qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Стальные когти Железного герцога - 2.18

Сражение при Альбуэре

Веллингтон еще ранее, когда осматривал окрестности Бадахоса, рекомендовал Бересфорду принимать сражение, буде оно состоится, на позиции у деревни Альбуэра. Впрочем, португальский фельдмаршал имел полномочия действовать самостоятельно, вплоть до отступления, к чему и склонялся. Но 14 марта в Вальверде он встретился с двумя старшими испанскими генералами, командовавшими присоединившимися к англо-португальцам войсками, Хоакином Блэйком и Хойсом и Кастаньосом, которые уговорили Бересфорда дать сражение, указывая, что сил у Сульта в полтора раза меньше — 24 000 против 35 000, собиравшихся у союзников.

Впоследствии колебания Бересфорда были оценены и некоторыми британскими историками (например, Вильямом Фрэнсисом Патриком Нэпьером), и нынешними испанскими как «нерешительность» и даже «отсутствие таланта». Усугубило эти обвинения то, что командующий союзников ошибся, выставляя войска на позиции. Он счел, что основной удар французы нанесут по центру, как раз на Альбуэру, и расположил тут отдельную бригаду КГЛ Чарлза Альтена (непосредственно в селе), 2-ю дивизию Уильяма Стюарта за Альбуэрой, за ней — 4-ю дивизию Лоури Коула, и в четвертой линии — испанскую дивизию Карлоса д'Эспаньи и кавалерию под командой Уильяма Ламли (Балларда Лонга Бересфорд прямо перед сражением отстранил от команды под предлогом того, что испанские кавалерийские офицеры не хотели подчиняться младшему по званию).


Злобный критик Нэпьер

На фланги же Бересфорд выставил «части второго эшелона» - португальскую дивизию Джона Хэмилтона на левом фланге и три испанские дивизии (Мигеля де Лардисабаля и Урибе, Франсиско Бальестероса и Хосе Паскуаля де Сайаса и Чакона) на правом.

Сульт же решил перехитрить своего визави и сделать на сильный неприятельский центр лишь демонстрацию силами двух отдельных бригад (из I корпуса) Николя Годино и Франсуа Верле. А основной удар французы наносили на своем левом (и правом союзников) фланге, против испанцев — причем не в лоб, а обходя их во фланг и тыл «ударным кулаком» из дивизий V корпуса (Жана Батиста Жирара и Оноре Газана), сводной гренадерской бригады и кавалерийской дивизии Латур-Мобура.


Оноре Газан

Обходной маневр обычно принято идеализировать и считать некоей «военной панацеей». Хотя на самом деле он всегда «стóит» времени, на протяжении которого противник частенько имеет возможность изменить позицию и встретить противника на новой, а также подтянуть резервы. Именно так поступил командующий 4-й испанской армией (состоявшей из вышеуказанных трех дивизий) Хоакин Блэйк — он развернул свои части «буквой Г», перпендикулярно первоначальной позиции, и встретил французов с фронта. Основной удар пришелся по дивизии Хосе Сайаса, которая проявила необычную для испанцев стойкость и отбила целых две атаки Жирара, пока Бересфорд перемещал на атакованный фланг 2-ю дивизию, заменив ее за Альбуэрой на оттянутую с левого фланга португальскую дивизию. На крайнем левом фланге союзников англо-португальско-испанская кавалерия Ламли выдвинулась против Латур-Мобура.

Именно в этот момент сражения произошло событие, принесшее битве при Альбуэре славу «самой кровавой за всю войну», на голову Бересфорда — обвинения в некомпетентности, польской «улании» — повод для бесконечной гордости, и породившее нынешние ожесточенные споры между английскими и испанскими историками по поводу того, «кто же на самом деле победил». Бригада Джона Колборна из 2-й дивизии вышла из линии, чтобы контратаковать дивизию Жирара и облегчить участь дивизии Сайаса, отбивавшейся от французов с самого начала сражения. Сперва атака была успешной, британцам удалось потеснить Жирара и остановить его атаки на Сайаса. Однако Латур-Мобур увидел, что увлекшийся атакой Колборн оставил открытыми свой фланг и тыл, и отправил туда два полка — 1-й улан Вислы (польский) и 2-й гусарский.


Сражение при Альбуэре (кликабельно)

В этот самый момент пошел проливной дождь, сделавший сразу два «подлых дела» — во-первых, сильно снизил видимость, а во-вторых вымочил порох и лишил британских пехотинцев возможности стрелять. Так что вынырнувшие из-за стены дождя уланы в несколько мгновений расправились с тремя батальонами 3-го, 48-го и 66-го пехотных полков, практически истребив их (убив, ранив или взяв в плен). Причем некоторые англичане утверждали потом, что поляки нарочно кололи пиками сдававшихся солдат, не желая брать их в плен. Только 31-й пехотный успел встать в каре и отбиться от вражеских кавалеристов. Поляки смогли захватить пять из восьми знамен (в каждом батальоне было по два) британской бригады.

Ламли, как только дождь немного рассеялся, и открылась картина разгрома бригады Колборна, отправил в контратаку два эскадрона 4-го драгунского полка, которые заставили висленских улан повернуть назад, но тут им на помощь пришел 2-й гусарский полк, атаковавший вторым эшелоном. Для довершения всех злосчастий бригада Даниэля Ходжтона из той же 2-й дивизии, стоявшей второй линией за Сайасом и Колборном, принялась палить по рассыпавшимся вокруг, спасаясь от британских драгун, полякам, которым этот огонь большого вреда не причинил, зато задел попавших на одну линию с ними испанцев. Впрочем, «чудесная» в этот день дивизия Сайаса выдержала и это — ничто уже, казалось, не может «сковырнуть» ее сегодня с позиции.


Хосе де Сайас (кликабельно)

Разгром Колборна и отступление торжествующих висленских улан закончили лишь вторую фазу сражения. Сульт отвел с фронта сильно потрепанную дивизию Жирара и выдвинул вперед дивизию Газана, подкрепив переброшенной из-под Альбуэры бригадой Верле. Бересфорд также произвел перегруппировку, отведя сильно пострадавших испанцев во вторую линию и сменив их 4-й дивизией Лоури Коула. Испанцы плакали и негодовали, не желая отходить в тыл и настаивая, что готовы драться дальше, но решение было явно разумным и своевременным.

Французы пошли в атаку кулаком до 8000 солдат, удар которого пришелся теперь по бригаде Ходжтона. Она потеряла две трети состава, но жесточайший ружейный огонь, которым британцы поливали французские колонны, остановил атаку. Полковник Вильям Инглис из 57-го пехотного полка был ранен, но оставался в строю и без конца кричал: «Крепче, 57-й, крепче!», за что после сражения этот полк получил прозвище «Крепкие лбы» (Die Hard). Атака Газана захлебнулась, и Сульту теперь пришлось заботиться об обороне, чтобы продержаться до ночи, которая дала бы ему возможность беспрепятственно отступить с опасной позиции. Впоследствии маршал объяснял в донесении императору, что «внезапно понял» — на стороне англичан воюет армия Блэйка, и соотношение сил, стало быть, крайне невыгодно для него. Вопрос, кого же атаковали французы с утра на своем правом фланге, да так и не заметили, что это испанцы, остался открытым — точнее, не заданным, ибо императора на поле боя не было, а Сульт предпочел об этом промолчать.


Вильям Инглис (уже генерал-лейтенант)

Но тут Бересфорд вновь «завозился» — португальская дивизия Хэмилтона мешкала с выдвижением во фронт для замены испанцев, увязнув у Альбуэры в помощи бригаде КГЛ против аж целой бригады Део-Гратиаса-Николя Годино, испанская же (но уже из другой, 5-й армии) дивизия Карлоса д'Эспаньи отказалась идти в Альбуэру на замену бригады КГЛ Альтена. В итоге командиру 4-й дивизии Лоури Коулу и командующему кавалерией Ламли пришлось устроить между собой импровизированный военный совет и сами решить — 4-я дивизия пойдет в атаку на французов, а кавалерия прикроет ее с фланга от возможной контратаки конницы Латур-Мобура.

В итоге атака 4-й, части 2-й дивизий и кавалерии союзников заставила французов довольно резво отступать — Сульту пришлось выдвинуть вперед бригаду Верле и два сводных гренадерских батальона, чтобы они прикрыли отход Жирара и Газана. Для подкрепления атаки Бересфорд наконец смог высвободить португальскую дивизию, но Сульт уже смог выставить артиллерийский резерв и остановить атаку союзников. Битва при Альбуэре завершилось.


Улан Легиона Вислы (кликабельно)

«Самым кровавым» и «роковым» сделали это сражение потери союзников — примерно 6000 человек убитыми, ранеными и пленными, шестая часть всей армии. Английское общество было в шоке. Хотя вера Веллингтона в способности Бересфорда явно была подорвана, открыто упрекнуть того можно было разве что в ошибке с направлением главного удара Сульта, да суматохой в конце сражения, перед и во время атаки Лоури Коула. Самое роковое распоряжение, об атаке «исчезнувшей» бригады Колборна, отдавал не он, а командир 2-й дивизии Стюарт. К тому же в течение нескольких дней после сражения многие солдаты этой бригады, взятые французами в плен, смогли бежать и вернуться в расположение войск, что заставляет подкорректировать число потерь в сторону уменьшения.

Самое же главное — англичане не знали тогда точных цифр потерь Сульта, потому и подвергали Бересфорда «жесткой обструкции». А потери эти были такими же тяжелыми, что и у союзников — также примерно 6000 человек. Тем паче, что французский маршал сил имел поменьше, и у него вышла из строя не шестая часть армии, а четверть. Видимо, чтобы это компенсировать, до сих пор многие французские авторы объявляют Альбуэру «сражением с ничейным результатом», а то и вообще, ссылаясь на подвиги висленских улан, «победой по очкам». Что, конечно же, является в чистом виде патриотической пропагандой, ибо при равных потерях Сульт отступил с поля боя, не достигнув своей основой цели — помощи Бадахосу.

Tags: Аполионика, Когти Железного герцога
Subscribe

Posts from This Journal “Когти Железного герцога” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments