July 3rd, 2016

Записки секретного человека

Рыцари плаща и кинжала редко берутся за перо и бумагу, чтобы описать свои приключения. Причем и эти случаи надо делить надвое, ибо некоторые "секретные человеки" привыкают за жизнь морочать окружающих и "соблюдать режим молчания" настолько, что и в писаниях "к потомкам" изображают что-то нудное, канцелярское и стерильное - см., например, опусы гг. Николаи и Даллеса. Так что воспоминания секретных агентов лишь иногда превращаются в любимый читателями жанр "пыщ-пыщ и роковые красавицы". Причем в этих случаях хорошо видна "твердая авторская рука", не дрожащая при необходимости для красоты и самовозвеличивания и соврать чего-нибудь...
Записки одного из "секретных" персонажей российской истории, Якова де Санглена, находятся как бы в промежуточном состоянии между этими типами. Рассказать этому человеку было чего - в начале XIX века он чем только не занимался: преподавал тактику и писал военные учебники, усмирял крестьянские бунты в Подмосковье, служил руководителем канцелярии в министерстве полиции, а войну 1812 года и Заграничные походы проделал в должности генерал-гевальдигера (руководителя военной полиции) русской армии, выйдя в отставку в 1816 году.
Однако де Санглен написал "избранные места из покрытой темнотой биографии", сосредоточившись в основной части текста, как становится ясно из контекста, на тех моментах, в которых "общественное мнение" превратно, как ему казалось, трактовало роль его особы. Таковыми оказались:

  • Конфликт с князем Волконским во время путешествия последнего "по Эуропам";

  • Конфликт с министром полиции Балашовым и "дело Сперанского";

  • Конфликт с Кутузовым в 1812 году;

  • Выход в отставку в 1816 году;

  • Визит в Петербург и свидание с Николаем I в 1831 году по поводу "доноса" князя Голицына.

Вы будете смеяться, но во всех этих эпизодах автор оказывается рыцарем в сияющих доспехах на белом коне, а все вокруг - Волконский, Балашов, Армфельт, Кутузов, Голицын, Чернышов и даже в чем-то сам император Александр - плели интриги и расставляли силки для неопытной, но прекрасной души, кто по низости характера, а кто из "соображений государственных".
Впрочем, описание интриг вокруг Сперанского (например) весьма любопытно, и "проливает несколько капель света на это темное дело". То же самое случается в коротком очерке событий 1812 года, где де Санглен, помимо прочего, еще и выступает в роли горячего апологета Барклая. Так же становится ясно, какие "тайные враги" занимали воображение государей той эпохи - увы, до международного шпионажа мир еще не дорос, и все опасения были направлены на полумифических франкмасонов и прочих иллюминатов...
В общем, классический случай "хорошо, но мало!" и "заказчик требовал продолжения банкета".



Феерический думохлёб

Блюхер со своей армией прорывался к Веллингтону, но по независящим от него причинам он не мог сделать это быстро. Поэтому у Бонапарта появился шанс атаковать и уничтожить Веллингтона до подхода пруссаков. Естественно, он отсылал приказы Груши любой ценой задержать пруссаков на максимально возможное время. Груши не суждено было выполнить эти приказы отчасти из-за того, что он неправильно истолковывал их. Но главная причина заключалась в том, что он не знал, в какой стороне от французов, пруссаков и англичан он находился. Единственное объяснение тому, что Груши заблудился, крылось в его неумении читать карту. Кажется невероятным, что человек, которого величайший военный картограф того времени, Бонапарт, назначил главным командующим, имел такой недостаток. Но любая война полна подобных загадок. Какие бы ни были причины бездействия Груши, главное то, что ни он, ни его люди больше уже не принимали участия в кампании. Он оказался совершенно бесполезным для своего командующего. С равным успехом они могли бы остаться в казармах Парижа.

Млять, ну где таких мудаков делают, а???