June 14th, 2015

Зарусьпорвусь (3 серия)

Группа убийц разрабатывает новый смертельный план. Русичи в деревне и в остроге празднуют один из самых главных праздников - середину половины лета, или Хреновдень, в честь свадьбы бога Многокрада с богиней Немыкошью-Нетелешью. В этот вечер русичи сваливали в большие копны коноплю, поджигали ее и устраивали вокруг костров веселые игрища с поруганиями. Воспользовавшись праздником, Велеблуда с помощью приготовленного Пипетцио отвара соблазняет Похотуна, и тот проводит их обоих ночью в острог. Пипетцио хочет отравить колодцы и еду в амбарах, но его замечает Сиськогнева и поднимает тревогу. Опоенный отравой Похотун убивает ее вилами в спину и бежит с Велеблудой. Пипетцио пойман у колодца гридями и вступает в магический поединок со Смертуном. Маг и знахарь кастуют файерболы, ледяные стрелы, молнии, ядовитые бомбы, пока наконец не пользуются одновременно заклинанием 80 левела "сдохнивесь" и не испепеляют друг друга. После гибели Пипетцио действие его дурмана спадает, и Похотун убивает Велеблуду вилами в спину, а потом сам бросается на вилы спиной.
Убийцы тем временем уверены, что Пипетцио отравил воду и еду, и Шмаматыр с помощью почтовых сусликов вызывает орду хазар-мазар и кагана Осю Перепончика. Хазар-мазары вторгаются, грабят крестьян, жгут амбары, режут скот, ругаются над девками и обрезают крайнюю плоть тем, у кого ее найдут. Затем орда подступает к острогу, и следует эпический штурм, в котором погибают все хазар-мазары и поножевщик Млядун, подло убитый Халатддином в подмышку. В анатомически прорисованном поединке Писун убивает Осю Перепончика. А в финале баттла Кривун поражает Шмаматыра заговоренной стрелой, которая входит в жопу, а выходит из левого глаза.



Зарусьпорвусь (4 серия)

В столице русской державы плетут свои темные козни-мозни заговорщики. Буйнозад, Доброкрыс и Щукохват подговаривают княжича Плоскодума убить отца и самому стать князем. В последний момент тысяцкий Костехруст спасает Плоскослава и бросает в узилище княжича и мятежных бояр. Но иудей Шмулька и староста фряжских купцов Дукатос подкупают стражу, и заговорщики бегут в Рим, прихватив княжескую казну. В Риме Плоскодум отрекает ся от богов, переходит в поганое латынянство и женится на дочери короля остальной Европы Сукославе.
А в Дрищёвом остроге Скольконадополк и гриди справляют тризну по погибшим друзьям - Рыгуну, Сиськогневе, Смертуну и Млядуну. Писун, Кривун и Бревун дают страшную клятву отомстить за их смерть, тут же скрепленную жертвенной кровью зайца и бочонком пива. Скольконадополк и Полнозада продолжают любить друг друга, но девка по-прежнему не соглашается на поругание до объявления перед волхвами. Воевода не может этого сделать, поскольку дал смертельную клятву князю Плоскославу не жениться до его кончины. Все страдают.
Свинблинд, Хоблинроблин, Триппельен и Халатддин пытаются придумать новый коварный план. Случайно в лесу Триппельен встречает девку Малодуму, соблазняет ее и узнает, что каждую ночь все девки из острога ходят на озеро для старинного девкинского ритуала "постирухи". Хоблинроблин вызывает с помощью сигнальной стрелы лесных бандитов Гуда Блуда, которые захватывают всех девок из острога, в том числе и Полнозаду. Утром Триппельен идет в острог и ставит ультиматум - либо защитники выдают Скольконадополка, либо все девки будут сперва поруганы, а затем убиты. Гриди в замешательстве, но на помощь им приходит старая карга Зажилася, которая уже давно не ходит на "постируху", зато владеет ведовством и мороками. Старуха создает призрак Скольконадополка, который и идет в лагерь бандитов. А поскольку те всё равно не отдают девок, гриди выскакивают из кустов, и происходит епическое побоище, в котором погибают все бандиты. Кривун заговоренными стрелами убивает Хоблинроблина и Гуда Блуда, но погибает от проклятия заговоренного лука Хоблинроблина, на который польстился как на трофей. Полнозада с помощью корыта для "постирухи" убивает Триппельена, но получает смертельную рану от Свинблинда. Безутешный Скольконадополк оплакивает гибель своей возлюбленной.



Первый блин

Итого, обещанного три года не ждут. Отписуюсь насчет "первой научно-популярной биографии" фельдмаршала Румянцева.
Пацан сказал - пацан написал. Эта книга именно что не монография, а самое ни на есть что "научпипл". Автор обладает несомненно бойким слогом (ну, в смысле, борзо пишет, на гладкую четверку с плюсом), обильно припадает к источникам, очень удобно для него собранным в прошлом веке в четырехтомном издании документов Румянцева, добросовестно следует хронологии и не отклоняется от "краткого курса партии и правительства". Пассажи, выбивающиеся "из общего ряда" редки, но они есть - автор, например, ядом дышит на Украину, что выливается в употреблении слов "Новороссия" и "новороссы" при каждом удобном, а паче того неудобном случае. Слово "украинский" он употребляет пару раз в сочетаниях типа "отец украинского национализма". Остается страшной загадкой - отчего так мирно и тихо усмиренная при Екатерине и Румянцеве Новороссия не растворилась навек в Российской империи, а сохранила на долгие годы "яд украинства"?
На сем, увы, достоинства книги заканчиваются, и начинаются недостатки. Автор считает своим долгом добросовестнейшим образом придерживаться исторической концепции школьного учебника по истории. Пытр - великий настолько, что даже совсем не западло быть его бастардом. Времена Анны - застой (правда, панегирик Миниху немного выбивается из контекста, но на самом деле хвалить его - это тренд последних лет). Семилетняя война - великий подвиг русского оружия, и Петр Салтыков - пророк его (а Лаудон при Кунерсдорфе, оказывается, помог россиянам лишь тем, что послал в атаку два эскадрона кавалерии). Главное же, что под конец раздражает не по-детски - тупо-бревенчатое повторение тезиса о том, что Румянцев-де и его "соратнеги" "отказались от косной линейной тактики" ради уже ставших пресловутыми "колонн и рассыпного строя". Вплоть до того, что Румянцев же их и родил, как и егерей. И более того - рассыпной строй-де, вместо "громоздких каре", юзали русские солдаты в турецких войнах! Мля...
В общем, автор страдает "болезнью общих мест", он не пытается найти новые или более достоверные объяснения событий, всегда довольствуясь официальной точкой зрения. Так что в целом книга получается таким большим и "немного фактурным" перечислением основных событий жизни Петра Румянцева, слегка переложенных размышлизмами автора о "пользе империй", "извечном существовании классовой борьбы" и "русские и новорусские - братья навек". Прочитать можно, потому что альтернативы нет, и даже легко пойдет (стиль всё-таки не кирпичный). Но особых откровений, открытий и интересных точек зрения не ждите...