October 13th, 2015

Самурайские штучки - 5

Железом и ниткой

Оружие - это хорошо, но с одним мечом или копьем в бою долго не протянуть. Надобна защита - доспех. И самураи, понятное дело, относились к доспехам вполне себе серьезно.
Когда еще не было в Японии никаких самураев, с IV по VIII век, знатные воины носили ламинарные (из больших металлических полос, соединенных нитями) доспехи танко и ламмелярные ("нанизанные" из небольших металлических пластин) кэйко. Поздние кэйко, с VIII по Х век, были уже "коробчатые" и похожи на первый самурайский доспех - о-ёрой.


Танко, ранние и поздние кэйко

Collapse )

(Продолжение следОВАет)

Отчего все смеются над попаданцами?

Над книжками про попаданцев принято ржать в голос. Однако для "ширнармасс" очень редко кто пытается серьезно объяснить, почему такая "литература - редкое гонево. Давайте же попытаемся на пальцах и конкретных примерах...
Возьмем эпоху, хорошо известную мне (чтобы мне не напрягаться), и событие, хорошо (гм, оптимизм... ну хотя бы немного, чуть-чуть) знакомое всем (чтобы мне не напрягаться). Сражение при Аустерлице подойдет - в учебниках есть абзац, а потом Левтолстов в книжке написал, и потом Нефедор Бондарчуков даже кино снял. Итак, некий наш среднестатистический современник-россиянин попадает в прошлое перед сражением при Аустерлице...
И тут сразу надо решить глобальный вопрос - Анинимус Попадонцов наш какое образование имеет? Потому что всего с 10 классами российского образования в прошлом делать нечего. Гуманитар или техножлоб, с каким багажом знаний придется ему покорять прошлое? Ну, сначала возьмем гуманитария (чтобы мне не напрягаться). Проблему тупого внешнего вида в кроссовках и маечке "Дееп Пурпле" наши авторы слава богу давно решили - Попадонцов приземляетс сразу в тело какого-нибудь тамошнего "участника жизни". И...
И тут уже простым выбором не обойтись. Наш Попадонцов просто обязан помимо канцелярита (который, ограничиваясь закосом под тугослышащего и односложными ответами "да", "нет" и "не знаю" можно долго выдавать за русский XIX века) сносно владеть французским, чтобы его понимал государь император (а кто же еще может помочь ему изменить историю?). Я понимаю, что мы отсекаем более 90% всех, обучавшихся в российских вузах, но "селява такова, какова".
Итак, каким-то чудом выучивший где-то французский Попадонцов попадает на прием к государю императору в образе генерала Пршибышевского, например (и это не мой стеб), и... И что? Что он знает про сражение при Аустерлице, чтобы попробовать что-то в нем изменить? Напрягая читанного тогда же, когда и учебник, Льватолстова (глубоко в юности), Попадонцов-Пршибышевский вспоминает, что его (сражение) продули, потому что не послушали Кутузова. Хрен Бог с ним - допустим, царь ему поверил, и они вдвоем растолкали дрыхнущего старика, который... честно вылупив глаза, клянется царю в нерушимой верности и готовности выполнить любой его приказ (как в реале). Попадонцов чувствует, как рушится его мечта повлиять на историю, но Александр дает ему последний шанс - спрашивает, что же делать-то?..
И тут наш Попадонцов понимает простой, как апельсин, и пушистый, как писец, факт - он НИЧЕГО не знает ни про битву при Аустерлице, ни про военное искусство начала XIX века. То есть, чтобы не облажаться, наш Пршибышевский должен не только калякать по-французски, но еще и шарить в русской военной истории на уровне доктора наук (настоящего, а не мединскова). Зря он учил маркетинг, дизайн и социологию. Вы таких много знаете? Ну, я, может, на двоих больше вот и все семь человек... Занавес?
Про техножлоба попробую расписать потом.



В этот день дохрена лет тому назад - 13 октября

13 октября котмистр наук и лиценцикот права Кошкаламанкского университета дон Кисхот де Мяура решил сидеть дома и не принимать участие в ученом диспуткоте, потому что 13 раз за ночь ему приснились 13 черных мышей, которые 13 раз каждая произнесли слово "тринадцать" на коталонском, котстильском, коталисийском, котартугальском, котандалузском, францукотском, бретонкотском, немекотском, итальякотском, нидеркотском, даткотском и шведкотском языках. Что дон Кисхот счел явным дурным предзнаименованием.
Потому он остался дома и приготовился угостить себя кувшином на двенадцать бокальчиков поркотвейна, двенадцатью мышбургерами, двенадцатью листиками салакота и двенадцатью дольками засахаренного апелькотсина. Но как только кабальеро де Мяура приготовился вкусить кототрапезу, в его дом с шумом и писком ввалились 13 мышей, громко крича, что они быкалавры свободных наук и устроят ему сейчас котриду.
"Алькотсил, алькотсил!" - тщетно взывал дон Кисхот к служителям правопорядка, после чего, видя бесполезность призывов, спешно покинул свой дом через заднюю дверь. На улице его уже поджидали дон Песблох и 12 его приятелей, известные в Кошкаламанке забулдыги и драчуны...
Проведя остаток дня, забившись в самый дальний угол котсобора Кошколаманкской Бокотматери, дон Кисхот дал себе твердый зарок - 13 октября каждого следующего года покидать Кошкаламанку и уезжать в Вальякотлид, к котокузену.