December 14th, 2014

МАБИНОГИ О КИЛУХЕ И ОЛВЕН

Песнь пятая: Как искали Мабона

Начать, как всегда, с конца решили –
коней к Гурнаху поворотили.
Черный привратник сидит у ворот,
пропуска внутрь никому не дает.
Тут Кей притворился, что чистит мечи,
да так, что луну затмевают в ночи.
Гурнах, как средней руки великан,
умом то ли кролик, то ли баран:
глянец играет на стали меча,
а Кей выполняет труд палача –
кровь, будто дождь, льет на броню.
А Гореу-пастух перебил всю дворню.

Артур (в Каэрлеоне):
Ну, молодцы! А вот и вопрос –
какую задачу первой решать?
Кей:
Было бы очень не лишним совсем,
Мабона, сына Модрон, отыскать.
Артур:
Так кто мешает? Эй, Гурхир Гвальстауд,
нечего тут потолок подпирать –
ты и Эйдоел, и Кей с Бедуиром
Мабона доставьте из-под земли!
Collapse )

Пейзанский бунт (Guerre de Vendée)

От генералиссимуса до генералиссимуса

После оформления пейзанских повстанцев в Католическую королевскую армию и избрания Жака Кателино ее генералиссимусом встал вопрос "куда дальше?" Боншан предложил переправиться через Луару и идти на соединение с шуанами в Нормандию и Мэн, а потом сразу на Париж. В литературе по сабжу почему-то принято считать этот план "реалистичным" и "гласом разума, к которому не прислушались". Лично мне же идея "идти сразу на Париж" не может не казаться, мягко говоря, утопичной. Сдается мне, что принятое большинством "генералов" решение штурмовать Нант было куда более осуществимым в тех условиях, особенно учитывая тот факт, что Шаретт, никогда особо не согласовывавший свои действия с другими отрядами (и вообще сильно склонный к индивидуализму и партизанщине), тут вдруг сам предложил свою помощь в атаке на столицу Бретани.
Другое дело, что в чисто военном отношении план был, мягко говоря, небезупречен. После Сомюра многие пейзане разошлись по домам (ибо начался сезон летних полевых работ), и в распоряжении Кателино было около 30 тысяч повстанцев (с Шареттом - до 42 тысяч). А в Брестской армии Канкло было уже 12 тысяч солдат, и часть из них составляли бойцы отряда Бейсера, учавствовавшие вкупе с отрядом Булара в нескольких знатных трепках шареттовцев, то бишь набравшиеся опыта и боевого духа. К их распоряжению были полевые укрепления Нанта. К тому же вандейцы разделились на два корпуса по 20 тысяч человек, атаковавших город с двух сторон. В итоге епический баттл 29 июня 1793 года получился кровавым и печальным для вандейцев - они потеряли 1500 убитыми ("синие" - 300), а генералиссимус Кателино был смертельно ранен.
Collapse )