May 6th, 2016

В этот день дохрена лет назад - 6 мая

6 мая 1626 года довольный, как суматранский слон, минеер Петер Минёйт, губернатор Новых Нидерландов, танцевал в своей губернаторской резиденции, прогибая половицы и треща старыми досками. Неудержимый восторг окрылял его - тупые индейцы из племени манахатта продали ему остров в устье реки Хадсон (не мнущиеся такой ерундой голландцы называли ее исключительно Гудзон) за пригоршню барахла, которая в итоге стоила всего 60 гульденов. "Здесь будет город заложён!" - кричал минеер Минёйт, отплясывая павану...
В тот же день вождь племени манахатта, Пронырливый Куниц, открыл шкатулку старой испанской работы, и положил туда полученное от голландцев свидетельство о продаже острова. Там уже лежали и пожелтевшие, и еще относительно свежие листы, исписанные по-испански, по-португальски, по-французски, по-шведски, по-датски и по-английски, а также китайскими иероглифами и арабской вязью. Был даже кусочек пергамента с нацарапанными на нем рунами - разобрать можно было лишь подпись Лейфур Эйрикссон, лежал он на почти истлевшем от времени кусочке папируса с иероглифами и вполне еще бодрой обожженой табличке с шумерской клинописью. Вождь нацепил сторгованные от белых людей блестящие кругляшки с рогульками на нос и достал счеты.
"100 да 50, плюс 230 и 45, плюс 500 и еще раз 100, плюс еще 60... Ну всё, на открытие казино хватит. Передам внуку, Шустрой Руке, пусть его внуки покажут бледнолицым рептилоидам, кому завещал эту землю Великий Дух".



Белое королевство - 22

Возвращение государя

Итак, лето 1306 года, клятые английские оккупанты сломали в очередной раз независимость Шотландии. Элизабет де Бург (вторая жена Брюса), Марджори Брюс (дочь), Кристина и Мэри Брюс (сестры) и графиня Изабелла Бухан (та, что короновала Роберта I) были схвачены, а Найджел Брюс (брат) - схвачен и казнен. Мэри и леди Бухан подвесили в железных клетках в крепости Роксбург (Роксборо). Епископов Уильяма де Ламбертона и Роберта Уичарта от смерти спас только их сан, но они тоже были ввергнуты в узилища. Уильям Уоллес был пойман и казнен еще год назад (23 августа 1305 года), и защитить ридну Шотландщину было просто некому.


Не исключено, что Эдуард II

Collapse )

Жития басилевсов ромейских - 27

Михаил III - факин эмперэйтор

Смерть Феофила стала триумфальным завершением его царствования - власть тихо и мирно, без потрясений, перешла к двухлетнему младенцу Михаилу III. Естественно, что столь малое дитя править страной не могло, и регентом стала его мать, императрица Феодора. Однако эта святая (в буквальном смысле - ПЦ позднее ее канонизирует) женщина не пылала особым желанием вникать в каждодневные проблемы смазки и ручного запуска государственной машины, и фактическим правителем Византии стал великий логофет (глава правительства) Феоктист. Помимо их двоих, в регентский совет вошли родичи императрицы - брат Варда и дядя Мануил. Кстати, перед смертью Феофил приказал принести ему голову командира отрядов персов-ренегатов Феофоба - видимо, что-то подозревал. Так что потенциальная оппозиция была подавлена в зародыше.


На монете отчеканены Феодора, маленький Михаил III и его сестра Фекла

Collapse )

18-12 Южный вариант - 21

Ламберт тоже получил известие, что Домбровский идет к Борисову, и захотел опередить его. Утром 9 (21) ноября он выстроил свой отряд (около 10 000 человек) на опушке леса и атаковал редуты. Нападение получилось неожиданным, хоть гарнизон с 3 часов ночи и стоял под ружьем, и 38-й егерский полк ворвался в левый редут. Однако генерал Малаховский контратаковал его, штыковой атакой обил редут и преследовал егерей до леса. Здесь поляки, в свою очередь, были контратакованы главными силами русских, и отступили, потеряв левый редут.
Ламберт атаковал второй редут. В разгар боя генерал-майор был тяжело ранен; практически в тот же момент был ранен его заместитель, генерал-майор Вяземский. Однако благодаря энергичности командира 14-го егерского полка полковника Красовского (будущего героя Кавказской войны) правый редут был захвачен, а пехота Домбровского отброшена в пригородный лес. В этот момент появились опоздавшие накануне польские части, батальон и два эскадрона, и бросились в атаку на мост; воодушевленные их появлением, поляки вышли из леса и атаковали Борисов.


Сражение у Борисова (тыц)

Красовский бросил против свежей колонны две роты своего полка под командой капитана Романовича и батальон Витебского полка майора Колтовского, которые отбросили поляков из города. Тем временем егеря 7-го, 38-го и 13-го полков отбили контратаку Домбровского. Подоспевшая кавалерия довершила разгром 17-й дивизии. 2000 поляков были убиты и ранены, 2500 взяты в плен, захвачено 8 орудий; потери русских составили 2000 человек. Оставшиеся силы (около 1500 человек) поляков ушли к Лошнице.
А Чичагов ждал в Минске Эртеля и Лидерса, причем дождался только последнего. Эртель прислал небольшой отряд и ссылки на то, что мосты в Мозыре и Пузырикове сорвало идущим льдом. Адмирал был взбешен, и 7 (19) ноября отстранил Эртеля от должности, послав в Мозырь генерал-лейтенанта Тучкова 4-го, который должен был принять корпус и привести его на Березину. Но время было упущено, и ошибка стала фатальной: в день генерального сражения Чичагову отчаянно не хватало сил. Тем более что, узнав об исходе сражения под Волковыском, он испугался и за Волынь, и за свои тылы, и отправил через Слоним к Сакену корпус Эссена. Эти 10 000 штыков серьезно не изменили соотношение сил в Подолии, но именно их потом не хватило на Березине.
Сражение за Борисов стало самым кровавым из тех, которые произошли на Юго-Западном театре военных действий и по числу потерь, и по соотношению выбывших из строя к участвовавшим: поляки потеряли 73%, русские – 20% (на 4% больше, чем при Городечне). Значение его переоценить трудно – Наполеон лишился единственной готовой переправы через Березину. И, несмотря на то, что в последствии была найдена другая, у Студянки, было потеряно драгоценное время, предопределившая катастрофу на Березине.
Действия же польских генералов были хоть и печальны, но неизбежны. Даже Брониковский не смог бы эвакуировать все имущество из Минска, и куда – в Борисов? Разве что гибель отряда Косецкого была совершенно напрасна – то же самое время можно было выиграть, попытавшись оборонять Минск. Домбровский же держался, как мог, и при соотношении 2:1 результат был предопределен. Вряд ли стоит винить их в катастрофе армии Наполеона. Не меньшую долю вины несет Шварценберг, который мог бы не прерывать своего марша по следам Чичагова. И сам Наполеон, за всю войну так и не подкрепивший в достаточной степени Домбровского, чтобы тот взял Бобруйск.