November 26th, 2015

Парадоксы диадоКСов - 12

Финики и киприоты

Антигон, получивший ультиматум, совершенно предсказуемо разозлился. Но поскольку был правителем умным и хитротыльным, принял четыре срочных решения. Во-первых, он тут же помирился с Полиперхоном, причем обоим пришлось сделать над собой усилия - Полиперхон, сохранивший в подчинении всего несколько городов на Пелопоннесе, расстался с эфемерным титулом регента, признав оный за Антигоном, а Монофтальм, в свою очередь, наделил бывшего врага, с которым только что воевал, полномочиями стратега Пелопоннеса. От старого вояки к властителю Азии даже приплыл его сын Александр с подтверждением союза. Во-вторых, Антигон послал своего племянника Птолемея (Неегипетского - имя-то среди македонян было довольно распространенное и любимое) с войском к Геллеспонту с наказом словить трех зайцев - побить по пути Асандра, закрыть Лисимаху переправу в Азию из Фракии и возмутить против него греческие полисы Пропонтиды (южного берега Мраморного моря).


Наймиты сговариваются на новую халтурку

Collapse )

В этот день дохрена лет тому назад - 26 ноября

26 ноября 2015 года от получения Отцом всех людей Тауатинсуйю Слова бога Виракочи Великий Инка Попопепалкомлупивсех был серьезно озабочен внезапно обострившимися проблемами с чибча-муисками.
Из-за того, что чибчи (вкупе с муисками) подстрелили из бадабумомета патрульного кондора, Великий Инка уже третий день не знал, что с ними делать. Главные советники, как обычно, заглядывали ему в рот и виляли жопами на все попытки спросить у них, что надобно предпринять. Разговор по душам с верховным глашатаем о том, почему Инка три часа, переодевшись, слушал крики глашатаев на базарной площади, но так ничего не услышал о чибча-муисках, закончился тоже вполне предсказуемо - вопросом верховного глашатая "так о чем изволишь, чтобы они кричали, солнцеподобный?". Не помогло даже любимое Инкой тайное слуховое окно в дворцовую кухню, любовно называемое всеми слугами (которые беззастенчиво им пользовались, когда правитель не видел) "Аменятамнет" - удалось лишь услышать жаркий спор двух поваров, Патриотнаха и Ацтекампродаха.
Первый призывал напустить на всех чибчей, а также на тех муисков, которые подвернуться под ноги, всех боевых лам империи, а сверху добавить боевых кондоров. Второй глумливо спрашивал, сколько еще осталось непроданных арауканам исподтишка недобросовестными командирами боевых кондоров, и что будут жрать ламы при таких ценах на рынке.
Попопепалкомлупивсех с замиранием сердца ждал, что ответит его любимец его нелюбимцу (честно говоря, Ацтекампродаха на кухне держали только потому, что он единствнный, кто умел готовить - а так давно бы уже скормили священным ягуарам). Патриотнах пораздувал с шумом щеки, потоптал ногами, похлопал в ладоши и, наконец, выдал с нотками угасающего, но всё еще обширного воодушевления: "Зато Чичен-Ица - наш!"



Одного не хватило...

Интернет-воины любят переписывать друг у друга фразы про "60 сражений Его Корсиканства" и "еще больше дофига" Суворова, не разворачивая оные списки для всеобщего обозрения - и не потому, что боятся быть пойманными на вранье, а потому, что тупо не знают этих списков, довольствуять перетыриванием самих фраз (например, у Его Корсиканства будет около 70, вопрос в нескольких "Больших Ямках", считать или нет). С Суворовым я сильно сомневаюсь, хотя если включать драки с мальчишками в детстве...
Зато с Веллингтоном всё ясно (лично для меня). Он дал за свою карьеру 49 сражений, из которых выиграл 37, 8 считаются закончившимися с неопределенным результатом, и только 4 проиграл.
Ежели вдруг читателям интересно, список можно развернуть, хотя он гуглится (правда, с неточностями, "натоптанными" отчаянными бонапартиздами)...



Все сражения Железного герцога

Бой у Бокстеля - "фирст блуд"

1794 год, кампания во Фландрии, после решения австрийцев отступать на Рейн англо-голландско-ганноверский корпус герцога Фредерика Йоркского отступает к Маасу, преследуемый армией Самбры и Мёза генерала Пишегрю. В конце августа союзники закрепляются на реке Доммель у города Буа-ле-Дюк, сохраняя связь с осажденной неприятелем крепостью Бреда. Пишегрю решает опрокинуть их левый фланг и заставить отойти за Маас, для чего 14 сентября внезапной атакой силами до 10 000 человек захватывает городок Бокстель. Два батальона гессенцев, силой до 1000 человек, сдались французам почти без сопротивления.


Фельдмаршал герцог Фредерик Йоркский, дивизионный генерал Жан-Шарль Пишегрю и генерал-лейтенант Ральф Аберкромби

Collapse )