June 8th, 2015

А вот так бывает

Оглядел унылые ряды непрочитанных книжек, и взалкала душа чего-нибудь красивого. И взялся перечитывать роман Горана Петровича "Осада церкви св. Спаса".
Книга сия уникальна, и другой такой мне вообще не попадалась. Петрович серб, потому его сравнивают с Павичем, на которого он, безусловно, во многом похож, но еще больше в нем своих, самобытных черт. Эта книга, ИМХО, пока лучшая в его творчестве (писатель как бы жив и вроде бы еще довольно здоров): ранный роман "Атлас, составленный небом" - это веселая почтимолодежная "кутерьма", забавная, но сильно не нагруженная "великими смыслами"; более поздний роман "Книга с местом для свиданий" очень хорош, но он погружен в реалии ХХ века. А "Осада" - она "крутится" вокруг событий XII-XIII веков, причем в самой "вкусной" лично для меня орбите - Византия, Сербия, Венеция, крестоносцы.
Но тот, кто захочет найти у Петровича "исторические повествование" -  тот жестоко ошибется. И дело даже не в том, что он "скачет" через времена и эпохи, усеивая текст калейдоскопом исторических персонажей - с. Сава Сербский, Феодор Ласкарис, Стефан Милутин, Стефан Драгутин, Энрико Дандоло и пр. А в том, что стиль, которым написан роман, далек от реализма, как Северный полюс от Южного. И это не тоскливый и нищий "магический реализм" латиноамериканцев, где один несчастный нагваль бегает по жизням вонючих в свой реалистичности пейзан. Нет, Петрович свободно "играет" с вещами - у него материализуются такие штуки, как лунный свет, недобрые мысли, сны, тень злых людей. Из окон (специальных!) можно видеть прошлое, будущее и события, которые происходят за много дней пути. Во снах люди живут куда насыщеннее, чем в яви. Ну, кстати, и сама осада происходит потому, что прямо перед войском болгарского князя Шишмана храм силой молитв монахов воспаряет в небесах...
В общем, на каждой странице - необычный и удивительный "поворот релаьного в нереальное и наоборот". А потому лично для меня читать этот роман - бесконечное наслаждение. Можно по нему плыть, как по большой интеллектуальной реке со знакомыми островами...



Пожелание

Комиссары в пыльных шлемах
в грязных кожаных тужурках
с сапогами в бурой глине
и с паскудством на душе
изо всех сил утекают
в равнодушное забвенье
в потно-сальное молчанье
в бурое небытие

с ними батальоны венгров
латыши-стрелки полками
все китайские отряды
и матросов гниломуть
чем быстрее все изыдут
тем светлее станет солнце
чище воздух ярче месяц
и прозрачнее вода

Жизнь после Рокруа - 12

Семейная дипломатия

Утряся таким образом дела внутренние, Филипп V решил, что пора уже поправить пошатнувшееся реноме Испании на внешнеполитической арене. В этом ему на помощь пришел новый талантливый государственный министр Хосе Патиньо и Росалес. Он предложил воззвать к семейным чувствам Луя XV - как-никак, а Филипп был ему двоюродным дедом, а Луй тому - внучатым племянником. К тому же ведь их общий пра-пра-Луй говорил же "нет больше Пиренеев!". Так что мешает?.. Луй на такую наивную, но сентиментальную и "чисто семейную" фишку купился, и в 1734 году Франция и Испания подписали так называемый "Первый семейный пакт" о мире, дружбе и, самое главное, военно-политическом союзе.


Хосе Патиньо, основатель "семейно-бурбонской" политики

Collapse )