qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Стальные когти Железного герцога - 2.3

* * *
Уэлсли был полон решимости преследовать отступающего противника и гнать его до Лиссабона. Но к тому моменту Баррард уже соизволил-таки покинуть корабль и прибыть на позиции — чтобы успеть отдать категорический приказ с места не двигаться. Старику то ли вправду примерещились какие-то «темные массы на холмах», которые он принял за французские подкрепления и о которых впоследствии повествовал на суде, либо он просто решил, что на сегодня хватит, и журавль в небе не стоит синицы в руках. Уэлсли был сильно раздосадован таким приказом, но жесткие рамки субординации не оставляли ему никакой лазейки. Уходящую армию Жюно так никто и не преследовал.

Всё произошедшее потом слегка напоминало дешевый шпионский роман. Отойдя к Торриш-Ведраш, Жюно устроил военные совет, на котором обсудил с генералами положение армии — особенно безвыходное после того, как стало известно, что в устье Масейру высаживается генерал Джон Мур с 10 000 солдат. Французы не придумали ничего умнее, чем послать 22 августа к англичанам в качестве парламентера (а на самом деле шпиона) генерала Жана Этьена Келлермана. Он хорошо знал английский (прослужив года два во французском посольстве в США), но когда явился в британский лагерь, притворился понимающим только по-французски и «развесил уши», внимательно слушая разговоры генералов и офицеров.


Жан Этьен Келлерман

Беседовал с Келлерманом уже Хью Далримпл, прибывший в армию и принявший командование у Баррарда. От него француз «узнал», что корпус Мура еще не прибыл, и вообще задерживается (он смог высадиться лишь 30 августа), а положение своей армии Далримпл и Баррард оценивают как неопределенное. Посему Келлерман смог добиться подписания соглашения о перемирии, по которому англичане обещали перевезти французов на родину, и вечером возвратился со своей ценной информацией к Жюно.

30 августа Жюно, Келлерман, Далримпл и Баррард подписали в городке Синтра уже окончательный документ — конвенцию. Армия французов не признавалась военнопленной, а конвенция — капитуляцией. Британцы обязались переправить их во Францию со всем оружием — даже с пушками. Что в итоге и сделали. Случай для войн того времени беспрецедентный, и только воспаленное воображение Наполеона смогло усмотреть в этом какой-то позор — император болезненно переживал «натуральную» капитуляцию Дюпона в Байлене, и Синтрская конвенция стала для него «вторым ножом в спину».

II. Компания Джона Мура

Когда в Великобритании стало известно о заключении конвенции в Синтре, разразился большой политический скандал. Генералы Далримпл, Бэррард, а с ними и Уэлсли, были отозваны назад, чтобы принять участие в разбирательстве, завершившимся, впрочем, для первых двоих с минимальными репутационными потерями (оба генерала до конца карьеры не получали более серьезных назначений), а для третьего ничем. Герой Ролисы и Вимейру смог доказать, что его подпись документом появилась лишь в результате выполнения приказа старших по званию.

Армия же, остававшаяся в Португалии, поступила под командование старшего из оставшихся офицеров – генерал-лейтенанта сэра Джон Мура. Это был опытный и способный командир (участник Войны за независимость США, компании 1794 года на Корсике, подавления восстания 1798 года в Ирландии, кампании 1799 года в Голландии, компании 1801 года в Египте), блестящий военный педагог, «отец английской легкой пехоты» и человек самых прекрасных качеств, уважаемых сослуживцами. Но он никогда не имел самостоятельного командования, что было плохо особенно в свете быстро менявшихся событий в Испании осени 1808 года.


Джон Мур

После побед англичан в Португалии и капитуляции корпуса Дюпона под Байленом Испания «воспряла ото сна», и в короткое время французские оккупанты были вытеснены почти со всей территории страны – им удалось удержаться лишь на севере. Мур получил приказ оставить примерно 20 000 человек в Португалии, а с остальными двигаться на Мадрид и далее, чтобы помочь испанцам – шли слухи, что сам Наполеон готовит новое вторжение из Франции. На подкрепление основного корпуса был послан с 13 000 солдат генерал-лейтенант Дэвид Бэрд, который высадился 13 октября 1808 года и двинулся оттуда к Мадриду.

К началу декабря Мур и догнавший его отряд генерал-лейтенанта Джона Хоупа добрались до Саламанки, а Бэрд – до Асторги. Тут британские генералы получили сообщения о вторжении наполеона в Испанию и о серии неудач испанской армии, заставившей ее отступать от границ. Первым (и правильным) побуждением Мура было уйти обратно в Португалию, но, к сожалению, он получил информацию, что корпус маршала Николя Жана-де-Дьё Сульта дошел до Карриона-де-лос-Кондес, где 16 000 французских солдат находятся вдали от ближайших подкреплений. Имея после соединения с Бэрдом более 23 000 человек, Мур решил нанести удар по Сульту, разбить его и замедлить таким образом продвижение армии Наполеона – план скорее амбициозный, нежели разумный. 20 декабря 1808 года британцы выступили в поход.

Tags: Аполионика, Когти Железного герцога
Subscribe

Posts from This Journal “Когти Железного герцога” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments