February 1st, 2020

Ахурамаздины дети - 2.3

Царь-царевич (начало)

Власть от отца наследовал старший - Шапур I (дословно его имя на пехлеви означало "царский сын, царевич"), который еще при жизни Папакана стал его соправителем (самый обычный в новых монархиях способ обеспечить передачу престола). Шапур, кстати, стал первым из династии Сасанидов, кто принял титул шаханшах Эрана и Анэрана (Ирана и Не-Ирана), что отразило присоединение к империи "культурно чуждых" областей (а также религиозную неоднородность - сторонники зороастризма и прочих культов). Личность его с течением времени обросла легендами и мифами. Например, персы были уверены, что родила его дочь последнего парфянского царя Артабана V, которую Ардашир приказал убить (ибо поклялся уничтожить всех Аршакидов), но ее спас некий "благородный придворный", а через несколько лет Папакан сменил гнев на милость... Песни народностей (c)


Шапур I

Collapse )

Испанская зараза - 12

Отец и деть

В 1802 году наследник престола инфант дон Фернандо женился на кузине - дочери короля Неаполя и Сицилии Марии Антонии. Краткую историю этого скандального брака я уже рассказывал - факт в том, что к 1806 году принц возненавидел отца, мать и Годоя, а также воспылал желанием отомстить. Естественно, как и возле каждого наследника трона, вокруг него сплотилась группа политических неудачников, рассчитывающих поправить свои дела при следующем царствовании. Возглавлял ее Хуан де Эскойкис Мората, филолог-переводчик, поэт и писатель-памфлетист, который по поручению инфанта организовал целую пиар-компанию по очернению королевы и ее фаворита. Были изготовлены 30 цветных гравюр со стихами - и картинки, и тексты весьма двусмысленного содержания (и довольно плоские - Годоя в них называли, используя созвучия с его титулами, принцем Изюма и герцогом Булочки, причем "именно в этом смысле", намекая на увядающие прелести Марии Луисы), - оттиски с которых наводнили Мадрид.


Хуан де Эскойкис

Collapse )

Носорог Великой армии

Наполеоновские войны, особенно бесславный слив в них, увенчавший "ах, такие великие победы", стал "родовой травмой" французов XIX века. Бесконечное нытье сперва ветеранов "всеевропейского грабежа", лишившихся почета, уважения и денег, а потом их "духовных наследников" определяло "дискурс эпохи", порождая бесконечные "культурные произведения", рассказывавшие о том, "как мы можем повторить" ("высокохудожественная истерика" в "Орленке" Ростана имела место еще аж в году 1900 году). Видимо, поэтому французской литературе так и не удалось создать вменяемое юмористическое произведение о тех временах, сопоставимое с "Подвигами и приключениями бригадира Жерара", написанными "безбожным альбионцем" Конаном Дойлом. Не стала, увы, такой и "История неустрашимого капитана Кастаньетта", написанная в 1890 году Эрнестом Катрелем (на самом деле - Эрнестом-Луи-ВиктОром-Жюлем Л'Эпином).

Аннотации называют сие небольшое сочинение (страниц всего чуть более сотни, причем значительная их часть - иллюстрации Гюстава Доре, несущие на себе немалую долю популярности оного опуса) "французским Мюнхгаузеном", но увы - сие есть либо сознательное маркетинговое вранье, либо люди просто не понимают простых вещей. В приключениях Мюнхгаузена всё построено на том, что "обычная логика рассуждения" вступает в противоречие со здравым смыслом. Можно ли вытащить самого себя за волосы из болота? Но ведь другого человека можно! Покусанная бешенной собакой шуба сбесилась? Но ведь была бы она (шуба) медведем - взбесилась бы! Если лошадь разрубить пополам - из нее будет выливаться вода, которую она пьет... И т.д. Поэтому-то похождения отважного барона так любят дети - эта книга учит их тому, что мир чуточку сложнее, чем кажется с первого взгляда.

Collapse )



sigrig

Король Стефан - конец короля

Вестминстерскую хартию 1153 года засвидетельствовали 37 человек: архиепископ Теобальд, все епископы южных провинций в числе тринадцати человек, представитель тамплиеров, мастер английской ложи, Осто де Сент-Омер, епископ Сент-Асафа Жоффруа и приор Бермондси Роберт; за ними следовали двенадцать графов и восемь баронов. Четверо из подписавшихся участвовали в выборе Стефана королем в 1136 году - епископ Генри Винчестерский, епископ Найджел, Хью Бигод, и Вильгельм Мартел. К чести молодого герцога, он учел просчет своего деда, в результате которого его родители оказались просто бессильны предотвратить ход Стефана Блуасского, и подтвердил за собой ряд военных крепостей в Англии. В свое время, его дед наотрез отказался от подобных требований дочери, и результат этого чувства собственного величия вылился в долгую, утомительную, и ни к чьей чести не служащую гражданскую войну. Collapse )