April 4th, 2016

Людовик Огилви. Дневники - 5

19 июля. Ночью император с Волконским, Аракчеевым, Балашовым, Чернышевым, Мишо и некоторыми другими приближенными покинул свою главную квартиру и отбыл в Москву. Говорят, Аракчеев, Балашов и адмирал Шишков сделали ему представление о том, что без него будет весьма затруднительно организовывать и готовить резервы. Истинная же причина, по-моему, в том, что Александр, который всячески поддерживал план Фуля, после оставления лагеря так и не нашел в себе силы ни принять, наконец, на себя верховное командование, ни оставаться при армии в роли стороннего наблюдателя. В любом случае, нельзя не признать за ним мужество определенного рода: при его уме невозможно не понимать, что большая часть армии и общества упрекнет его в трусости.

Однако армиями по-прежнему никто не командует!!! Барклай лишь получил полномочия распоряжаться первой армией, вплоть до ее соединения с армией князя Багратиона. А перед тем Фуль нашел в себе силы и совершил, правда, не без давления со стороны Клаузевица, благородный поступок – пришел к императору и посоветовал ему передать главное командование Барклаю. Приличия соблюдены, и Александр смог сделать вид, что просто последовал его совету.

Имел вторую, более продолжительную и откровенную беседу с Барклаем и начальником его особой канцелярии полковником Закревским. Их опасения получили подтверждения. Один артиллерист-поляк, желавший служить в кавалерии, дезертировал и записался в уланский полк; здесь по стрижке волос его уличили и судили в Вильно. Попав в плен как раз по вступлении неприятеля в город, этот молодец, несмотря на предстоящую ему в русской армии смертную казнь, предпочел убежать из плена, и явился к генералу Ермолову. За такую преданность он был прощен и зачислен в кавалерийский полк.

Однако Закревскому этот герой рассказал еще кое-что. Поляк был так ловок, что вернулся с бумагами, похищенными у одного французского штаб-офицера. В них имелось квартирное расписание русских войск в Литве перед началом кампании, список генералов и верное исчисление войск, высчитанное по их хлебному довольствию.

Collapse )


Жития басилевсов ромейских - 9

Тиверий II - хорошо, но мало

Впервые за много лет переход власти произошел "естественным путем", без бузы и потрясений - Тиверий (взявший для благозвучия дополнительное имя Константин) был уже много лет кесарем и несколько дней - августом, то есть не нуждался даже в повторной коронации. Он происходил из Фракии, начал службу секретарем при дворе, дослужился до комита эскувиторов, возглавлял несколько победоносных военных кампаний. В кои-то веки (начиная, пожалуй, с Зенона, если мы остаемся в "пространстве Византии") у руля империи оказался профессионал, а не "продвинутый любитель".


Тиберий II - намного более симпатичный, нежели Тиберий I

Collapse )

Некропостинг - 3

Романс - это не совсем то, что поют пьяные любители "шансона" (изящно обозвавшие "городским романсом" блатняк и "пошлые пестни про любофф"). Романс, мн.ч. романсеро - испанский эпический и лиро-эпический жанр. А любители подробностей уже знают, где их искать - в Гугле...

РОМАНС I

Два красавца: дон Родриго
и гранадский мавр Харифе,
сыпля искры с острых сабель,
сшиблись, как волна и рифы.
Что заставило сражаться
этих грозных кабальеро,
разногласия во вкусах,
или спор в вопросах веры?
Нет, прелестные сеньоры
и милашки-сеньориты,
не за это быть сегодня
одному из них убитым.
В жаркой схватке на границе
мавр взял жену Родриго…
Рыцарь сей  вздохнул свободно
и зажил с тех пор счастливо.
Нет ревнивейшей мегеры,
нет заносчивой гордячки,
нет капризнейшей мотовки,
белокурой австриячки!
Но не долго длилось счастье –
мавр привез жену обратно.
ужаснулся дон Родриго –
это очень неприятно!
“Забери-ка, христианин.
Не могу терпеть я боле!
Лучше быть слугой шайтана,
чем влачить такую долю!”
Разозлился дон Родриго:
“Мавр, пустые молвишь речи.
Пусть вопрос сей щекотливый
мы решим в кровавой сече!..”

РОМАНС III

Грозно… пили два гранадца,
перепить друг друга споря.
По дороге дон Родриго
ехал, высохший от горя.
“Мавры, как же  вам не стыдно!
Алкоран ведь запрещает
потреблять в таких объемах
то, что бочки заключают!”
“Пьем мы на спор за сеньору.
хочешь, присоединяйся!
Оженись на мавританке,
в нашу веру обращайся”.
“Нет, сеньоры, я христьянин,
по своей зазнобе сохну.
А винишка я от горя
так и быть, пожалуй, грохну!”
Взял – и высосал полбочки.
Мавры рты пораскрывали.
“Что, гранадские сеньоры,
вы такого не видали?
Мавры, мавры, вам наука:
нет в моих делах обмана.
Погасить чтоб сердца пламень –
мало тут и океана!”

РОМАНС IV

Дон Родриго был в Париже
и обратно возвратился.
Долго думал, после плюнул
и решил пойти напиться.
За столом, с мадеры кружкой,
он делился с кабальерос
впечатленьем о Париже:
“Что касаемо до веры,
то ее в Париже нету.
Что до женщин – слишком много,
но публичных – дам приличных
там не видел я, ей-богу!
Пьют? Да, пьют в Париже вина.
Но не так, как мы, испанцы.
Слишком тихо, без задора
опрокидывают шканцы.
А коррида… Черт, корриды
не видал в Париже что-то.
Может, не сезон? А может,
Не престижная работа?”
Долго рыцари шумели.
И сошлись на том сеньоры,
что в Париже проживают
лишь мошенники и воры.

(Продолжение воспоследует...)

Черные, аки галка

ВотЪ и третий сИзон "Черных парусов" отсмотрен. Всё так, как и в первых двух - здорово. Легло мне надушу на 146%.
И даже епические баттлы наконец-то появились - сухопутный, где пИхота наступает в три линии, и морской. Можно резать кадры фанатам на Утрубе.
Мне тут подумалось - а не сбацать ли мини-сериялец по биографиям багамских пЕЙратов - героев сИрЕала? Потому что если кто не в курсе, то Эдвард Тич, Чарлз Вейн, Бен Хорниголд, Джек Рэкхэм, Нэд Лоу, Энн Бони и Вудс Роджерс существовали на самом деле, хоть и "совсем не такЪ", как показано. К слову, и "литературные биографии" Сильвера с Флинтом, понятное дело, имеются, как любимых персонажей миллионов фанатов.
Это так, к слову, музыкой навеяло...