January 17th, 2021

Суворов и Бутузов - 37

Великий русский полководец Александр Васильевич Суворов, как известно, очень любил стихи и даже сам их иногда писал. Как-то раз он вызвал своего ординарца Лариона Бутузова и спросил:

"Скажи-ка, Ларион, а как по-твоему, кто лучший поэт в России - Ломоносов, Сумароков, или Державин?".

Collapse )



СкоТТный двор - 21

Пират

"Кенилворт" вновь порадовал У. Скотта единодушием читателей и критики - покупатели активно "голосовали шиллингом", а "тонкий психологизм образа королевы Елизаветы" порадовал "литератОраведов". Самые вредные придирались - "слишком утомительно", но паломничество возбужденных читателей в Камнор-Плейс привело к тому, что местный приходской клерк сколотил небольшое состояние, показывая "то самое место, где под Эми провалился пол". Так что у издателя появилась очередная гениальная идея - написать роман "Буканьер" про то, как пираты захватывают в плен пуритан после казни Карла I... Скотт взял из этой феерической идеи слово "Пират" и сочинил роман, основываясь на своих впечатлениях о двухнедельном путешествии на Оркнейские острова и рассказов о карьере морского разбойника Джона Гоу.



Collapse )

Ретрокнига - 14. Почему не Павич

Перечитывая "Книгу с местом для свиданий", я наконец-то (практически перед смертью, но уж лучше поздно, чем совсем) понял, чем Горан Петрович отличается от Милорада Павича. Ага-ага, но в свое время, помнится, этот вопрос на полном серьезе "дискутировался"...

Так вот, именно в "Книге" это мне удалось разглядеть... Потому что в "Атласе, составленным небом", оно было еще не заметно (разве что общий оптимистично-веселый настрой контрастировал с "утомленными миноресками" Павича), а уж тем более в "Осаде церкви святого Спаса" - самом "павичевском" произведении Петровича (где ему удалось дотянуться до "мэтра", но уж больно похоже получилось, до жути). В них Петрович "играл сюжетом и смыслами", выстраивая парадоксальные фразы и переворачивая привычные вещи "задними углами", как и завещал ныне уже покойный "великорусский сербиянин".

Collapse )



Приватирская

Эй бой не стой столбом
тащи-ка кофе сахар ром
мы не в петле а за столом
сегодня не умрем

ветер рвал тугие снасти
старый Рон вещал про страсти
корпус лопался на части
и трещал по швам
волны катят будто горы
Дэви Джонса видят взоры
он сказал готовьтесь воры
худо будет вам

Collapse )



Рогатус Африканус - 7

Два корнелиусовских удара

Захват Нового Карфагена перевернул стратегическую ситуацию в Испании с ног на голову. Теперь Скипио мог перейти к стратегической обороне: ежели враги нападут на него, то в тылу у них будет база, с которой можно громить тылы, ежели нападут на крепость - можно будет громить их тылы армией, а ежели ничего делать не будут, то им придется возить припасы из Карфагена окружным путем, а иберийцы рано или поздно перебегут к римлянцам. Это доказали вожди двух больших племенных союзов - эдетан Эдекон и илергетов Индибилис и Мандониус - прибежавшие к проконсулу с миром, дружбою и жвачкою. Тут, правда, был нюанс - у Публия в заложниках остались их дочери, которых он не отпустил после взятия Нового Карфагена, как остальных, а предпочел "лично вернуть отцам при встрече". Посему, когда Здрбл Брк решил напасть на Новый Карфаген, войска эдетан и илергетов присоединились к римлянской армии. Сражение при Бекуле случилось весной 208 года. Карфагеняне располагали примерно 30 000 воинов, римлянцы и союзные им иберийцы - 40 000 человек. Скипио смог добиться перевеса, ибо снял матросов с кораблей, оставшихся в Таррако.


Испания в 210-206 годах (кликабельно)

Collapse )

sigrig

Генри VII - смерть Варбека и Уорвика/1

В середине 1499 года снова была отмечен необычайно оживленный интерес к графу Уорвику в тесных и не очень компаниях, только на этот раз по всему Лондону, причем не только среди давно известных пассивных йоркистов, но и среди всевозможных искателей поживы, среди купечества, и, что самое неприятное, были в этих компаниях замечены четыре стражника из Тауэра. То есть, в Лондоне запахло реальным заговором, и вскоре стали известны его черты в общем. Предполагалось помочь Уорвику и Варбеку бежать из Тауэра, спрятать их среди груза шерсти, и вывезти из страны. Причем, побег из Тауэра должен был сопровождаться ограблением сокровищницы, а отвлечь стражу планировась взрывом пороховых запасов. Случиться это должно было в момент, когда король и его двор путешествовали бы по стране, причем королю была назначена судьба никогда из этой поездки не вернуться. Расписание поездки короля выяснил стражник Варбека и Уорвика, Томас Эствуд, и подходящим был выбран момент, когда король будет на о-ва Вайтс, в некоторой изоляции от основной площади королевства.



Collapse )