December 21st, 2014

"Мальчик для битья" Первой империи

Среди "недоисторегов" наполеоники, которые старательно переписывают друг у друга копипасту из Тарле, Википедии и "Наполеона для детей", бытует "снисходительно-учморительное" отношение к маршалу Ожеро - дескать, парень был туп, мало что умел, да еще был нагл, груб и тролль". На вопрос же, почему такое стрёмное существо стало маршалом Франции, отвечают, снисходительно пожав плечами - Буонапарте-де был ему благодарен за один-единственный раз у Кастильоне, причем "всю жисть, всю жисть"... В общем, снова и снова удручающее нежелание думать и способность лишь тупо копипастить друг друга.



Надобно заметить, что репутация такая сложилась даже среди многих современников Ожеро, и виной тому была одноклеточность сознания французов, для которых человек, который не умеет (точнее, не желает - но для лягушатнегов никогда не существовало подобного различия) на людях правильно сморкаться, разговаривает громко и не стесняется употреблять "грубые простонародные слова" - это преступник, подлежащий немедленной моральной смерти. Его обвиняют во всех смертных грехах сразу - глупости, злобе, разврате и "неумении себя держать". Яркая иллюсртация сего тезиса - нападки на Ожеро в мемуарах герцогини д'Абрантес, которую возмутило громко выраженное "в неправильных словах" удивление маршала по поводу того, что ее муж, Жюно, сидел на балу и ждал, скучая и не уезжая домой, пока жена не натанцуется вдоволь. Ожеро постебался над такой "мужской преданностью" и тут же на весь зал призвал свою "дражайшую подругу" словами вроде "эй ты, слышь, пошли-ка домой!". Естественно, что после такого "преступления" г-жа Жюно поспешила заклеймить маршала как человека феерически грубого, аморального и беспринципного, да к тому же еще и тупого, а до кучи еще и уродливого ("его нос заглядывал в его рот")...
Collapse )