December 3rd, 2014

10 женщин, каковые (наполеоника)

И всё-таки я продолжаю про женщин, во времена оны слывших не только эталонами красоты, но и сыгравших заметную роль в мировой истории. Сегодня разговор о красавицах наполеоновской эпохи - блестящих и блиставших и внешностью, и чем-то еще...

Топ-10 красавиц с 1800 по 1814 год

1. Жанна Франсуаза Жюли Аделаида Бернар, ака мадам Жюли Рекамье. И поскольку мир тогда вертелся вокруг Франции, то эта женщина была признанной первой красавицей не только Франции, но и всего мира. И помимо на самом деле ослепительной внешности, Жюли добилась признания благодаря незаурядному уму и занятиям политикой. Во-первых, ее можно считать первой пикапершей - она профессионально умела нравиться мужчинам до уровня "сошел с ума" (это хорошо видно на портретах по позам и выражению лица), но наряду с этим всех держала на расстоянии - по ней безответно сохли писатели Шатобриан и Бенжамен Констан, критик Сен-Бёв, маршал Бернадот (который потом стал король Карл XIV Шведский), герцог де Монморанси-Лаваль, принц Август Прусский и брат императора Франции Люсьен Бонапарт, а также легион мужчин, так ничего в жизни и не добившихся. Что характерно - расстояние расстоянием, но со всеми ними мадам Рекамье смогла сохранить теплые дружеские отношения. А во-вторых, она держала один из самых модных салонов в Париже, который со временем превратился в политический - ибо Жюли и некий мужлан Наполионе Буонапарте друг друга не переваривали. И потому у Рекамье (с мужем, кстати, они тоже были "большие друзья") собирались всякие либерасты-западники фрондеры и агенты госдепа оппозиционеры.


Collapse )

Жизнь и удивительные приключения Британского Раджа (Кто в доме хозяин)

Мусор в избе (2-я Маратхская война)

К началу XIX века все мусульманские государства в Индии оказались либо в прямом, либо в косвенном подчинении иноверцев - политика (а то и экономика) Бенгалии, Карнатика, Майсура, Хайдарабада, Ауда контролировалась Компанией, а бывшие Великие, а ныне просто заурядные Моголы сидели в Дели и дышали так, как хотел хозяин тех мест - маратхский махараджа Гвалиора. Двумя силами, фактически владевшими Индостаном (если не расширять его до Пенджаба и далее), оставались индуские маратхи и христианская ОИК. Естественно, со временем неизбежно и во весь рост встал вопрос, кто кого из них уважает.
Внутри Маратхской конфедерации, в отличие от британских владений, продолжались разброды и шатания, начавшиеся с разделением правящего рода Бхонсле в середине XVIII века. К веку XIX оставались пять крупных "центров притяжения" - двор пешв в Пуне, махараджи Гвалиора из рода Шинде, махараджи Индора (Индаура) из рода Холкар, махараджи Бароды из рода Гаеквар и махараджи Нагпура и Берара, управлямые отдельной ветвью правившего ранее всеми маратхами рода Бхонсле. Все они друг с другом жили как пауки в банке, весело и нескучно. В 1795 году гвалиорский махараджа Даулат Рао Шинде сделал пешвой Баджи Рао II, сына "того самого" Рагхунатх Рао, из-за которого началась 1-я англо-маратхская война. И это он плохо подумал - на семье сей явно лежало родовое проклятие затевать войны с англичанами. Потому что против пешвы и Шинде выступил махараджа Индора Яшвант Рао I Холкар, который 25 октября 1802 года разбил их объединенную армию и захватил Пуну. Баджи Рао бежал, скитаясь, и после некоторых приключений добрался до британской колонии в Бассейне.
Collapse )