September 12th, 2014

Терситея (продолжение)

Всё это, конечно, не могло закончиться хорошо, и потому закончилось плохо. На очередной охоте Мелан промахнулся, дрот отскочил от камня и упал на землю в нескольких шагах от Тидея. Я, как и все присутствовавшие, видел, что метился дядя в зверя, попавший в камень дрот здорово поменял направление, да и именно что упал на землю, а не воткнулся в нее — силы уже не было никакой. Но Тидей побледнел, а потом пошел багровыми пятнами, и губы его затряслись.
В тот момент олень прыгнул прямо промеж охотников, так, что каждый не решился стрелять или кидать копье, чтобы не попасть друг в друга. Каждый, но не Тидей — я смотрел на него и видел, как он уметил дротом прямо в грудь Мелану. Крик, ор, всеобщее смятение, вопли Тидея о том, что это была случайность, мой отец и брат, схватившие его за руки, остальные калидонцы, оттесняющие телохранителей царского сына...
В общем, доказать злой умысел Тидея было невозможно, и потому он избежал смерти. Ойней вообще хотел его простить и совершить очищение, но мой дядя и Ликопей, поддержанные калидонскими старейшинами, под громкие вопли Перибеи, настояли на том, чтобы Тидей был изгнан — вполне обычное наказание для  убийц по случаю. Ему пришлось покинуть Калидон и Этолию. И более того — всеобщее возмущение правлением Ойнея (нашествие вепря, война с куретами, гибель царского сына, дочерей, жены и брата, проступок и изгнание другого сына) было столь велико, что этолийцы заставили его отречься от престола в пользу моего отца. Лишившийся сыновей, а с ними и опоры, Ойней удалился в поместье, которое мой отец Агрий ему оставил, и вел там жизнь затворника, пестуя подарок Диониса — рассказывают, что за ночь с Алфеей, после которой родилась Деянира, бог даровал ему виноградную лозу и обучил делать вино.

Collapse )

Лезвие меча

«А что он за человек?» - Кацуёри, второй сёйи-тайсёгун[1] этого имени из славного рода Такэда и второй человек по официальному положению (а фактически — первый) в Ниппоне задавал вопрос своему партнеру по игре в го. Тайсёгун считался лучшим игроком в стране, и его противник, сотайсё[2] Ода Нобутора, уже начинал придумать вежливую фразу, которой он признает поражение («которое не стыдно потерпеть от великого мастера...»). Вопрос  заставил вернуться к теме беседы — предстоящему визиту посольства гайдзинов, варваров с Запада, во главе с человеком, которого местные кефалические миссионеры называли «эль комисионадо эмперадор»[3], а сами ниппонцы как ни старались, ничего лучше чем «камасанадо нипиродо» выговорить не могли.
«Его называют Анокуся Окириви, он прибыл в Пилипи из Родины Всех Гайдзинов на Западе несколько недель назад. Синоби докладывают, что у него секретный приказ императора Запада помочь пилипинским гайдзинам[4] предотвратить задуманный Великим Тайсё поход».
«Он что же, рассчитывает, что сможет убедить Великого Тайсё отказаться от плана, который в веках прославит наше правление?» - тайсёгун перевел взгляд, сверкнувший двумя ути-гатанами[5] из-под кустистых, начавших седеть бровей, на тайро[6] Кусуноки Масахидэ, сидевшего рядом и почтительно наблюдавшего за партией в го.
«Миссионеры говорят, что он очень ловок, и император Запада всегда посылает его с трудными поручениями».
Collapse )

Опросец такой

Чего почтеннейшая публика хочет далее?

Продолжение приключений комиссара Огилви
4(33.3%)
Продолжение "Терситеи"
2(16.7%)
Первую главу уже "Большого агона"
0(0.0%)
Автору большого пинка - пусть переделает "Олифанта"
4(33.3%)
Иное (указать в каментах)
2(16.7%)