October 4th, 2019

Город альтернативной лилии - 20

Война - это вам не покер, это шахматы

Смерть герцога Филиппо Марии Висконти освободила флорентийцев от одного опасного врага, но пробудила другого - король Альфонс I Неаполитанский (окончательно презревший ради интересов солнечной Италии все свои прочие королевства Арагон, Сицилию, Сардинию и устроивший в неаполитанских владениях "золотой век") "решил решить", что покойный "сердечный друг" перед смертью попросил его вторгнуться в Тоскану и завоевать Флоренцию. 9 августа 1447 года он вошел в Валь д'Арно (долину реки Арно) и захватил крепость Ченнина. Затем арагонец попытался перетянуть на свою сторону Сиену, но горожане решили в конфликт с соседями не вступать, ограничившись предоставлением королю продовольствия - ибо всё-таки боялисЯ его полчищ. Это был недвусмысленный "Аннибал у ворот" - флорентийцы выбрали военную Коллегию Десяти и наняли кондотьеров с бандами, почему-то двух заклятых врагов, Федерико да Монтефельтро и Сиджисмондо Малатесту, к которым приставили для наблюдения за их поведением двух комиссаров, Нери ди Джино Каппони и Бернадетто Медичи (из боковой ветви семьи, прозванной по месту своей сельской резиденции ди Оттаджано).


Федерико да Монтефельтро, герцог Урбино, потерял в бою правый глаз и верхнюю часть носа, так что на всех портретах велел рисовать себя в профиль слева...

Collapse )

Союз нелюдимый ахейцев свободных - 3

Политика и стратегия

Присоединение Сикиона к Ахейскому союзу означало смену политической ориентации не только относительно Македонии - в то время главным защитником "свободы Еллады от северных полуварваров" был фараон Египта Птолемей II. И всё было настолько серьезно, что Арат лично отплыл в Александрию. Помимо государственно-внешнеполитического у него был и "мелкошкурный" интерес - только Птолемей мог помочь ему в решении головоломки без выхода. Потому что после падения тирании в Сикион вернулись более 600 изгнанников и потребовали возвращения конфискованного и проданного имущества, которое нынешние владельцы, естественно, возвращать не собирались. Назревала гражданская война, и срочно где-нибудь надо было найти денег, иначе от нового витка усобиц выиграл бы только Антигон II, поддерживавший тиранов Сикиона и не поддерживавший Ахейский союз.


Птолемей II Филадельф (каким его предпочитали видеть аборигены Египта)

Collapse )

Под скрип гильотины - 10

Женская морда революции

Если некоторые французы наивно думали, что 14 июля 1789 года они видели "оскал революции в лицо", то они ошибались. До сих пор в "массовых мероприятиях" засветились только мужчины, а вот парижанкам еще только предстояло паказать "городу и миру", на что способна "освобожденная женщина Запада". Рано утром 5 октября 1789 года большая толпа домохозяек, тщетно простоявших всю ночь в очередях в хлебные лавки, собралась на Гревской площади и окружила здание ратуши, в которой ныне помещалась Коммуна Парижа. Постепенно (и довольно неожиданно) крики "Хлеба!" сменились скандированием лозунга "На Версаль!". Какая-то девица забила в барабан (откуда у девицы барабан?), потом кто-то (ни одному из исторЕГов так до сих пор и не пришло в голову попытаться разобраться, кто на самом деле иницииировал все последующие события) ударил в набат, и через некоторое время на площадь повалили уже рассерженные мужики из Сент-Антуанского предместья с дубинами и пиками, пытающиеся спросонья выяснить - а в чем, собственно, дело?


К оружию, гражданки, на Версаль!

Collapse )

sigrig

Король Стефан - битва при Линкольне-2

Как таковая, битва при Линкольне началась с представления, в буквальном смысле слова. С турнирных трюков. Это сейчас подобная сцена кажется неуместной, но в двенадцатом веке она, несомненно, выглядела достаточно брутально, чтобы впечатлить противную сторону. Как марш прямо с парада в битву. Впечатлить до точки отступления, которое в этой стадии битвы не выглядело бы позорным бегством, но давало бы возможность сторонам разойтись мирно, не потеряв лица. Тем не менее, Роберт Глостерский отступать был не намерен. Во-первых, он не увидел ничего такого, чего не умел бы делать сам, причем лучше, а перед валлийцами людям короля и вовсе не стоило растрачивать пыл - эти ребята любому блеску предпочитали эффективную резню. Они стояли на фланге фланга под командованием Ранульфа Честерского. Другим флангом командовал Роберт Глостерский, а в центр они поставили группу, вообще не имевшую лидера - рыцарей, лишенных наследственных имений Стефаном, среди которых был и уже упоминавшийся ранее отчаянный авантюрист Балдуин де Редверс.



Collapse )