January 2nd, 2020

Ромеи за два безанта - 6

Лучшие люди (окончание)

Говоря о византийском дворе, нельзя не упомянуть о евнухах - их там было много вплоть до времен Комнинов, и лишь при Палеологах катраты исчезают "из обихода". Сложилось это традиционно - считалось, что кастрация "усмиряет" мужчин, превращая их в неагрессивных, работоспособных и неприхотливых созданий (видимо, по аналогии с животными). К тому же евнух не мог иметь детей, а потому и стимула воровать из казны и накапливать богатство - передавать его было некому. По той же причине он не мог претендовать на престол - византийские правовые нормы это прямо запрещали.


Нарсес - самый известный византийский евнух

Collapse )

Война за половину Сицилий - 9

Красные на синих (окончание)

Итак, британцы и французо-швейцаро-поляки поспешили навстречу друг другу, причем Стюарт-то был уверен, что у Ренье около 9000 штыков и сабель. Учитывая грозную репутацию французской армии, с которой в регулярном сражении (а не в стычках за Свинючьи Горки в колониях) англичане не встречались уже лет семь (с 1799 года), да и тогда всё закончилось совсем не в их пользу - наглости у "джорджианина" были полные рейтузы. Видимо, это национальная черта уроженцев Северной Америки. А уж учитывая то, что великим полководцем Джон Стюарт потом так и не стал - риск был, возможно, даже слишком велик.

Правда, половина его комбригов - Кемпт, и особенно Лоури Коул - прославятся потом на Пиренеях как опытные и способные командиры, так что с командованием англичан было всё не так уж и безнадежно. Особенно если учесть, что у Ренье, кроме него самого, ни одного таланта в подчинении не было - его комбриги были "серой костью" и завсегдатаями самых куцих статей справочников "Ну в натуре все-все генералы Наполеона".



Collapse )

Стальные когти Железного герцога - 2.30

VI. От Витории до Бидассоа

Зиму 1812-1813 года в Португалии Веллингтон посвятил подготовке к следующей кампании. Из Англии прибыло 5000 новобранцев, плюс кортесы в Кадисе еще осенью 1812 года приняли судьбоносное решение – отказались от независимости собственных войск и подчинили их все графу Веллингтону, который был назначен главнокомандующим всеми испанскими частями на полуострове. В итоге за зиму удалось поставить под ружье 25 000 испанских солдат, заново оснащенных и даже обмундированных (они получили вместо традиционных белых новые синие мундиры и кивера «британско-португальской» модели). Португальцы выставили 28 000 человек, число британских солдат достигло 52 000.

Все предыдущие кампании в Испании, начиная с 1809 года, несли на себе для Веллингтона одинаковую «печать проклятья» – даже если ему путем сложного маневрирования и предельной концентрации, позволявшей воспользоваться любой ошибкой противника, удавалось нанести поражение одной из французских армий, другие тотчас стягивались в кулак и пользовались возникающим из-за этого численным превосходством. Так было после Талаверы в 1809 году, после Фуэнтес де Оньоро и Альбуэры в 1811 году, после Саламанки в 1812 году. Не питал особых надежд граф Веллингтон и на 1813 год, скептически оценивая свои шансы в переписке с английскими политиками.


Веллингтон в 1813 году (кликабельно)

Collapse )

Рюмин и Бестужев - 11

[Spoiler (click to open)]Канцлер Российской империи Алексей Петрович Бестужев по всем важным делам всегда советовался со своим письмоводителем Олёшкой Рюминым, а поскольку был человек честный, хоть и сильно пьющий, все документы подписывал "канцлер Бестужев-Рюмин"...

"Да оне чо, все посбесилися там у себя, в Эуропах! - кричал канцлер, разбрасывая по кабинету свежие газеты. - Главный раввин Кемской волости ответил на речь государыни амператрицы про последнюю свейскую войну. Откуда в Кемской волости раввин?"

Collapse )



Витгенштайн и немцы

[Spoiler (click to open)]В очередной раз напоминаю, что по тэгу «е-буки» я пощу книги, найденные в И-нете, которые сам не читал (в противных случаях я предупреждаю в тексте), а кое-какие читать и не собираюсь. Но что-то мне подсказывает (иногда и ошибочно, да), что эти книги кому-то могут быть интересны и любопытны... И да - где искать книжку, все постоянные читатели тоже уже давно в курсе (там, где - нельзя называть, и ссылаться тоже нельзя).

На войне под наполеоновским орлом. Дневник (1812-1814) и мемуары (1828-1829) вюртембергского обер-лейтенанта Генриха фон Фосслера
Если вы интересуетесь Отечественной войной 1812 года - вот вам еще одно "свидетельство оцевидца". Если вы увлекаетесь теорией мемуаристики (насколько она "врива") - вот вам в одной публикации дневник и мемуары, в которые он был переработан. Если вы филолУХ, изучающий швабский диалект начала XIX века - вот вам параллельные тексты на немецком. В общем, со всех сторон выглядит, как полезная книга...



Collapse )

Мандалорцу заплатите звонкой монетой...

Вот так уж вышло, что побаловали зрителей в декабре прошлого года сразу двумя сериалами про "одиноких героев, ищущих опасности на свои задницы". И ежели "Ведьмак" опирался на произведения пана Анджея Сапковски, то создатели "Мандалорца" нырнули глыбже - сразу в недра американского фольклора и японского массового кино... (К слову, что-то, в отличие от "Витчера", я не вижу криков о том, что дроидов играют компьютерные программы, а у инопланетян "неславянская внешность"?)

Общеизвестно, что Дж. Лукас придумал сценарий для "первой-четвертой" серии "Старварсов", скопи3,14здив позаимствовав сюжет малоизвестного широким кругам быдлозрителей фильма Куросавы Акиры "Три негодяя в скрытой крепости". Видимо, посему творцы "Мандалорца" тоже решили не заморачиваться и "пойти по стопам", "прикоммуниздив" сразу два шедевра японского масс-культа: для одной из серий перелицевали "Семь самураев" всё того же Куросавы, а "общую идею" позаимствовали у манги 1970-х годов, по которой было тогда же снято шесть фильмов - "Одинокий волк и его младенец". Просто уже не самурай-убийца идет по дорогам Ниппона, отмахивая головы наемникам сёгуната и защищая сына-младенца, а одинокий воин-мандалорец летает по просторам галактики, спасая ушастого ребенка от лап "недобитой империи".

Collapse )



sigrig

Король Стефан - Второй крестовый

Сейчас может показаться странным, что жизнь и политика далекого Иерусалимского королевства могла сильно влиять на политику Европы, но это факт. Все-таки, именно поколение отцов европейских королей, графов и герцогов 1146 года, прославило себя покорением Иерусалима, вернув часть Святой Земли в руки христиан. Первый крестовый не был забыт, и, из Европы детей покорителей Иерусалима, виделся мероприятием героическим и романтическим. Из Европы не было видно, каким жутким гадюшником был мир тамошней политики, зато в Иерусалимском королевстве владели городами близкие родственники и свойственники европейской знати. Которые, к слову, относились к европейской родне спесиво и свысока, считая себя единственными знатоками восточной политики, которая уже тогда была делом тонким.



Раймунд де Пуатье принимает Людовика VII в Антиохии. Миниатюра Жана Коломба из книги Себастьена Мамро «Походы французов в Утремер» (1474)

Collapse )