете". В ней (публицистике) Перес предстает автором эмоциональным, страстным, увлекающимся, мгновенно идущим на самые резкие провокации, не стесняющимся в эпитетах, сравнениях и прямых оскорблениях. Короче, хлестко, броско, резко, а самое главное - читается влет. Если кто-то до сих пор не приобщился - позор вам, немедленно читать.

Collapse )




Берсальеры в перьях - 20

Спасение отечества опасносте

Драп итальянцев, начавшийся 27 октября, продолжался до 31 октября. Отступали 300 000 солдат и примерно 400 000 беженцев, слишком боявшихся оставаться в австрийской оккупации. Это людское море запрудило все дороги, особенно после того, как Тальяменто от дождей раздулась и вышла из берегов, затопив несколько бродов и мостов - остались считанные места для переправы. Но 14-я армия, которую фон Белов отправил вперед с амбициозным приказом выйти к переправам раньше итальянцев (хотя бы 3-й армии, чтобы поймать хоть сколько-нибудь крупную рыбу), тоже отчаянно тормозила - унылая плоская равнина Фриули была слишком привлекательным местом для земледельцев-единоличников, которые буквально перерыли ее всю стенами и канавами, отделявшими их участки, так что полноценное движение возможно было только по тем же самым дорогам, по которым отступал неприятель.


Итальянский кавалерист

Collapse )