October 14th, 2016

Dell'arte в масках - 6

Луна и Петр

В каком-то смысле маска Пьеро тоже остается достаточно популярна и востребована до сих пор. Но этот персонаж заплатил куда большую цену, чем Арлекин или Полишинель - он до неузнаваемости изменился, потеряв даже родное имя.
Потому что изначально в венецианском театре дель арте эта маска носило имя Педролино. Уж таким его придумали в начале XVII века писатель Джулио Чезаре Кроче, создавший сказку Бертольдо, Бертольдино и Кассеньо, и актер Фламинио Скала, взявший образ Бертольдино и превративший его в персонаж. Это был типичный дзанни, причем скорее второй, чем первый - простонародный, глуповатый, ленивый, гоняющийся за мимолетными удовольствиями, склонный к интригам и дуракавалянию. Ну разве что слегка мечтательный и фантазер. Выделялся он разве что большим количеством вариантов - в разных местностях этот характер носил имена Пьеро, Пьерро, Пальяццио или Пальясс (то бишь Ломаная Солома - да-да, слово паяц именно отсюда), Бажьяццио или даже Бураттино. В конце концов, самым популярным вариантом его имени стал Педролино.


Педролино (модерн эдишн)

Collapse )

Из жизни Львов - 34

Ядовитые жабоеды

Ричард Львиное Сердце сидел в замке Хагенау, ожидая, когда его эмиссары соберут 70 000 марок выкупа. Его верный брат Жан де Мортен находился в открытом мятеже и присягнул французскому королю Филиппу Августу. А в Германии неожиданно нарисовалась новая опасность - против Генриха VI собралась очередная коалиция князей: герцог Брабанта и Лимбурга Генрих I Смелый, архиепископ Кёльна Адольф I фон Альтена-Берг, архиепископ Майнца Конрад I фон Виттельсбах, ландграф Тюрингии Герман I, маркграф Мейсена Альбрехт I Гордый, князь Богемии (Чехии) Пржемысл Отакар I и его брат Владислав Моравский, герцог Церингена Бертольд V Богатый, король Дании Кнуд VI и уже знакомый нам Генрих Лев. Поводом для их выступления стало таинственное убийство брата Генриха Смелого, епископа Альберта Льежского (Люттихского), случившееся 24 ноября 1192 года - в нем обвиняли императора. Собравшиеся в эту группу получили от папы Римского Целестина III отлучение от церкви убийц епископа, а поскольку они обвиняли в этом Генриха VI, то получился (хотя Целестин III этого никак не предполагал) как бы мандат неба на низложение Гогенштауфена и возведение на королевский престол Генриха Брабантского.


Пржемысл Отакар I, князь (позже король) Богемии

Collapse )Collapse )


Сестра, упомянутая в тексте - это кто-то из дочерей Людовика VII и Алиеноры, единоутробных сестер Ричарда, либо графиня Мария Шампанская, либо Алиса (Аэлис), графиня Блуа и Шартра. Поэтические способности Львиного Сердца как бы были направлены не только на нерадивых подданных, плохо собирающих выкуп, но и на самого Генриха VI - в молодости он баловался миннезангом и даже стал автором трех дошедших до нас стихов.
Впрочем, Генрих оказался не глух к голосу не только трубадуров, но и разума - он предпочел, чтобы его королевский пленник уладил дело миром, ведь многие из восставших феодалов были родичами и союзниками Плантагенетов. И Ричард смог организовать встречу князей в Кобленце, где они согласились отказаться от своих претензий, если император публично поклянется в непричастности к смерти Альберта, а также даст согласие герцогу Брабантскому выбрать нового епископа Льежа на свое усмотрение. Генрих VI на всё это согласился. К тому же у императора появился новый повод не доверять Филиппу II - тот 14 августа 1193 года женился на Ингеборге (Изамбуре) Датской, сестре короля Кнуда VI, одного из упорных недоброжелателей Гогенштауфена. В общем, встреча в Вокулёре так и не состоялась.
В Англии тем временем силы законности и правопорядка окончательно задавили мятеж принца Жана - его сторонники сдали замки Виндзор и Уоллингфорд, и в руках у них оставались лишь Ноттингем и Тикхилл. Жан заключил с матерью перемирие до 1 ноября 1193 года - Дня всех святых. В Аквитании обострился очередной представитель злобной семьи Тайеферов на графском стуле в Ангулеме - Аймар I, младший брат уже мелькавших в истории бунтов и мятежей Вульгрена III и Гильема VII. Но и его выступление было быстро подавлено. Собственно, Филипп Август чего-то смог добиться только в Нормандии, за счет прямого предательства принца Жана - захватил Нормандский Вексен (за который так упорно и долго горой стояли Генрих II и Ричард), а также графства Омаль и Э. Некоторые нормандские бароны перешли на сторону Франции, и король осадил Руан. Но оборону города возглавил соратник Ричарда, вернувшийся из Палестины - молодой граф Лейстера Робер де Бомон. А вскоре печальные вести из Германии заставили французов убраться восвояси...

Чтобы два раза штаны не спускать...

...давайте сразу уже поставим памятники Малюте Скуратову, Роману Унгерну или Николаю Ежову... Каких еще заплечников забыл? Напоминайте.
Как всё-таки изобретательна, угодлива и гибка превдороссийская псевдоинтеллигенция в оправдании кого угодно и чего угодно - лишь бы сверху сказали "фас!" и разрешили вилять хвостом.