September 14th, 2011

Романсеро (окончание)

Это всё. Окончание похождений дона Руя (Родриго) Диаса де Бивара.

РОМАНС VIII (КОРОТКИЙ)
 
Дон Родриго ехал фертом
по равнине мавританской,
дон Родриго пел канцоны
на манер на итальянский:
“Bella, bella, si, segnora,
santimento, sacramento,
o, amore, primavera,
mamma mia, un momento!”
Долго пел он это басом,
а потом внезапно кончил.
Чертыхнулся, сплюнул, снова
руганулся, но позвонче:
“Язычок! Сломаешь губы!
Словеса, что только охнуть!
Чем родиться итальянцем –
лучше будет сразу сдохнуть!”

РОМАНС IХ
 
Ай, Родриго, ай, Руй Диас,
ай, потомок де Бивара!
Ай, примерный кабальеро,
рыцарь шпаги и кинжала,
обладатель красных туфель
и коричневых подвязок -
старых донов ты погибель
и мишень для дамских глазок!
Не страдайте, сеньориты –
дон Родриго любит донну
Анну Соледад Марию
также сильно, как мадонну.
Состоя в законном браке,
к ней одной душой стремится -
по дороге, пыль вздымая,
он на Мавре верном мчится.
Доскакал. В ворота стукнул.
Выглянула дорогая.
“Ай, Родриго! Ай, вернулся!
Дай, тебя облобызаю!
А потом ты мне расскажешь,
гнусный висельник-разбойник,
по каким притонам шлялся
и с каких поднялся коек!”

РОМАНС Х (ГЕРОИЧЕСКИЙ)
 
Дон Родриго бился в поле
с мавром, маврой и мавренком;
мавра с маврой он зарезал,
но не справился с чертенком.
Ослабевший дон Руй Диас,
славный отпрыск де Бивара,
до того лишился мочи –
не поднимет и кинжала.
Смерть он чует пред собою –
грозен черный мавритенок,
словно яростная тигра,
а не маленький ребенок.
Прошептав: “Ave Maria…”,
дон Родриго вдруг чихает.
Маврыш, уносимый ветром,
в этот миг же улетает.
Помолчал немного Диас,
а потом перекрестился:
“Вот спасибо, богоматерь!
Словно заново родился”.