January 5th, 2019

Олифантериада. Книга 1. Песнь об Олифанте - 3

3.

Блас Вальмаседа любил, когда его называли доном — как-никак, он учился в семинарии два года до того, как сбежал еще на первую войну с французами и стал драгуном. К тому же он был в чине альфереса — первом офицерском, в который его произвел лично генерал Хоакин Блейк прямо перед несчастливым днем сражения при Медина де Рио-Секо, и до сих пор носил желтый мундир, заслужив у подчиненных герильерос прозвище «дон Кенар» (в глаза его так называть не рисковали, хотя звали не в насмешку, а из-за обычного для всех драгун цвета униформы). На данный момент, он же прохладный вечер после жаркого дня на венте (постоялом дворе) где-то у границы Галисии и Португалии, дон Блас распекал своего заместителя, Пако Пиментеля, за его вечное ворчание, что другие «кабос партидас» (главари партизанских отрядов) уже давно произвели сами себя в полковники, и их заместители стали майорами, а он, Пако Пиментель, до сих пор носит нашивки саргенте (сержанта).

«Да кто ты такой, Пако Пиментель, и что о себе вообразил? Эмпесинадо и Хавьер Мина только капитаны, а ты хочешь стать майором? Святой Эрменегильдо и святая Капитолина! Может, для начала поколотим безбожников поосновательней, чем тогда, когда вас, лоботрясов, была дюжина, а их всего пятеро, и вы бежали так, что ваши сверкающие пятки было видно на десять лиг в округе? В нашей партиде всего 70 человек, едва на половину эскадрона наберется, а ты метишь сразу в заместители к генералу Ла Романе?»

Collapse )



От банзая до Хокусая. Часть 3. Воистину Дзидай

Сталь и порох

Реальная власть в стране начала дробиться и распыляться. Сперва "шишку взяли" на местах сюго - военные губернаторы провинций (которых в Японии было много, штук 60). Из них постепенно выделялись могущественные семьи - даймё ("большое имя"), князья-феодалы, жившие по принципу "тут наши коровы, и мы их доим". Было их практически стопятьсот, и можно перечислить разве что самые крупные фамилии, постепенно подгребавшие под себя тех, кто помельче. На острове Кюсю "шишку держали" семьи Симадзу и Отомо, на Сикоку - пиратское семейство Тёсокабэ и клан Итидзё, в западной части Хонсю - Амаго и Оути, позднее усилился клан Мори, в центре - Хосокава, Асаи, Асакура, в Канто - Имагава, Огасавара, Мураками, Такэда, Ямана, Ходзё (самозванцы, претендовавшие на родство с родом сиккэнов), на севере - Уэсуги и Датэ. У всех их силенок победить остальных не хватало, но клацали зубами они изрядно, и процесс поедания большими маленьких, чтобы "в живых остался только один", стартовал после "Смуты годов Онин" 1467-1477 годов. Началась эпоха Сэнгоку Дзидай - "Воюющие провинции".


Основные самурайские кланы периода Сэнгоку Дзидай (тыц)

Об те времена, о которых пойдет речь, качественный и количественный состав самурайских армий довольно серьезно изменился. Не каждый даймё уже мог себе позволить раздавать кучу земель самураям - у многих столько просто не было, и потому большие самурайские отряды на конях с луками постепенно съеживались и скукоживались в числе. Да и роль конницы менялась - вместо перестрелок на полном скаку кавалеристы стали юзаться как ударная сила, для чего вооружались копьями-яри (или алебардами-нагината) и большими мечами (и, соответственно, росло число и качество доспехов).

Но основу армий даймё составляли уже не они, а "копейное мясо" - асигару. Это воины-пехотинцы, набираемые среди "неблагородных" сословий, вооруженные минимумом доспехов (чего их, бусурманов, беречь...) и длинными бамбуковыми пиками - чтобы останавливать самурайскую конницу. Асигару не надо было давать землю (они работали за харчи и жалованье), на время мира их можно было распускать по домам, а если много убьют - бабы новых нарожают.


Тяжела и неказиста жизнь простого асигару...

Collapse )

Этот день в истЕрии - 5 января

5 января 1766 года работающую паровую машину, которую собрал инженер-капитан-поручик Иван Ползунов, тщательно рассматривал какой-то иностранец, колупая болты и простукивая балки.

"И чтоу, работайт на парру?" - поинтересовался иностранец.

"На ём, родимом, на чом исчо ей работать, не шпирт же жечь, в самом деле", - ответствовал Ползунов.

Collapse )



Несчастная любовь XVI века

Не только Россия известна тем, что в ней надо умереть, да еще и полежать порядком в пыли и забвении, чтобы потом стать "нашим всем". Интересный парадокс - "отцом венгерской поэзии" и "самым первым мадьярским лириком" стал человек, чьи стихи отыскали и опубликовали только в XIX веке. Хотя жил и сочинял он почти на 300 лет раньше...

Несмотря на титанические усилия авторов литератОроведческих статей "залакировать героя", образцово-показательной жизнь Балинта Балашши (ака Балашша), барона Кеккё и Дьярмата, ни с какой стороны не назовешь. Прожив всего 40 лет (1554-1594), он умудрился промотать состояние отца, одного из самых богатых аристократов Венгрии, выйти для поправки дел за двоюродную сестру, захватить замок, который считал ее приданным (и из которого его тут же выперли), развестись через два года (может, из-за измены, может, из-за денег, а возможно, что и по причине неодобряемого церковью близкого родства), перейти в католичество (из кальвинистов - это Венгрия) и, наконец, погибнуть при осаде Эстергома турками. Это "в общем", а "по мелочи" - куча судебных дел за нападения, грабежи, похищения, присмвоение имуществ, тяжбы и пр. И да, продажа пленников преступлением не считалась - этим занимались все, кто воевал по обе стороны турецкой границы...

Collapse )



Ars militaris Mexicanorum

Los mexicanos

В вестернах я полюбил мексиканцев
ведь белые чаще всего засранцы
индейцы всегда всем народом страдают
а негров в вестерн вообще не пускают

зато вот амиго путь даже ладрон
но горд как последний швабский барон
сомбреро дырявое словно корону
несет он он навстречу джунглей закону

и пусть в основном он будет убит
вестерн шаблонами ведь знаменит
зато не будет нудной морали
и много текилы пульке мескаля

так вива Вилья и вива Сапата
привет пистолет и в жопу лопату
пускай полыхает в ночи ла пасьон
и не кончается революсьон

Collapse )



Иллюстратор, выпей яду...

Барражируя в мутных водах Озонума, выловил заинтересовавшую меня обложку:



Угадайте, чем оно меня заинтриговало? Естественно, мундиром. Никогда не читав роман СтендалЯ, я смутно помнил, что французы его поры считали писать роман об англичанах западлом. Ибо мундир-то я сразу опознал... Гуглопоиск довершил остальное:

Collapse )