November 21st, 2020

Солнце австерлицево - 15

Два джентльмена у Вероны

Австрийская армия была разбросана вдоль левого берега Адидже. Правое крыло Беллегарде (24 837 человек) стояло у Калдьеро (авангард Вукасовича - напротив Вероны), центр Аржанто (26 414 человек) у Сан-Грегорио (авангард Нордманна - в Альбаредо), левое крыло Давидовича (11 071 человек) в Монтаньяно (авангард Радецки в Минербо), Тирольская колонна Хиллера в Тренто, в гарнизоне Венеции - 4170 человек. Это не было фатально-роковой ошибкой - в австрийской армии действовала отработанная еще в XVIII веке кордонная стратегия, когда войска контролировали местность, а в случае наступления врага где-то на одном участке туда стягивались все силы. У нас ее принято клеймить, но чем хороша при обороне ее альтернатива, когда "тут пусто, а тут густо", никто так и не объясняет. Просто эту разбросанность надо иметь в виду при "восторженных причитаниях "бонапартиЗДов о том, что у Массены было "ой как меньше сил" - именно в Верону, напротив которой стояла дивизия Вукасовича, французы стянули практически всю свою армию (на расстоянии 15-20 км от города, то есть одного дневного перехода).


Понте-ди-Кастельвеккьо (кликабельно)

Collapse )

Ленин и Крупский - 49

На митинге в уходящих на фронт частях Красной армии Ленин произнес пламенную речь. Он пообещал бойцам за счастье трудового народа решительно бороться до самой победы против колчаковщины, деникинщины, юденщины, петюровщины, махновщины, эсеровщины, разгильдяйщины и пораженщины.

Collapse )



Шансон о жести - 12

Последние из нарбоннцев

Цикл о графе Оранжском завершается двумя редакциями одной поэмы - кратким "Монашеством Гильома I" и пространным "Монашеством Гильома II". Обе они рассказывают одну историю - как после сражения под Алискансом и смерти (от старости) любимой жены Гибор герой "утомляется от мира" и постригается в монахи. Однако беспокойная натура Короткого Носа не приспособлена к тихой жизни - он ругается с ханжами-монахами, выселяется от них в скит, бьется с окрестными бандитами и невесть откуда взявшимся в тех краях великаном. "Ход жизни" заносит Гильома в Италию, где тот опять дерется с полчищами сарацинского короля Синагона, затем спешит оборонять от мавров уже Париж. Наконец, победив всех врагов и успокоив мятежный дух, граф Оранжский возвращается в пустынь и мирно заканчивает там свои дни...


Аббатство в Желоне, построенное историческим св. Гильомом

Collapse )

Чем "Властелин колец" отличается от "Сильмариллиона"?

Это же бесконечная история - срачи тех, кто любит "приключения хоббитцов" и не любит "мутные истории про каких-то квелых эльфов", с теми, кто любит "сказания эльфийских народностей" и не любит "мохноногие скитания". Почему одним "лучше нравится" нравится "ВК", другим "Сильм", и "вместе им не сойтись никогда"?

Вы, конечно, будете пытаться смеяться, но всё дело в истории литературы. Когда сочинялись эпические сказания, в обществе человеков самым важным критерием успешности индивида было его благородное происхождение. Насколько он близок к королям, герцогам или хотя бы баронам каким по крови - настолько он уважаем и "власть имеет". В этой небольшой по числу элитной группе "культивировался культ" благородных предков, что и фиксировалось в эпических сказаниях - это сказки могут начинаться с того, что "жил-был один мальчик-сирота". Героическая поэма (какая-нибудь жеста, песнь или лэ) - она всегда о благородном герое, который может жить в лесу и не подозревать о происхождении, но всё равно давно украденный маврами, злыми слугами или медведями сын короля, или герцога, в самом завалящем случае - князя. И подвиги он совершает потому, что иначе и не можно - благородную кровь не пропьешь, ее можно только в бою пролить.

Collapse )