qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Красный петух против черного петуха - 27

Танки вперед!

Обе стороны с самыми дурными предчувствиями готовились к битве за Мадрид. Националисты били себя по щекам за "поворот на Алькасар" и пугали друг друга "сто-пятьсот русских танков", которые везут из Одессы доверху набитые оружием советские пароходы. А у республиканцев начался "бег к морю" - президент Асанья, никому ничего не сказав, укатил в Барселону, окопался там в горном замке Монсеррат и замкнулся в параноидальной подозрительности. Кортесы срулили в Валенсию. В Мадриде оставалось правительство Ларго Кабальеро, но "испанский Ленин" впадал в "энтузио-маразм", отказываясь подписывать распоряжение о преобразовании милиции в призывную армию, крича, что "рабочий класс сам себя защитит", а также отвергал идею строительства укреплений, пища, что испанскому характеру окопы не нужны.


Фернандо Баррон Ортис

В итоге в наступление 15 октября 1936 года пошел Варела, 16 и 17 октября его поддержали ударами с юга колонны Тельи и подполковника Фернандо Баррона ОртИса (переброшенная из Африки), и им удалось захватить стратегически важный город Ильескас на полпути от Толедо к Мадриду. Позвонивший в штаб обороны города Ларго Кабальеро с ужасом услышал в телефонной трубке голос Варелы и приказал "немедленно вернуть взад!". 18 октября 6000 республиканцев у Чапинерии атаковали колонну Кастехона и на следующий день практически окружили город, но были отбиты. 20 октября уже 15 000 человек под командой полковника Асенсио Торрадо атаковали Ильескас. Бои шли до 23 октября, и Баррона спас только подход на помощь колонны Тельи и кавалерийской группы Хосе Монастерио Итуарте.

Сопротивление республиканцев росло, а тут еще начали сбываться страшилки националистов про "сто-пятьсот советских танков". 29 октября 1939 года у Сесеньи 15 машин Т-26 под командой "капитана Грайсера" (он же Поль Арман, хотя на самом деле - офицер РККА Пауль Тылтыньш) налетели на колонну Баррона и применили к ней новейшие тактические разработки, спищенные у немцев - "тактику блицкрига", согласно которой танковый таран рвет фронт врага, после чего в дыру на автомобилях врывается пехота. Правда, с автомобилями "не получилось", и Грайсер попал в типичную "ловушку танкиста", в которую будут с упорством, достойным лучшего применения, падать все его советские коллеги-"советники" в дальнейшем - свято веря, что танкам "никто вообще на хрен не нужен", он попытался вести бой одними машинами, без поддержки отставшей пехоты. Так что получилось то, что получилось - несмотря на написанные в лучшем стиле Информбюро строки в биографии Армана про "первый в мире танковый таран" (итальянскую танкетку "Ансальдо" скинули в канаву - овчарка против мопса...) и "подвиги ефрейторов", наступление захлебнулось. Наступавший севернее у Ильескаса с пехотой полковник Пучтенголас ("герой" битвы за Бадахос - см. предыдущие серии) также успеха не добился.


Пауль Арман-Тылтыньш

Помимо прочего, "танковый алярм" у Сесеньи спровоцировал очередное обострение международных истерик Франко про "стопятьсот советских танков" и ускорил прибытие в Испанию немецкого "легиона Кондор", которое началось 6 ноября. Тем временем была образована Центральная армия, сконцентрировавшаяся на задаче взять Мадрид, которую возглавил... да не фига не Франко - во-первых, не генералиссимусское дело командовать ничтожными армиямишками, во-вторых, не каудильяское, а в-третьих, не по мозгам-с. Командование принял Мола (кавалеристы Монастерио наконец-то вступили в контакт с войсками Северной армии), обосновавшийся со штабом в городке Авила (который св. Тереса спасла от республиканцев - см. предыдущие серии) и подарил там журналистам фразу, которую теперь в России каждая собака использует, даже не думая поставить копирайт (вороватые, всё же, в нашей стране собаки) - в ответ на вопрос, какая из четырех колонн "африканцев" войдет в столицу, он сказал: "Пятая колонна наших тайных сторонников в самом городе". Однако, посовещавшись с Варелой и Ягуэ, Мола отложил "день Х" на 7 ноября (видимо, не без желания поднасрать "товарищам советским" в их "самый красный день календаря").

Ларго Кабальеро ответил на это "испанско-ленински" - правительство и руководство всех республиканских партий смылось 6 ноября в Валенсию. В Мадриде остались два генерала - Миаха и Себастьян Посас Переа, получившие два конверта с приказом "не вскрывать до 18.00!". Миаха тут же подбил Посаса вскрыть их (мы что, дети, что ли, играть в эти игры?), и оказалось, что их назначения еще и перепутали конвертами... В общем, Посас получил пост командующего Центральной армией (уже республики) для организации обороны к северу от столицы, а Миаху сделали главой Хунты обороны Мадрида, совмещающей военное и гражданское руководство и составленной по образцу правительства из представителей всех левых партий, профсоюзов и организаций. Миаху в мемуарной советской литературе принято было обстебывать как "лыбящегося дедушку, который ничего не делал", однако, суммируя высказывания о нем самых разных людей, можно констатировать оптимизм и способность вселять его в подчиненных, "неплохое знание военного дела" и большой авторитет в войсках. Ну а для "планирования планов" у него появился свой "сумрачный иберийский военный гений" - майор Висенте Рохо Льюк, бывший преподаватель Пехотной академии, которого уже без дураков и "соввоенспецы", и оппоненты из лагеря традиционалистов считали "главным военным умом республики" (хотя некоторые особо авторитетные и крупные стратеготактики из "журнописцев", некий Хамингваев, "находили страш-ш-шные ошибки"). Его произвели в подполковники и назначили начальником Генерального штаба обороны Мадрида.


Висенте Рохо Льюк

В подчинении Хунты обороны Мадрида было примерно 30 000 солдат:

  • Майор Энрике Листер на линии Вильявердес - Эстревиас;

  • Подполковник Эмилио Буэно Нуньес дель Прадо в Вальекасе;

  • Майор Эстебан Ровира Пачеко в Карабанчеле;

  • Полковник Адольфо Прадо Вакеро на Пуэнте-де-ла-Принсеса (Мосту Принцессы) на реке Мансанарес;

  • Подполковник Хуан Арсе Майора на Эстремадурской дороге;

  • Подполковник Хосе Галан в Каса-де-Кампо и на Мосту Республики (бывший Пуэнта-дель-Рей);

  • Майор Хосе Мария Энсисо Мадолель и командир батальона Президентской гвардии Хулиан Фернандес-Кавада Угарте стояли в резерве у Каса-де-Кампо;

  • Майор Карлос Ромеро Хименес на Пуэнте-де-лос-Франсесес (Мосту Французов);

  • Майор Франсиско Галан на линии Умера - Посуэла-де-Аларкон;

  • Полковник Луис Барсело Жовер в Боадилья-дель-Монте.

Все эти люди противостояли примерно 20 000 человек, ядро которых составляли легионеры и регулярес из Африканской армии. Назревало самое главное сражение этой войны...

Tags: Век хыхацатый, Испанские петухи
Subscribe

Posts from This Journal “Испанские петухи” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments