qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Гасконец с мечом - 17

Велькоммен, Ваше Высочество! (окончание)

Итак, с внезапной помощью лейтенанта Мёрнера, генерала Вреде и дипломата Лагербьельке в Париже князь Понтекорво был признан самым подходящим кандидатом в кронпринцы Швеции, и даже сам ампиратор, "скрипя сердцем", вынужден был с этим согласиться. Однако в самой Швеции никто об этом даже не догадывался, и там по-прежнему ждали от Аполиона всего лишь утверждения кандидатуры принца Фридриха фон Аугустенбурга - почто и было послано посольство. Когда 29 июля 1810 года в Стокгольм явился Мёрнер с сообщением о том, что "Аполион выбрал Бернадота", даже кое-что знавший (из писем Вреде) канцлер Ларс фон Энгестрём и первый министр Густав аф Веттерштедт (будущий тесть Мёрнера) предпочли сделать удивленное лицо. А Карл XIII запретил лейтенанту являться в Эребру, где уже собрался риксдаг для утверждения кандидатуры кронпринца, и сообщать о "воле ампиратора".


Густав аф Веттерштедт (кликабельно)

Король был полон решимости провести в риксдаге кандидатуру принца Фридриха, несмотря на вести из Парижа - в конце концов, в официальном письме Его Императорское Величество окончательный выбор таки оставлял за ним, Карлом XIII. Правда, немного портило картину то, что принц-регент Дании Фридерик запретил своему дальнему родственнику и подданному принцу фон Аугустенбургу соглашаться на предложение шведов. Но ведь, в конце концов, не регент Дании решает такие вопросы! 6 августа 1810 года тайный комитет снова рассмотрел вопрос и остановился на кандидатуре голштинца - 11 голосов за него и всего один за кронпринца Дании. 10 августа к этому решению присоединился Госсовет, и 11 августа этот претендент и был представлен в риксдаг на утверждение. Обычно парламент в таких вопросах следовал указаниям короля и министров.

Но оказалось, что за полторы недели у Бернадота в Швеции появилась сильная и влиятельная партия сторонников (просто это были "профранцузы", наконец-то нашедшие свою точку опоры). Едва заседание риксдага в Эребру началось, как канцлер Энгестрём внес предложение отложить голосование из-за "появления новых обстоятельств". Этими обстоятельствами стал Жан Антуан Фурнье, который появился в Эребру и предъявил паспорт, подписанный главой МИД Франции Жаном Батистом Номпером де Шампаньи, что свидетельствовало о его официальном дипломатическом статусе - простым путешественникам за границу паспорта выдавало министерство внутренних дел. Получив аудиенцию у Энгестрёма, "таинственный посланник" сразу зашел с козырей - князь Понтекорво, ежели его выберут кронпринцем, обменяет свои владения во Франции и Ганновере на поместья в Шведской Померании, добьется прощения долгов всем шведским купцам в Париже, а также внесет в казну 8 млн франков. Ну и, в конце концов, сам Аполион за него - как официальный представитель МИДа, он, Жан Фурнье, сие подтверждает.


Ларс фон Энгестрём

Такие серьезные аргументы моментально убедили Энгестрёма и Веттерштедта (как главы "профранцузов", они и не старались особо разубеждаться), которые начали усиленно обрабатывать в нужном ключе короля и остальных участников тайного комитета. А Фурнье стал трясти мошной, которую вельми предусмотрительно привез с собой, раздавая "подаркен" депутатам риксдага и рассказывая о том, какой орел князь Понтекорво - и даже вручал заранее напечатанные в большом количестве портреты самого Жана Батиста, его жены Дезире и их сына Оскара. В общем, 8 млн франков на дороге не валяются "агрессивный пиар" сделал свое дело - уже 16 августа на новом заседании тайного комитета за принца Фридриха было подано всего два голоса, остальные 10 поддержали Бернадота. 17 августа 1810 года к такому же решению пришел Госсовет, а 18 августа уже сам Карл XIII рекомендовал риксдагу кандидатуру французского князя.

В принципе, депутатов не пришлось уговаривать долго. Что принц фон Аугустенбург, что князь Понтекорво были одинаково незнакомыми им иностранцами, зато у француза была куча преимуществ. Крестьяне верили, что "боевой соратник Аполиона" даст окорот "проклятым московитам"; купцам и горожанам нравилось, что новый кронпринц будет "на самом деле из нас, из простых людей"; клирикам объяснили, что у Бернадота были предки-протестанты, и вообще он согласен сменить веру; дворяне и военные были довольны тем, что ими будет управлять князь империи и маршал Франции. 21 августа 1810 года риксдаг дружно проголосовал за то, чтобы назначить Жана Батиста кронпринцем Швеции Карлом Юханом.


Да, я кронпринц, дорогие мои! Ваш Карл Юхан (кликабельно)

24 сентября 1809 года состоялась торжественная церемония "низложения" Бернадота - он перестал быть французским подданным и князем Понтекорво, явившись уже в шведском мундире и вызвав на торжественном обеде с бывшими соратниками-маршалами приступы острой зависти. Тогда же состоялась последняя его личная встреча с Аполионом, который обещал "дать на дорожку" 4 млн франков (с3,14зднул - даст только миллион), что "было очень надо", ибо Фурнье, естественно, насчет 8 млн присочинил "от балды". Позже ампиратор выквакнул австрийскому посланнику Клеменсу Венцелю Лотару фон Меттерних-Виннебургу цу Бейльштайну свое последнее "левое" (а у него других и не бывало) пророчество: "Я всегда считал, что он необыкновенно даровит; но он встретится с большими трудностями в сохранении своего положения. Народ ожидает от него многое, он должен быть Богом, который накормит всех хлебом, но я не нашел у него никакого административного таланта. Он отличный солдат, и это всё. Со своей стороны, я рад избавиться от него и не желаю ничего сильнее, чем чтобы он навсегда исчез из Франции. Он один из тех старых якобинцев, у которых голова приделана и спереди, и сзади, как, впрочем, у них всех, а таким образом трон не удержать".

А кронпринц Карл Юхан поехал на свою новую родину. В Копенгагене он встретил делегацию теперешних соотечественников во главе с архиепископом Уппсальским Якобом Аксельссоном Линдблюмом, которую потряс обещанием перво-наперво добиться мира с Англией! Маршал и свояк ампиратора не успел еще попасть в Швецию, а уже "пилювать хотел" на Континентальную блокаду и всю внешнюю политику Франции. 20 октября 1810 года Бернадот сошел на шведский берег в Хельсингборге, а 2 ноября прибыл в Стокгольм. Отважному и обходительному гасконцу, которого местные пейзане тут же прозвали "князь Пунтекурво", предстояло управлять страной, в которой он ни разу до того не был, языка которой не знал и вообще о том, как там обстоят дела, имел самое смутное представление... Впрочем, как раз нам, россиянам, такие личности хорошо известны - они нами весь XVIII век правили.

Tags: Аполионика, Гасконец, Маршалат
Subscribe

Posts from This Journal “Гасконец” Tag

  • Гасконец с мечом - 24 (финал сезона)

    Король, королева и их народ Успешному королю Карлу XIV Юхану не хватало для "полноты картинки" одного - королевы. Ибо Бернардин Эжени…

  • Гасконец с мечом - 23

    Как нам обустроить Швецию Итак, после 1815 года Бернадот, завернувшись в широкий плащ непризнанного героя, возвратился в Швецию и, от нечего более…

  • Гасконец с мечом - 22

    Коварный европейский политИк События, произошедшие в 1814 году и получившие название Норвежской революции и Шведско-норвежской войны, я уже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments