qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Гасконец с мечом - 8

На службе врагу

Так и не попав из-за жадности первого консула в Луизиану, Бернадот "без дела" слонялся по Парижу, продолжая встревать в разные "оппозиции". Впрочем, что в его похождениях - слухи и выдумки мемуаристов, а что было на самом деле, всё так же не ясно. Например, 15 июля 1801 года Франция заключила конкордат (соглашение) с папой Римским о том, что в стране восстанавливается католическая церковь. По этому случаю 18 апреля 1802 года, на Пасху, в Нотр-Дам-де-Пари готовилось торжественное богослужение "с первыми лицами", и антиклерикально настроенный генерал Антуан Гийом ДельмА, якобы подговаривал генералов-единомышленников Клода-Жака Лёкурба и Габриэля Доннадьё устроить покушение на Буонапарте. И, опять же якобы, на этой встрече присутствовал и Бернадот. Сам же он писал в мемуарах, что беседовал с генералами Ожеро, Массеной и Этьеном Жаком Жозефом Александром МакдонАльдом о том, чтобы свергнуть первого консула (но не убить) и передать власть трем директорам - ему, Моро и "кому-нибудь еще". Но генералы-де на это предложение не откликнулись, а поскольку и у Дельма ничего особо не срослось, то на богослужении всё ограничилось фразой, которую этот фрондер бросил Аполиону: "Прекрасная капуцинада, которой не хватает миллиона человек, проливших кровь, чтобы этого никогда не произошло!" (Это будет стоить ДельмА военной карьеры - вплоть до 1813 года он просидит в отставке.)


Антуан Гийом Дельма

21 января 1803 года Бернадота назначили послом в США - подписывать договор о сотрудничестве. Жан Батист с семьей прибыл в порт, но фрегат, на котором он должен был плыть, услали куда-то со срочным заданием. Следующий фрегат ждал окончания ремонта, но до 16 мая 1803 года его не починили, а в этот день Англия объявила Франции войну, и Ройял Нави плотно блокировал все французские порты. Аполиону, наверное, было всё равно - пущай родственничек прорывается в США с боем, авось его схватят в плен, и избавят первого консула от этого вечного геморроя. Но Бернадот твердо отказался играть в эту лотерею, и посольства в Вашингтон тоже не случилось. Жан Батист вернулся в Париж, получал генеральское жалованье, но должности ему не давали. Пришлось купить имение Лягранж и заделаться землевладельцем.

После раскрытия заговора Пишегрю и Кадудаля, позволившего осудить и выслать Моро (подробности см. в серияле "Неудавшиеся бонапарты"), Аполион был "резко настроен" сослать и Бернадота - "всю эту старую левую республиканскую генералотню, всю накуй!" Но Жозеф Бонапарт заявил, что без свояка и свояченицы его жене будет дискомфортно, и вообще, это не по-корсикански, выносить сор из семьи. Впрочем, Жан Батист, видимо, был "слегка испуган" и решил на время присмиреть - он подписал обращение генералов, просивших "отца родного" принять императорский титул и на церемонии коронации Аполиона торжественно нес подушку с орденами. "Теперь нет иной чести, кроме как быть рядом с ним, с ним вместе, выражать себя посредством него и, к несчастью, жить только для него, потому что в обычаях суверенного народа появилось желание без всякого сомнения и без всяких условий лишать себя всего ради императора… Вперёд, солдаты, марш! И вместо "да здравствует республика!" — "да здравствует император!". Ведь так намного красивей", - саркастически писал Бернадот в письме к Люсьену Бонапарту, уже поругавшемуся с братом на почве "неосмотрительной женитьбы".


Жюли Рекамье

Свершилось превращение оппозиционера в верного слугу - хотя бы внешне. В апреле 1804 года Бернадот был зван к Аполиону и имел с ним длинную беседу, о которой сказал близкому другу (эта дама славилась огромным количеством близких друзей, которых таки не пускала в постель) Жанн[е] Франсуаз[е] Жюл[и] (ака Жюльетт[е]) Алелаид[е] Рекамье: "Я не обещал ему любовь, но обещал лояльную поддержку, и я сдержу своё слово". За это щедрый свояк произвел Жана Батиста 10 мая 1804 года во вновь учрежденные маршалы Франции, наградил Большим крестом Почетного легиона, пожаловал в безвозмездное пользование поместье Гробуа (отнятое у Моро) и назначил генерал-губернатором отнятого у короля Англии (который был еще и немецким Курфюрстом) Ганновера. Фактически Бернадот становился наместником ампиратора в целой стране и командовал Армией Ганновера.

Примерно в это время известный уже писатель буков Франсуа Рене де Шатобриан написал о сабже: "Герой на полях сражений и дерзостный в своих идеях, он очень осторожен в действиях, когда речь идёт не о военном деле. В своих начинаниях он даже нерешителен. Вначале он всегда соблазнитель, но потом создаёт препятствия для выполнения любого плана. Привычку говорить ярко он сохраняет как пережиток своего революционного воспитания. Иногда его красноречие может блистать целыми часами, он знает об этом, и ему нравится такого рода успех". А кто-то из ганноверцев оставил такой портрет: "Маршал Бернадот - молодой человек лет 37… Он пользуется большим авторитетом у местного правительства. К тому же он дружелюбен, вежлив, всегда готов прийти на помощь. Наше отечество, такое бедное и слабо населённое, обязано ему многими льготами и послаблениями". Впрочем, 100 000 франков от "благодарных жителей Ганновера" он взял, впрочем, выполнив их просьбу - сократив оккупационную армию (которая кормилась за счет курфюршества) до 20 000 человек. Однако же потом вручение 100 000 франков повторилось еще два раза.


Бернадот в маршальском мундире (кликабельно)

Впрочем, тираний генерал-губернатор не тиранил и по мере сил занимался поправкой дел во вверенном ему государстве. Во время переговоров с толстосумами Бремена о выдаче кредита Ганноверу их представитель тоже "зарисовал" маршала: "Бернадот - энергичный человек; его характер, по сравнению с другими, прекрасный: строгий, жесткий и добрый. Честь для него выше своекорыстия, хотя именно в этом отношении примеры его современников и соотечественников ослабили его естественную силу. Он держит слово - по крайней мере, здесь нет никого, кто сомневался бы в этом". (Как милы эти немцы, считающие строгость и жесткость "прекрасными чертами характера".) Вообще, обходительность с собеседниками, будь они даже врагами, и хорошие манеры стали визитной карточкой Жана Батиста - и они ему еще помогут в будущем...

Кажется, по сравнению не только с тем, что творили "проконсулы" в иных странах, и даже с тем, как жили ганноверцы при курфюрсте, правление Бернадота стало-таки "золотым веком". Генерал-губернатор запретил солдатам на постое бесплатно обжирать хозяев - повысил им жалованье и велел питаться в харчевнях. Дворян впервые в истории заставили платить налоги - бюргеры были в восторге. За порядком следила тайная полиция, а во время голода в 1805 году организовал поставку зерна из Франции. Университет в Гёттингене находился под его личным покровительством. Пруссаки за "доброе соседство" наградили его Орденом Черного Орла (его получили всего семь сановников Первой империи). Было, правда, одно неприятное дельце, посадившее на безупречную репутацию маршала кляксу - в конце 1804 года ампиратор приказал своему наместнику арестовать британского агента Джона Рамбоулда, обитавшего в Гамбурге, свободном вольном городе. При аресте пришлось нарушить границу нейтрального государства, и "был скандалЬ". Во всем же прочем царило процветание и счастье, которое грубо нарушили жестокие косматые варвары из заснеженной России...

Tags: Аполионика, Гасконец, Маршалат
Subscribe

Posts from This Journal “Гасконец” Tag

  • Гасконец с мечом - 24 (финал сезона)

    Король, королева и их народ Успешному королю Карлу XIV Юхану не хватало для "полноты картинки" одного - королевы. Ибо Бернардин Эжени…

  • Гасконец с мечом - 23

    Как нам обустроить Швецию Итак, после 1815 года Бернадот, завернувшись в широкий плащ непризнанного героя, возвратился в Швецию и, от нечего более…

  • Гасконец с мечом - 22

    Коварный европейский политИк События, произошедшие в 1814 году и получившие название Норвежской революции и Шведско-норвежской войны, я уже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments