qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Не по форме шляпа - 5

Партия за партией

Хурн решил преподать голштинской партии урок "сольной игры на европейской политике". В 1725 году Франция, Англия и Пруссия заключили между собой так называемый Ганноверский союз, направленный против складывающегося альянса Австрии, Испании и России. Поскольку за спинами голштинского герцога и его клевретов как раз и стояла Россия, Хурн пролоббировал на риксдаге 1726 года присоединение Швеции к "ганноверской системе", перетянув на свою сторону и короля Фредрика I, который по-прежнему не очень-то желал, чтобы Карл Фридрих был его наследником. Когда же Мауриц Веллингк попытался "поднять" своих сторонников грудью против "антироссийского заговора", король передал риксдагу его письмо о секретном "прусском займе" (денег-то пруссаки в итоге всё равно не дали, но документ-таки пригодился). Скандал, интрига, расследование. Веллингку вкатили ни много, ни мало, а государственную измену и приговорили к смертоубиению, замененному, после миллиона стенаний, раскаяний и слезных просьб пожизненным заключением в крепости. Правда, Мауриц туда не доехал - умер от расстройства в чувствах летом 1727 года по дороге.


Замок в Линчёпинге, куда так и не попал на пожизненное заключение Веллингк

"Под это дело" Хурн добился от риксдага отзыва шведского посланника Сёдеръельма, второго лидера "голштинцев", из России. Тот попытался поруководить своими сторонниками до конца сессии риксдага, но партия была разбита и таяла на глазах. После окончания сессии Сёдеръельм впал в ничтожество, покинул риксрод и умер через два года.
В 1727 году исчезла и сама проблема - после смерти Екатерины I планы герцога Гольштейн-Готторпского стать императором Российским потерпели полное фиаско, и Карлу Фридриху пришлось страну покинуть, вернувшись в Киль. До 1728 года в нем еще теплились "мечты о величии", пока на конгрессе в Суассоне его первый министр Хеннинг Бассевиц пытался восстановить права герцога на отнятый датчанами Шлезвиг, но увы - никто ради мелкого статиста Данию обижать не захотел, Бассевиц от греха подальше сбежал в Мекленбург, а Карл Фридрих доживал свое в Голштинии, воспитывая сына, Карла Петера Ульриха, в ненависти к оккупантам "родного Шлезвига".
Так исчезла голштинская партия, и Хурн мог снова почивать на лаврах, ибо "расточились врази его". "Тучные годы" длились 11 лет, до 1738-го, хотя первым звонком стал риксдаг 1734 года. На нем часть делегатов, ведомая "голштинскими осколками" Карлом Юлленборгом и Даниэлем Никласом фон Хёпкеном, добивались, чтобы шведы вступили в конфронтацию с Россией и помогли запертым в Данциге сторонникам Станислава Лещински, в чем им усиленно помогал посол Франции. Тогда же впервые появились и знаменитые потом названия: сторонников Хурна и мира с Россией "ястребы" презрительно обзывали в прессе "ночными колпаками", а себя гордо поименовали "шляпами".
И ведь не просто так нарисовались "шляпы" именно в то время - у них внезапно появился "административный ресурс" против Хурна и его клевретов...


Карл Юлленборг, самая первая в Швеции "шляпа"

Tags: Колпаки и шляпы, хистерические очерки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments