September 8th, 2016

Из жизни Львов - 25

К'говавый геноцид

Даже будучи больным, Ричард приказывал носить себя в окопы лично и руководил стрельбой осадных орудий. Целые куски стен Акры обваливались, и пушной пИсец нашептывал гарнизону, что пора заводить верблюда. Начались долгие упорные восточно-базарные переговоры о сдаче, которые крестоносцы благоразумно решили подстегнуть новым штурмом: 3 июля французы бросились на крепость, а анжуйцы отбивали обязательное в таком случае нападение на лагерь, которое из-за холмов предпринял Аль-Адиль Сайф ад-Дин Абу Бакр Ахмад ибн Наджм ад-Дин - младший брат Саладина (для краткости именуемый обычно аль-Адилем), отважный и опытный воин, ставший для мусульманских (и некоторых европейских) хронистов образцом мусульманского рыцарства. У Филиппа опять ничего не получилось - в плен попали маршал Франции Обри де Клеман (умерший от ран) и Конрад Монферратский, которого... сарацины торжественно и с почестями отпустили, потому что человек хороший. Зато Ричард успешно отбил атаку на лагерь и сохранил в целости всё имущество крестоносцев.


Монета аль-Адиля, который позднее станет султаном Египта

Collapse )

Лев Африканский (А ты не Киплинг...)

Многие думают, что я упертый консервативный ретроград, который стоит на своем из принципа на своем постоять и ничему новому не открыт и не симпатизирует... Специально для таких я периодически делаю выходы за рамки, чтобы оценить ситуацию - а стоило ли узнавать то, чего я еще не знаю?
Вот недавно решил прикинуться абсолютным незнатоком российского Серебряного века, ибо подустал читать вопросы, как я к нему отношусь, а мои там и сям разбросанные замечания о том, что мне нравятся Саша Черный, Игорь Северянин, Надежда Тэффи, Даниил Хармс и Осип Мандельштам (и не нравится, например, Велимир Хлебников) все пропускают мимо ушей. Решено - постановлено, купил большой (очень большой и представительный) сборник стихов Николая Гумилева и добросовестно прочел...
И вот что имею сказать. Нет, это ни в коем случае не русский Киплинг, и Киплинг рядом с ним не стоял в обоих смыслах (сочинял и лучше, и про другое). Имперский трубадур всегда и везде писал не об Индии, Африке или Китае - он писал о людях, о противостоянии цивилизации и варварства и о кодексе чести. География и природа в его стихах - это просто декорации, дающие белому человеку или настоящему благородному дикарю проявить себя в полном объеме (в Лондоне, например, очень трудно красть кобыл у британских полковников и преследовать конокрадов в горах).
А стихи Гумилева можно разделить на три части (условно):

  • Юношеские стихи бунтарского содержания, про карты, смерти, Сатану (они же конквистадоры и пираты). Они яркие, но очень понятно, что юношеские, и развития эти темы иметь не будут (и не имеют, иссыхая в дальнейших сборниках тонкими ручейками) просто потому, что в зрелом возрасте их развивать адски трудно, как трудно всю жизнь оставаться юным раздолбаем;

  • Нарастающая с теми же годами абстрактно-условная лирика неясных образов и нечетких смыслов (деревья, птицы, девушки, любови, проклятия, разлуки и вечные муки и пр.), дань общему мэйнстриму Серебряного века, и потому самая неубедительная для меня, пресная и невнятная часть творчества Гумилева;

  • Стихи про дальние края и опасные путешествия, а также экзотических зверей и дикарей. Вот это оно - самое настоящее у Гумилева, самое его, ибо это наиболее яркие, сочные и оригинальные тексты. В отличие от Киплинга, ему очень важно, где действие происходит, и Китай у него - китайский, Абиссиния - африканская, а Египет - с пальмами. Тут и красивые метафоры, и яркие пейзажи, и красоты русского языка, и разнообразные ритмы и размеры. Именно это, ИМХО, создало ему такую громкую поэтическую славу и до сих пор является его вкладом в национальную поэзию.

Так что в некотором смысле никакой Гумилев не эпигон, Киплинга ли, Блока ли с Брюсовым. Он - вполне себе самодостаточный автор. В мои любимые поэты он не пробился, однако ж останется среди тех, котго иногда будет приятно перечесть на досуге под настроение...