October 31st, 2015

Моголы великие и ужасные - 11

2:0 в пользу змия

"Вектор внешней политики" Акбара состоял в присоединении того, что на западе, востоке, севере и юге - под землю и на небеса он еще не планировал. Покорив и поборов взбузившего брата Хакима в 1580 году (и отняв у него в 1581 году Кабул), а потом побрав в 1590-х Кандагар и Белуджистан, на западе падишах "вперся" во владения шахиншаха (Сефевидов) и "естественно остановился" (биться нинажисть с персами никто не собирался, ибо смысл?). На востоке присоединение Бенгалии также поставило "природный рубеж" - узкий и заросший "жунглей" горный Ассамский коридор в Бирму-Мьянму мало кого привлекал. На севере, понятное дело, никому не хотелось лезть в Гималайские горы, и присоединением плодородной Кашмирской долины всё и закончилось (Акбару полюбилось там гулять, и он несколько раз туда наезжал). Оставался непокоренный Декан на юге... Но тут "акбарский меч сломался в СССР" - длившиеся 12 последних лет его правления походы превратились в жестокую и беспощадную, а главное бесплодную молотиловку. Аборигены Южного Хиндустана решили лечь костьми, не пуская "зеленого дьявола ислама" в свои "вертограды истинного индуизма".


Аббас II принимает могольских посланцев

Внутренняя же политика империи свелась к тому, что дети Акбара росли и взрослели, а он, по примеру всех отцов всех времен у всех народов продолжал считать их слюнявыми сопливцами. От этого его старший сын Салим запил горькую и стал строптивым и непослушным сыном, а младший сын Мурад... запил горькую и умер от белой горячки в 1599 году во время осады Ахмаднагара, и к армии срочно пришлось посылать... шейха Абу-ль Фазла, автора "Акбар-намэ", которому срочно пришлось "переквалифицировАться" в полководцы. К 1602 году отношения Акбара и Салима зашли уже так далеко, что сын "хаотично блуждал" по империи во главе большого войска, то решаясь идти на Агру, то передумывая. Во время таких "метаний" ему попался с небольшой свитой Абу-ль Фазл, а поскольку друг друга они не любили (алкоголик! - надутый индюк!), то принц (то бишь шах-задэ) приказал шейха убить.
Узнавший об сем падишах впал в ярость и восхотел наложить тяжелую руку на своего же задэ, но... Тут выяснилось, что средний брат Данияль-мирза вот-вот загнется... правильно, от белой горячки. И если убивать Салима, то наследников в империи вообще не останется. Пришлось срочно мириться - Акбар и Салим торжественно воссоединились в 1603 году, и Данияль "умер спокойно" через месяц после этого события. Но папа ничему не научился - он снова начал орать на сына, запрещать ему курить опиум и пить алкоголь (то ли злился, то ли боялся и последнего задэ лишиться всё от того же "делириума") и даже позволял себе давать ему затрещины (34-летнему облому). Слово за слово - скандал - Салим заперт в гареме - на сей раз помирились.
Но тут появились некие доброхоты, которые начали склонять падишаха к идее отдать трон не сыну, а внуку - старшему отпрыску Салима Хосрову. Весь последний год жизни Акбара "хосровяне" боролись при дворе с "салимянами", однако перед смертью 17 октября 1605 года отец всё же решил не борзеть по полной программе, призвал к себе сына, велел ему надеть меч Хумаюна и объявил наследником. Впрочем, в глубине души умиравшего Великого Могола терзали сомнения по поводу того, что его сын "просрет империю"...


Салим-мирза за любимым занятием

Джиерджи Кастриота и прочие албанцы - 4

Турецкие идут

Религиозная принадлежность Гьона Кастриоты, как и у всех тогдашних шкиперских правителей, резко менялась в связи с переменами внешнеполитической конъюнктуры - такой уж он был XV век, ни туркам, ни венецианцам в голову не приходило, что человек иной веры может рассматриваться как объект долгосрочного сотрудничества. Когда "шишку держали" сербы, Кастриота был православным, когда пришли османы - сделался мусульманином, когда начал "системно сближаться" с венецианцами - "о землю ударился и оборотился" верным католиком. Например, в 1428 году, когда Гьон представил в сенат Серениссимы полания Мурада II с призывами атаковать венецианские владения в Албании - взамен за такую верность князь просил предоставить ему убежище, ежели вдруг придется тикать от турки.
И ведь как в воду глядел - в 1430 году султан наслал на Албанию большую армию Исхак-бея, который "зачистил" местных князьков и поотнимал у них большую часть владений. "Общая чаша сия" не миновала Кастриоту, который остался с "кусочком малым" и снова перешел в ислам - чтобы "было чем детей кормить". Но уже в 1431 году Гьон и его дети делают большой вклад в Афонский монастырь (на него там построили Албанскую башню).


Герб семьи Топия

Collapse )

В этот день дохрена лет тому назад - 31 октября

31 октября 1517 года монах Мартин Лютер прибил к дверям собора в Виттенберге 95 картинок порнографического содержания - "перевод" латинского переложения арабского трактата об "индийских радостях". Сделал он это анонимно, но был очень скоро заложен своими подельниками, ибо один человек быстро нарисовать 100 картинок в XVI веке был не в состоянии.
Вообще-то картинок было 100, но бежавший мимо до ветру пономарь собора воспользовался нижним краем тезисов по назначению. Так что в историю они вошли как "95 тезисов". Почему тезисов? Потому что собравшаяся вокруг толпа прихожан потребовала от единственного грамотного, студента-второгодника (пойманного в подвале дома священника с куском колбасы), объяснить, какой скрытый смысл автор вложил в такие явно похабные рисунки? Студент принадлежал к радикальному крылу, требовавшему церковного обновления (потому что за колбасу ему могли сразу оттяпать пальцы, а насчет борьбы против догматов церкви еще можно было подиспутировать, а потом отречься и покаяться) и истолковал каждую из картинок как то, что с папой римским и его кардиналами, а также продавцами индульгенций должны делать настоящие христиане.
Толкование студента было добросовестно записано сбиром, предоставившим документ в церковный суд. Суд предъявил его Лютеру, который, подумав, решил, что за порнографические картинки ему сразу отрежут... ухо, а насчет ереси и клеветы на папу можно еще богословски подискутировать, а уже потом отречься и покаяться - и признал текст своим сочинением...
Вот так в Европе началась Реформация.



Джиерджи Кастриота и прочие албанцы - 5

Возвращение блудного Скандербея

У Гьона Кастриоты было много детей даже по средневековым меркам - четыре сына и пять дочерей. Девочки были прилично пристроены в разные аристократические семьи: Мара вышла замуж за Стефана Черноевича, наследника деспота Зеты; Влайка - за Гьона Музаки из семьи князей Берата, а вторым браком - за Стефана Балшича, сеньора Марамонте; Елена - за Павла Балшу, еще одного одного из многочисленных Балшичей; Ангелина - за Владино Арианити, родича Гьерга; Мамика - за Музаки Топия, из рода принцепсов Албании. Старший сын Репош умер в 1430 или 1431 году. Станиша Кастриоти, как и Джиерджи, был заложником при дворе султана, но перед смертью в 1447 году "как-то" оказался на родине (что странно, учитывая нижеизложенные события), потому что его сын Хамза Кастриоти остался на попечении Скандербега. Констандин, видимо, также умер еще до смерти отца - никаких упоминаний о нем в истории Скандербега нет; и либо он, либо Репош был отцом другого племянника Джиерджи - Констандина Кастриоти.


Не прижизненный, но наиболее "человекоподобный" портрет Гьерга Кастриоти

Collapse )