December 12th, 2015

Семеро против, ваших нет

"За гуманизм и дело мира отважно борется сатира" (с) Я люблю сатирические произведения и писателей-сатириков (только не путайте, как это до сих пор делают в России, сатириков с авторами дешевых и пошлых эстрадно-харчевенных скетчей). Потому что они (произведения и писатели) бывают какими угодно, только не скучными. Водит пером сатирика сарказм, сардоническая желчь, тонкая ирония или даже добродушный юмор - это всегда признак неравнодушия к тому, о чем он пишет, страсти, порыва, душевных переживаний. Когда раздается со страниц очередной крик души "так жить нельзя!" - это всегда верно как минимум в отношении автора, который уже не может терпеть.
Ну и если говорить о сатире, то одна из самых мощных мировых ее школ давно уже расположена в Англии. А одна из любимых мишеней английской сатиры - снобы, люди, отчаянно пытающиеся затесаться в ряды "высшего света" просто потому, что "в обществе так принято" - преклоняться перед "элитой". Раньше объектом стремления снобов была аристократия, элита по рождению, но в ХХ веке появилась "новая знать" - люди "высокой культуры"...
Именно против снобов "нового типа" заострил свое ядовитое перо классик британской литературы Ричард Олдингтон в романе "Семеро против Ривза". Сюжет довольно прост - некий делец средней руки из Сити мистер Ривз в 1936 году решил выйти на покой и зажить в свое удовольствие. Правда, как оказалось, удовольствие ему обычно доставляют вещи весьма прозаические - еда, выпивка и болтовня с друзьями, но на заслуженном отдыхе времени столько, что такими способами его до конца никак не убить. И тогда жена мистера Ривза, миссис Ривз, решает приобщить мужа (а заодно и приобщиться сама) к "интеллектуальной элите" - писателям, музыкантам, художникам, дизайнерам. Но поскольку и сам мистер Ривз, и его жена о "высоком искусстве" имеют самое неопределенное представление, ими быстро завладевают шарлатаны, скрывающие за "новыми веяниями и отрицаниями пошлой рутины старых школ" свою духовную импотенцию, а на самом деле озабоченные тем, как бы выцыганить у мистера Ривза двадцатку-другую (впрочем, ставки, то бишь суммы, постоянно растут).
И вот практичный, неглупый, но банальный и абсолютно непоэтичный Ривз барахтается в сиропе лондонской богемы, рискуя утонуть, то бишь лишиться всего, что нажил честным трудом... А перед нами проходит галерея "модернистов", распускающих перья, как павлины, и свято верящих в то, что они (и перья их) - орлы. Олдингтон, сам отдавший молодость "модернизЬму и имажинизЬму", саркастически беспощаден и убийственно сардоничен в описании "культурных паразитов" - иногда даже создается впечатление, что, несмотря на его пошлость и банальность, мистер Ривз вызывает у него куда больше сочувствия, чем "признанные и непризнанные гении нашего века"...
В общем, смИшно, забавно и местами даже ферично. Мне понравилось.



Все сражения Железного герцога - 28

Осада форта Саламанки - если враг не сдается, его бомбардируют

Овладев обоими "ключами от Испании" (Сьюдад-Родриго и Бадахосом), Веллингтон наконец-то мог исполнить свою лелеемую уже более года мечту - спуститься с гор на тучные равнины и пожать на них урожай побитых французов. 13 июня 1812 года 53 000 британцев, португальцев и испанцев под командой Железного Графа (герцогом он еще не стал, а в графы был произведен в феврале 1812) двинулась из Сьюдад-Родриго в поход на Мармона, "подцепить за жабры" которого никак не удавалось с самой весны прошлого года.

 
Маршал Огюст Фредерик Луи Вьесс де Мармон, герцог Рагузский, и генерал-лейтенант сэр Генри Клинтон

Collapse )

В этот день дохрена лет тому назад - 12 декабря

30 раджаба 174 года Хиджры повелитель всех правоверных, кроме тех нечестивцев, которые отпали от истинной веры ради вер ложных, а также тех, кто никогда еще не видел света веры истинной, халиф Харун ар-Рашид, по своему обыкновению, гулял переодетым в простолюдина по улицам Багдада с визирем Джафаром бин Яхья Бармаки и с 50 стражниками, наблюдавшими за тем, чтобы наглые твари соблюдали почтительность к переодетому халифу.
Купив на базаре хурму, пахлаву и виноград бесплатно (Джафар ударом плети предотвратил бесстыдное желание торговца подарить халифу еще сто динаров, удовольствовавшись пятьюдесятью для себя, тайно положенными в карман плаща), услышав последние новости о внезапной смерти в корчах и муках всех своих врагов, их детей и детей их детей, а также наблюдав ежедневный танец счастливых сытых здоровых девочек, затеянный на главной базарной площади просто так, без всякого повода со стороны злобно щелкавших бичами стражников, халиф удовлетворенно констатировал, что правоверные под его могучей и справедливой дланью процветают. Уже уходя с базара, он заметил старую масляную лампу, на которой была прикреплена надпись "Тута джинн".
Забрав лампу с собой забесплатно (всего 10 динаров в карман Джафара), халиф принес ее во дворец и, сгорая от нетерпения, потер. Лампа покашляла ядовитым дымом, поскрипела и, наконец, ржавым и скрипучим голосом проверещала: "Джинн не отвечает, или временно недоступен. Пожалуйста, попробуйте потереть позднее".
Разочарованный халиф выбросил ерундовую фиговину в заднюю комнату для хранения ерундовых фиговин...



Стояли храбрые грузинцы - 8

Шило задницу найдет

Изгнание Саакадзе подтвердило явно то, что уже было и так понятно - не в нем скопились главные проблемы Теймураза I. Своей главной проблемой был он сам, бесконечно встревая в авантюры и получая в итоге приключения на свою задницу и страдания на долю своего народа. В Тбилиси, окруженном со всех сторон "силами законности и правопорядка", еще сидел Симон II (ака Симон-хан). И когда Теймураз поссорился (надо же с кем-то в отсутствии Саакадзе ссорится!) с Зурабом Эристави (который уже стал царским зятем), то Зураб переметнулся на сторону хана и снова превозгласил его царем Картли, оставив Теймуразу только Кахети. Тогда Теймураз оправился жаловаться на своего нерадивого зятя шаху, и Эристави так перепугался, что вернул "отца родного" обратно, прислав ему голову Симон-хана в мешке. Теймураз этому так обрадовался, так обрадовался, что... через несколько месяцев приказал убить Зураба, а сестру свою Нестан-Дареджан, бывшую жену Эристави, быстренько выдал за царевича Александра Имеретинского. Высокие семейные отношения...


Памятник Имам Кули-хану Ундиладзе в Иране

Collapse )