June 4th, 2015

Почему я люблю историю Византии

Collapse )

Почему мне нравится (и, кстати, не вот так чтобы очень давно, дело каких-то всего нескольких лет) византийская история? Попробую сформулировать.
1. Она сияет, как светоч, посреди тьмы варварской. На самом деле, ситуация как в любимых недоисториками фэнтези, только реальная - среди всех соседей Византия возвышается на несколько порядков почти во всем: политика, экономика, науки и искусство всяких сербцев, готцев, болгарцев и прочих лангобардцев в равнении с ромейской и есть иллюстрация картины "Пришествие обезьян к человекам". Этот до самого практически конца сохраняемый в Константинополе ореол "древней империи давно забытых титанов-основателей, потрясающей даже в своих развалинах" - это ни на что не похожее чувство.
2. История ее полна событий, которых хватит на пять заурядных стран. Ну, банальный пример - бесконечный список императоров. Два-три передавших власть друг другу тихо и без шума - исключения, тонущие в интригах, заговорах, восстаниях, узурпациях, клятвопреступлениях и прочих веселых подробностях. А войны, а дипломатия - ведь 1000 лет, какое государство мира еще столько продержалось? Ну интересно же...
3. Основа империи - иерархия и порядок. Я человек в целом склонный к безалаберности и пофигизму. Спасает любовь к системе - в четкой системе или структуре легче ориентироваться. Причем если у структуры есть внутренняя логика - она может быть сколько угодно сложная и пугающая снаружи, но внутри с ней работать просто и легко. Так и пресловутая византийская бюрократия - если вникнуть "в недра", то система-то красива и не лишена смысла.
4. Она ничья, и делить ее не с кем.  Уникальность Византии в том, что в ней абсолютно отсутствовал любимый компонент быдла от истории - "титульная нация". Кто такие ромеи? Это не греки и не римляне, это все, кто говорит по-гречески и живет в империи. Да, все прекрасно знали, кто такие и где живут (а также чем могут и чем не могут заниматься) влахи, славяне, болгары и пр. Но никакого "национального ценза" во власть на самом деле не существовало - божественный престол занимали и армяне, и горцы-исавры, и прочие варвары. Но никого никогда это ничем не напрягало.
5. У Византии очень странная культура. Например, там ну совершенно ничего достойного остаться в мировой художественной литературе или поэзии не создали. Высший жанр византийской прозы, на самом деле - исторические сочинения, тут "перл за перлом сверкает". Высший образец - творчество Михаила Пселла. И это здорово - страна, где ведущим искусством была не кино история.
Ну вот как-то так, сумбурно. Беда вообще с формулированием мыслей и структурированием их...



Жизнь после Рокруа - 10

Четверо против кардинала

Итак, Четверной альянс набросился всеми своими силами на Испанию... Ну как набросился - австрийцы сидели на клочке Сицилии у Милаццо, французы чесали зады, англичанам бы только плавать туда-сюда, а голландцам всё это нафиг не обрыбилось вообще. Так что колоду, хоть и жиденькую, держал по-прежнему Альберони. Он подготовил два сильных (по 5000 человек) десанта - в Бретань и в Шотландию. О судьбе второго вы уже знаете, а первый пришлось отменить после того, как провалился заговор Челламаре. 20 июня 1719 года маркиз Леде в очередной раз унизил фейсом об тэйбл австрийцев - на сей раз у Франкавиллы, где 21 000 имперцев потеряла 3000 человек, а 29 000 испанцев - 2000. Впрочем, маркиз не смог преследовать разбитого врага, и австрийцы таки вывернулись, до кучи осадив Мессину, которая вскоре вернулась в руки союзников. После этого на Сицилии обе армии смотрели друг на друга, честно считая, что сделали всё возможное.


Герцог Бервик, англичанин, поведший французов на испанцев...

В октябре 1719 года англичане торжественно напали на Виго, пожгли в нем всё суда и пограбили всё, что смогли. Французы во главе с англичанином, герцогом Бервиком, бастардом Якова II, наконец вторглись в Страну Басков, взяв Сан-Себастьян, но разразившиеся в войсках заразные болезни вынудили их уйти восвояси. Закончился год злобной пощечиной английскому морскому льву - у знаменитого в будущем мыса Сент-Винсент Родриго де Торрес с тремя линкорами догнал Филипа Кавендиша с тремя линкорами и весь день пулялся, в итоге причинив англичанам потерю в 150 человек, сам потеряв при этом 47.
Наконец до Филиппа V, и даже до его жены Изабеллы Пармской, дошло, что долго так продолжаться не может - Европы рано или поздно испанского ослика переедут. Пришлось отправлять 5 декабря 1719 года Альберони в отставку в связи с выходом из доверия. Он еще долго будет жить в Италии, интриганствуя возле папского престола. А война закончилась подписанием в феврале 1720 года мира в Гааге, по которому Австрия и Савойя совершили "ченч" - имперцы забрали Сицилию, а савойцы Сардинию (титул короля оставался за Виктором Амедеем). Вот так скромно закончилась эта странная "войнушка", начавшаяся из-за амбиций одного священника...