October 25th, 2016

Из жизни Львов - 36

Эта земля была нашей...

Злобствующий Филипп Август, прознав про освобождение Ричарда, заключил новое соглашение с отиравшимся при его дворе Жаном де Мортеном - тот с щедрой барской руки отдавал восточную Нормандию, четыре крепости в Турени, а также Вандом - французскому вассалу графу Луи де Блуа (впрочем, племяннику как Филиппа II, так и Ричарда). Да еще и два знатных аквитанских бузотера, Жоффруа де Ранкон и виконт Бернар де Брос, присягнули напрямую Филиппу - как и граф Аймар Ангулемский.
Но всё это уже было судорогами лягушачьей лапки - Львиное Сердце высадился в Англии. У барона Гуго де Ля Поммере, сторонника принца Жана, при сем известии случился удар, от коего он и скончался, а замок Тикхилл, осаждаемый войсками нового верховного юстициария и архиепископа Кентерберрийского Юбера Вальтера, выкинул белый флаг. Во всей Англии остался только один мятежный город - Ноттингем. Туда и поспешил король, лично возглавивший штурм - после двух дней боев откинутые в цитадель повстанцы сдались 27 марта 1194 года.
Сдавшихся король помиловал - при условии выплаты выкупа. Ибо ему в очередной раз требовались деньги - на новую войну во Франции. Для этого Ричард устроил еще один аттракцион отнятия слонов - собрав всех, кому раздавал (за деньги же) земли и титулы в 1189 году, он объяснил им, что в тот раз они получали всё всего лишь в аренду на год, а кто не хочет возвращать (заплатив проценты за прошедшие 5 лет), тот пущай снова их покупает... Но основные бабки Львиное Сердце собрал, щедро продавая городам и общинам права на местное самоуправление. В общем всё нормально - деньги есть.


Нормандия в 1194 году
Collapse )

Вот он Корнель, он самый тот

Вот тут я начал разговор о произведениях Жана Расина. Причем то и дело ссылался на драмы Пьера Корнеля. А ведь о них-то я в оном ЖЖ и не отписывался! Не, вот тут есть немного, но без подробностей. Итого, я подумал и решил исправиться...
Наиболее полное издание пьес Корнеля на россиянском - Театр в 2 тт. Вот по нему и пойдет беглый обзор:

  • Комедия Компаньонка на самом деле больше походит на трагидраму. Все живы, и главная интриганка и злодейка Амаранта посрамлена, но... Ложечки остаются в том, что молодые люди, табунящиеся вокруг образцовой простодурочки Дафны, на самом деле предпочли бы ей ее компаньонку Амаранту - но девушка бедна, и потому рассчитывать на брак может, лишь одурачив кого-то из женихов. Фокус не удался, но этот мотив любви и бедности привносит в банальную комедию положенных характеров некую изюмину небольшого размера;

  • Королевская площадь доказывает, что замысел Компаньонки был не случайным - вместо плосковато-комических ужимок (типа как в Сутягах Расина) перед нами снова буря чувств - Алидор разлюбил Анжелику и хочет обманом ее передать в руки своему другу Клеандру. Хитроумный план не срабатывает - друзья похищают по ошибке другую девушку. В итоге Клеандр женится на похищенной, Алидор отмахивается от Анжелики, а та, чудом не униженная, но весьма обиженная, посылает всех на йух и уходит в монастырь. Снова не все счастливы, и снова блестящие светские молодые люди оказываются мелковатыми полуподлецами...

  • Иллюзия еще больше усиливает мотив трагикомичности - кровавая трагедийная развязка любовного четырехугольника (девушка любит молодого человека, он любит ее, но у него целых два соперника) оборачивается иллюзией, которую создал волшебник, чтобы показать всем им (а заодно и родителю жениха), чем такие страсти-мордасти могут закончится... Финалу, в котором трупы встают и идут за расчетом в кассу, позавидовали бы буйные брехты и беккеты ниспровергатели и экспериментаторы из ХХ века.

Далее идет полоса только хардкора, только трагедий:

  • Сид - Эверест и Джомолунгма творчества Корнеля, его мегахит и платиновый альбом. Родриго и Химена любят друг друга, но наглый отец девушки оскорбляет отца юноши, а в Испании такие вещи смываются только кровью - увы, поединок заканчивается летательно. Теперь долг Химены - требовать от короля казни убийцы отца. Любовь против чести - как это по-испански! Но подлые мавры тайно нападают на страну, Сид их разбивает, спасая отечество опасносте, и король милует его, попутно приказав Химене выкинуть уже всю эту хрень из головы и срочно жениться - вот, типа, оно и будет его суровое наказание... Короче, любовь победила, хотя и с помощью короля из махины;

  • Гораций - это не про поэта, а про знаменитую римскую народную легенду о поединке братьев Горациев с братьями Куриациями. Довольно суровая вещица - в жестоком бою погибают два Горация и три Куриация, за что выжившего брата проклинает сестра Камилла, невеста одного из его противников. И юный герой, весь такой горящий чувствами за родину за Сталина не находит ничего умнее, чем зарезать и сестру... Но тут же нОбигают благородные римляне во главе с Горацием-отцом и Горацией-мамой, которые говорят, что зародина выше чем зародню, а потому он виноват - но не виноват (ну, папу-то с мамой понять очень просто - так хоть одно чадо останется, а не вообще все помрут)! Да-да, натяжка в этом моралите явно чувствуется, но что более интересно - ее чувствует и Корнель, устами царя Тулла Гостилия монологично сожалея о смерти влюбленных. Трагический конфликт между личностным и общественным, млин, во весь рост за 300 лет до Оруэлла...

  • Цинна - довольно сложный психологический этюд. Эмилия, горя жаждой мщения за казнь отца, плетет заговор против императора Августа. Цинна не очень верит в заговоры и не совсем пламенный республиканец, но он влюблен в Эмилию и идет у нее на поводу - как и Максим. И критики не совсем правы, говоря, что перерождение героев к концу пьесы неестественно - они-то как раз ведут себя как взрослые дети: когда заговор раскрыт, пойманные за шиворот Эмилия и Цинна искренне каются и плачут, а Максим со страху вообще зарезывается (это кысмет, ибо он - отвергнутый любовник, и у него нет сценического будущего). Но подлинным глыбой-человеком предстает Август (интересно, кого в 1639 году Корнель хотель лизнуть - Людовика XIII или Ришельё?), который подавляет в себе человеческий гнев и ради спокоя государства прощает заговорщиков - хотя и после того, как ему вправляет мозги Ливия...

  • Полиевкт - внешне попытка подлизаться к католической церкви, живописав в лицах историю одноименного раннехристианского мученика. Но у гениев ничего просто не бывает - Корнель превращает ее в очередное столкновение характеров с принципами. Ловкий прощелыган-интриган Феликс сватает дочку Паулину (отнятую у простого влюбленного в нее солдата Севера) за знатного армянина Полиевкта, но когда выясняется, что тот - поганый либераст-белоленточник христианин, кидает зятя в узилища, а доче приказывает по-новой выйти за Севера, который очень удачно заделывается прославленным полководцем. Но Паулине как-то стыдно бросать мужа в беде и бежать к старому любовнику - и она тоже заделывается в христианки... На самом деле христианские мученичества всё равно в нормальный сюжет не переделаешь, они (Полиевкт с Паулиной) таки смотрятся как парочка ПГМ-нутых. Но фирменный корнелевский конфликт чувства и долга имеется, и герои совершают его же фирменный выбор в пользу гражданских добродетелей...

Ф-фы, а это ведь только первый том. Сделаю-ка перерывчик.



НобИль, НобИль... Оставьте ваши глупости

Я смотрю, не утихают в ЖЖ-пространстве страсти по поводу псевдолитературного Нобеля... Ой, бросьте. Это ж с самого начала было что-то вроде шоу, а уж последние 50 лет вообще несколько шведов с сомнительными вкусами, входящие в комитет, просто стебутся над мировой литературой. Не верите? Пальцы загибайте - лауреаты, действительно написавшие что-то, что я согласен признать вкладом в мировую литературу:

  1. 1902 - Теодор Моммзен. Причем вряд ли его Римскую историю читают как изящную литературу...

  2. 1905 - Генрик Сенкевич, удачно попавший в синематографический тренд своими Кудя идемши и ОгнЕм и мечЕм...

  3. 1907 - Редъярд Киплинг, доказавший, что даже слепой нобелевский комитетчик раз в 100 лет попадает в цель;

  4. 1911 - Морис Метерлинк, удачно запудривший людям моСК своей Синей птичкой, а пуще того Жизнью пчел;

  5. 1923 - У.Б. Йейтс. См. Редъярд Киплинг;

  6. 1946 - Герман Гессе, сумевший написать одну, но гениальную книгу;

  7. 1948 - Томас С. Элиот, который заслужил хотя бы одною Популярной наукой о кошках...

  8. 1953 - Уинни Черчилль - см. Теодор Моммзен;

  9. 1969 - Сэмюэль Беккет... Ну, всё-таки за театр, хотя убивать надо за такую мизантропию, на самом деле, а не премии давать;

  10. 1982 - Габриэль Гарсия Маркес, за Осень и за Генерала - а более и не за что, всё остальное это манная каша на белой стене;

  11. 2006 - Орхан Памук... Ой, ну разве что за Черную книгу.

Вот и всё, ребяты (с) Остальное - сраная политика (не давать сильно левым и сильно правым, давать убогим, но неграм-инвалидам-педерастам-женщинам, не давать людям из культурных стран, давать обязательно туземцам с косточкой в носу и пр.), сраный реалиСМ (это не искусство, это форма насилия над людьми, за которое вымогают гонорары) и просто срань господня... 11 человек за 116 лет! А вы тут каждый год ждете каких-то небесных откровений, а потом руки ломаете - ах, песнЕ, ах сцЫхЫ... Фигня!