March 26th, 2016

Белое королевство - 9

Золотой старт

Внутри Альбы Давид I проводил политику глобальной реструктуризации и англо-нормандизации, начав "золотой век шотландской государственности", длившийся следующие два века - страна никогда до и после не имела такой большой территории и внутреннего спокойствия и единства. На помощь ему потекли нищие и жадные "кадры" изо всех уголков "потуламаншского" мира: нормандцы де Брюс, де Морвиль (получивший по поместью фамилию Каннингхэм), Синклер, Умфравилль, Линдси, Бэлиол, Комин, Гордон; бретонец Алан, получивший прозвище Стюард по занимаемой должности (верховного сенешаля королевства); фламандец Фрэйзер. Все они станут родоначальниками аристократических семей лоулендеров ("равнинцев"), называемых невежественными невеждами кланами (а таковые существовали лишь в гэльском Хайленде), которые будут играть ведущие роли в истории страны. Таким образом Давид сформировал целое новое сословие - феодалов, зависящих не от своих родо-племенных сообществ (кланов), а от короля как от сюзерена, из рук которого они получали власть и имущество. А еще монарх получал рыцарскую конницу и феодальное ополчение - самую передовую на период модель организации конкурентоспособного (с англичанами) войска.


Печать Уолтера ФицАлана, второго стюарда Альбы

Collapse )

О "екатериненских орлах"

Никаких рассуждений, никаких словестных спекуляций - только цифры и факты...
Крепость Измаил 1790:

  • Строилась французскими инженерами, стены земляные (каменный только один центральный редут), с одной из трех сторон прикрыта Дунаем, на котором действует русская военная флотилия, с других - рвом, "местами наполненным речной водой";

  • Гарнизон - якобы 35 000 человек, хотя перед штурмом опрос пленных, проводившийся генерал-майором Михаилом Голенищевым-Кутузовым, указывал величину гарнизона в 15 000 человек, 365 орудий;

  • Армия Суворова - 31 000 человек, 600 орудий (включая пушки флотилии);

  • Потери обороняющихся - якобы 26 000 убитых и 9000 пленных;

  • Потери штурмовавших - якобы 5350 убитых и раненых, хотя существует и цифра "до 10 000".

Крепость Анапа 1791 год:

  • Строилась французскими инженерами, стены каменные, с трех сторон прикрыты морем, море русскими судами абсолютно не контролируется (нету их), для штурма доступна лишь одна сторона, с выдолбленным в камне рвом, наполненным морской водой;

  • Гарнизон - 15 000 турок и горцев, плюс 8000 горцев атакуют во время боя русский лагерь со стороны гор, 95 орудий;

  • Армия Гудовича - 20 000 человек, 36 орудий;

  • Потери обороняющихся - 8000 убитых, 13 500 пленных;

  • Потери штурмовавших - 4600 убитых и раненых.

Теперь абсолютно без рассуждений и словестных спекуляций, честно ответьте - какой штурм более впечатляющ?..

Вот то-то и оно.

 

Средние дети

Старшие дети наследуют всё
младших детей все любят
а средние сами всегда по себе
их жизнь не особо голубит

средние дети вострят нож складной
шпагу и кромку лопаты
вечно готовы к напасти любой
ремесленники и солдаты

средние дети на утлых судах
ищут новые земли
и часто привозят их в узких гробах
истертых как старые кремни

средние дети умеют стрелять
паять и штопать прорехи
умеют читать писать и пахать
и получать на орехи

средние дети не часто добра
вдруг наживают палаты
монеты из меди и серебра
вот всё чем они богаты

старшие дети наследуют всё
младших детей все любят
а средним досталось тугое житьё
их платье как речи грубо



Или перечти бутылку...

Все, даже те, кто книжки не читают, слышали пушкинский рецепт борьбы с хандрой - откупори шампанского бутылку, или перечти "Женитьбу Фигаро". Алкоголь я не пью, а применительно к тому, что перечитывать в подобных ситуациях, у меня немного другой рецепт - я беру стихи Бокаже.
Мануэл Мария Барбоза ду Бокаж[е], как нетрудно догадаться, португалец, живший в конце XVIII - начале XIX века "жизнью с непростой судьбой". Большую ее часть он пытался заработать себе репутацию "проклятого поэта", несколько раз дезертировав со службы  армии и живя литературными трудами, которые во многом сводились к стихотворной перебранке (виртуозного исполнения и скабрезного содержания) с "идеологическими противниками". Репутация его и погубила - на волне борьбы с "революционерами и франкмасонами" он попадает в тюрьму, где обретается около года, получает там "духовное прозрение" и многочисленные недуги, выходит на дарованное ему не слишком хлебное место литературного (в основном театрального) переводчика, на коем и помирает несколько лет спустя от аневризмы. Как говорится, сгорел на огне творческого честолюбия...
Но не всякий поэт, кто умер в лишениях - а тот поэт, у кого хорошие стихи. Пожалуй, Бокаже нынче - самый известный в узких кругах португальский поэт после Камойнша и не очень-то уступая Пессоа. Конечно, главным образом потому, что в прошлом веке его "переоткрыли" в Бразилии, обратив внимание на виртуозное владение формой вообще и талант великого (в португальской литературе - видимо, величайшего) сонетиста. Как ярчайший представитель уникального стиля роккоко, Бокаже доводит форму до совершенства, создавая сонеты "жужжащие", "шипящие" (с постоянным повторением звуков Ж и Ш) и "на диссонансах" (это когда рифма становится "хромой" из-за замены гласного звука).
Но мы (я) его любим не только за это, а за, как уже было сказано, роккоко - вся поэзия Барбозы есть стилизация и аффектация, "чувства, похожие на чувства", страдания утрированно-идеальных влюбленных по утрированно-идеальным возлюбленным, пародийно-бурлескные срамословия в адрес врагов и пр., которые не обходятся без огромной иронии и литературной игры. И никаких, слава тебе господи, "голосов угнетенных масс", "трагических преломлений окружающей действительности", "психологических зарисовок" и прочей лабуды, нанесенной мутными водами разнообразных "-реализмов"... Чисто стихи.


***
Смугл, синеглаз, тщедушен, хил и худ,
Одни лишь ноги выросли на славу
И нос - таким гордиться бы по праву,
Когда б он посредине не был гнут;

Чуть за какой-нибудь принявшись труд,
Бросает тут же; дик и крут по нраву;
Пьет ревности смертельную отраву
Из белых пальцев черный взяв сосуд;

Возносит сто молитв единым махом
Ста божествам - точней, ста девам - он,
Заклятый враг святошам и монахам...

Вот так Бокаж, талантом одарен,
Сказал всю правду о себе без страха
В тот день, когда был ленью разморен.


 

Все в Вер-сад

Досмотрел я первый сезон "Версаля". Получилось как в старом анекдоте про бордель - "ну не ужас-ужас-ужас!". Авторы "широко и плотно распедалировали" магистральные темы "зловещих заговоров неизвестных в масках", "человек-король и власть" и "легко ли быть братом человека-короля". Персонажи непрямолинейные, живые и "разновыпуклые". В общем, есть интрига, развитие сюжетов и прочие "драйверы".
Историчность, конечно, так себе - большинство сюжетных линий придуманы, раздуты из сплетен или откровенно перевраны. А интерес к "чисто внутридворовым междусобоям" привел к парадоксальной вещи - самыми неживыми и карикатурными персонажами стали Кольбер и Лувуа, им абсолютно нечем заняться в кадре, ибо вся эта война и экономика "не пришей кобыле хвост" - тут везде разбойники-убивцы, психоразборки и "зловещие преступления на крыше", не до собачек... Однако прочие персоны "ярко переливаются" - король, его брат, шевальё де Лоррен, Марешаль, Бонтан, Генриетта Английская и т.д. устраивают постоянный собачий цирк, выясняя, кто кого любит-ненавидит по Фрейду. Таким образом создатели "поддерживают градус".
Что ж, будем поглядеть второй сезон, когда уже его изготовят. Пока смотрибельно примерно на "три с плюсом".