qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

"Последний парад" Людовика XVI (Под скрип гильотины - 17)

Танцуем "Карманьолу"! (окончание)

Поздно вечером 9 августа 1792 года в Тюильри Людовик XVI и его семейство надеялись на трех человек, которые оказались во дворце с желанием что-то предпринять - мэра Парижа Петиона, командующего Национальной гвардией Парижа МандА и генерального прокурора департамента Сена (в который входил Париж) Пьера-Луи Рёдерера, бывшего депутата Учредительного собрания и (как, впрочем, и Петион) члена Якобинского клуба. Каждый из них мог воспользоваться своими должностными полномочиями и влиянием, чтобы попытаться увести ситуацию от насильственного сценария. Увы, все трое с оной задачей успешно не справились...


Прокурор Рёдерер

Мэр Петион попросту струсил - даже сам он потом признавался, что должен был оставаться, чтобы защищать королевскую семью от "буйной черни", но около 2.00 удалился из дворца под предлогом того, что собравшиеся там дворяне-роялисты его оскорбляют. И направился в ратушу, где представители "уже очищенной" Коммуны посадили его под арест - на всякий случай, чтобы под ногами не болтался (а потом, когда всё закончится, выпустят).

МандА сглупил по-своему - ему доставили приказ от Коммуны, требовавший его возвращения в ратушу. Однако "что-то ему подсказывало, что дело тут нечисто", и он колебался, но Рёдерер смог убедить генерала в том, что приказы надо исполнять (оба они еще не знали, что "старая" Коммуна свергнута, и приказ был подписан "новыми коммунарами"). Более того - МандА отправился в Коммуну один, без сопровождающих, только с 12-летним сыном, что и сыграло в высшей степени трагическую роль, ибо по прибытие на место командующий был арестован по распоряжению заместителя прокурора Коммуны Дантона, допрошен, а затем... выведен на ступени ратуши (якобы для того, чтобы быть уведенным в тюрьму Аббатства), где бесновалась вооруженная толпа, и убит "какой-то шальной пистолетной пулей" на руках сына-подростка.


Маршал де Майи

Но ярче всех в тот день "отжигал" Рёдерер, став для королевской семьи тем самым другом, с которым враги не нужны (впоследствии его это будет тяготить всю жизнь - он порвет с якобинцами, а под конец жизни будет защищать "права" свергнутого короля Карла Х). Во-первых, как уже было сказано, он уговорил МандА поехать в Коммуну. Во-вторых, он убедил Людовика XVI в том, что "они" никогда не посмеют напасть на дворец - и драгоценное время было потеряно в ничегонеделании. В-третьих, когда из записок мелких чиновников Коммуны, пытающихся предупредить его и короля, стало ясно, что "всё-таки посмеют", Рёдерер надоумил монарха, королеву и их детей прибегнуть к защите Законодательного собрания.

Утекая из дворца в ассамблею, Людовик XVI проблеял, волочась по саду: "В этом году зима придет рано!" Отдать внятные приказы швейцарцам и дворянам, остававшимся в Тюильри, ума ему уже не хватило. Гвардейцы национальные к тому времени уже либо разбежались при виде толпищ "пригрявших хамов" (революционеры впоследствии надрывались, доказывая, что их сбежалось туда 40 000 человеко-единиц - что, вообще-то, весьма позорно в свете произошедшего далее), либо кинулись с ними брататься. Командовал защитниками королевской резиденции маршал Франции Огюстен-Жозеф де Майи, полком Швейцарской гвардии руководил подполковник Карл Йозеф Антон Леодегард фон Бахман (полковник Луи-Огюст-Огюстен д'Аффри лежал дома, сказавшись больным).



Прибывшая толпа национальных гвардейцев (как "старых", так и "новых" - с "пассивными гражданами") и "федератов" под руководством Сантера, Вестермана, Лазовски и Шометта при известии о том, что короля во дворце нет, была даже несколько обескуражена - ну и как тут свергать тиранию? Но поскольку швейцарцы, верные букве устава и приказам, оставались на позициях, тусуя в вестибюле возле лестницы, объект "приложения усилий" был найден без труда - несколько шальных выстрелов ("патриоты" кричали, что первыми в их "толпу практически мирных граждан" начали палить "наймиты тирании", швейцарцы утверждали, что стрельбу открыли революционеры) спровоцировали перестрелку, переросшую в масштабный "огневой бой".

Ответив на приказ Вестемана сдаться отказом ("Сдаться было бы для нас позором!"), "наймиты" лихой атакой спустились из вестибюля во двор, разогнав "патриотов", но тут же оказались в ловушке - по ним начали со всех сторон палить самые умные революционеры, тусившие за оградой. Хладнокровные германцы разгоняют и их, захватив даже несколько пушек, стоявших на площади Карусели возле дворца. Но тут от Сент-Антуанского предместья "подгребает" новая толпа "национальных гвардейцев", и "мясо" начинает "брать свое" - швейцарцев оттесняют обратно во двор, потом на лестницу, где разворачивается побоище "епических размеров".


Вестерман

Некий артиллерийский лейтенант де Буонапарте, вместо службы в полку болтавшийся по Парижам и настаивавший, что был свидетелем (но не участником) штурма Тюильри, заявлял потом, что "никогда в своей жизни не видел такой большой кучи трупов". Встревоженный выстрелами, которые слышны даже в Законодательном собрании, Людовик XVI царапает на бумажке приказ защитникам дворца сложить оружие. У швейцарцев кончаются патроны, и они наконец отходят во дворец, а оттуда выбегают в сад и "спасаются, кто как может". Многие из них были схвачены "неравнодушными гражданами", притащены к ратуше и там публично зарезаны. Всего во время штурма погибли 550 швейцарцев из 950 (уцелели около 300 человек - например, су-лейтенант Жан ВиктОр де Констан де Ребек, который отомстит "быдлу французскому" в 1815 году, обеспечив победу под Катр-Бра и, в итоге, под Ватерлоо).

Также погибли еще примерно 250 дворян, защищавших Тюильри вместе со швейцарцами (но и маршал де Майи, и подполковник фон Бахман остались в живых). "Патриоты" признавали потерю 376 человек убитыми и ранеными - 83 "федерата", 285 национальных гвардейцев и несколько "мимо пробегавших" (в том числе две раненые женщины). 1300-летняя французская монархия пока была не в курсе, но вечером 10 августа 1792 года она прекратила свое существование аж на целых 22 года. А парижане на улицах забавлялись новой модной фиговиной - песней "Карманьола" (автор неизвестен, музыка народная), в которой рассказывалось, как "мадам Вето грозиласть передушить весь Париж, мсьё Вето нарушил обет верности Франции - но они не учли мнения наших канониров". Мелодия имела одно неоспоримое достоинство - под нее можно было танцОвать...

Tags: Гильотина
Subscribe

Posts from This Journal “Гильотина” Tag

  • Под скрип гильотины - 36 (финал сезона)

    Как забанить революцию После 18 фрюктидора вместо арестованного Бартелеми и сбежавшего Карно в Директории появились бывший пламенный якобинец, а…

  • Под скрип гильотины - 35

    Господа директорА С 12 октября по 4 ноября 1795 года (с 20 вандемьера по 14 брюмера IV года Республики) состоялись выборы в Совет пятисот и Совет…

  • Под скрип гильотины - 34

    Роялисты, которых не было (окончание) Читать работы советских историков в тех местах, где они пишут о вандемьерском восстании (точнее, в отличие от…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments