qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Книга, которая спасла Ирландию

В начале XX века в Ирландии имелась огромная проблема (не то чтобы только она одна, но и она тоже была) - образованные ирландцы ненавидели всё английское, включая язык, но говорить умели только на нем. В стране отсутствовала литература на гэльском - языке, на котором говорили только какие-то деревенщины далеко на западе, в глухих деревнях Коннахта, да и тот был жутко разбавлен англицизмами. Конечно, было "овердофига" умников-ботанов, которые изучали гэльский по сохранившимся текстам "седого прошлого", но проблема была в том, что оное у языка закончилось где-то в XVIII веке (с вымиранием сословия бардов), и всё, что удавалось на основе таких текстов реконструировать, неистребимо веяло каким-то "позапрошлым веком" (попробуйте почитать русские тексты XVII-XVIII века, не адаптированные к современному восприятию, и вы поймете, о чем речь). Итого, ситуация сильно напоминала иврит - язык-то воскресили, но "живого слова" на нем не было.

Появилось даже мнение о том, что создать "современное оригинальное литературное произведение" на гэльском невозможно - "словов не хватает". И тут самые отчаянные и несгибаемые филолУХи нашли клад - они добрались до самой западной точки Ирландии, островов Бласкет в графстве Керри, и обнаружили там относительно изолированную от внешнего мира общину аборигенов, сохранивших живую гэльскую разговорную речь, практически нетронутую "факин инглишем". Более того - в небольшой деревушке нашлось аж три человека, настолько хорошо владеющих родным языком, что записи их рассказов тут же стали "золотым фондом ирландской классики", которым еще долго мучили потом по всей стране школьников на уроках родной литературы и языка - Пегь Сайерс, Морис О'Суллевань и Томас О'Крихинь.

Самую известную книгу последнего, "Островитянин", и перевели наконец на ридну мову в серии "Скрытое золото XX века". Когда состоялось "открытие Бласкетов" филолУХами, они начали толпами туда ездить - "учить язык с носителями" и "собирать словарные запасы". С одним из них О'Крихинь подружился и несколько лет писал ему письма, рассказывая о своей жизни, а тот их отредактировал и опубликовал в 1929 году - так и появился "Островитянин", возможно, самая популярная и читаемая книга на гэльском во всем мире.

Внешне "роман" (хотя никаких признаков "обработанности" под этот жанр текст не содержит - нет в нем "литературных хитростей", это больше похоже на нечто среднее между дневником и мемуарами) напоминает всем нам знакомую "деревенскую литературу" - "сопли в навозе", развозимые крестьянскими детьми и внуками, которые "ищут корни и приникают к почве", пытаясь живописать, как "инда взопрели озимые". Однако от всех этих гуанобуков (которые, к слову, я искренне ненавижу и презираю) О'Крихинь далек, как от Марса - потому что он не "сыновнук крестьянина", "советский образованец", льющий притворные слезы по "утраченному раю буколического детства", а сам крестьянин, настоящий и неподдельный, более 80 лет проживший на острове Большой Бласкет, выбираясь лишь в соседние два-три городка на "большой земле". И никаких сантиментов и дурацких попыток сюсюкать на "типанародном язычке" у него нет - это вам не шукшин или шолохов какой-нть. Язык его повествования прост и "без кудрявостей", ему неведомы приемы литературного украшательства, это "сельский старикан на лавочке", рассказывающий нам о том, как оно жилось тогда, когда покупка первых в жизни ботинок была поводом обойти все дома в деревне (чтобы похвастаться), омаров рыбаки продавали перекупам по шиллингу за штуку, а свиньи жили в доме под кроватью...

Собственно, достоверность - главный козырь "Островитянина". О'Крихинь не превращает "обычные" напасти (кто-то утонул, кто-то умер от болезней, голод, неурожай и пр.) во вселенские трагедии, а о маленьких и больших радостях (наловили огромное число кроликов, набили доверху лодку макрелью, прогнали сборщиков налогов, женились и пр.) пишет так, будто это само собой разумеется. Но ни в коем случае это не "просто записанные рассказки деда" - автор обладал явным талантом. Сдержанная, но постоянная ирония, способность несколькими скупыми чертами и словами описать характер человека - "фирменный стиль" О'Крихиня, который, кстати, всю жизнь любил учиться и много читал, собрав солидную для деревенского жителя библиотеку (очень, например, любил романы Горького "про трудную жизнь", явно видя в них созвучие собственным сочинениям). Со сдержанной любовью он пишет об отце и матери, о сестрах и братьях, о дяде Диармаде (по прозвищу Бродяга - за характер, а не за скитания), о своей первой любви. Очень скупо - о жене и детях, ибо, несмотря на то, что "жизнь такая, что поделаешь", их ранние смерти явно удручали его еще много лет после. А картина ирландских поминок, на которых "женщины напились и дрыхли на соломе, вот раньше такого не было" - настоящая "жанровая зарисовка" в стиле "иронический реализм".

В общем,  для ирландцев "Островитянин" - это святое, на него даже пародии делали. Так что ежели вы вообще ничего ирландского не читали, и не хотите - "один надо было зарядить". В общем, есть повод...



Tags: Кельтическое, книжки
Subscribe

Posts from This Journal “книжки” Tag

  • Жизнь замечательного садиста

    А я говорил? Я пЕрдупЕрждал! Ну вот, вес взят - в серии " ЖЗЛ" вышла книжка про "очень замечательного человека" Дракулу... Колы ж…

  • Семь пулек, как в Сараеве

    Прочитал я книжицу " Гаврило Принцип" из серии " ЖЗЛ". Человек-автор Е. Матонин попробовал живописать полотно на тему одного из…

  • Горшок, полный Ирландии

    В конце XIX - начале ХХ века в Ирландии случилось Гэльское возрождение. На волне борьбы за хомруль ( Home Rule movement - движение за автономию…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments