qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Час совы: Шуаны после Вандеи - 5

За Б-га, к-ля и От-во

В 1796-1797 году "шуаны" и вандейцы (в историографии до сих пор живет это суровое разделение: на правом берегу Луары "сверху" - "шуаны", на левом "снизу" - вандейцы) был заняты "мирным трудом" - роялистское подполье "полуофициально" вышло из тени и участвовало во вполне легальных выборах и довыборах в Совет пятисот. Во многих департаментах Франции роялисты смогли провести скоих кандидатов и склонили на свою сторону даже двух из пяти участников Директории - Лазара Николя Маргерита Карно и Балтазара Франсуа Бартелеми. "Закон о подозрительных" и суровые санкции против неприсягнувших священников перестали применяться, многие эмигранты нелегально вернулись во Францию и жили по подложным документам, не особенно скрываясь, и Людовик XVIII в замке Бланкенбург (возле Гамбурга) с нетерпением ждал бескровной реставрации и возвращения на престол.


Святое сердце (СакрЕ кёр) - эмблема и опознавательный знак "шуанов"

Всё изменилось из-за республиканцев, которые совсем не хотели реставрации Бурбонов - Поль Франсуа Жан Николя де Баррас, опираясь на двух "младших" участников Директории и на генералов-республиканцев, совершил переворот 18 фрюктидора 1797 года (см. его и Карно биографии в сериЯле о "Термидорах и термидорках"). "Гидра роялизма" снова была сокрушена, и на волне "победы над английскими шпионами и недобитыми аристократами" (не могла же государственная пропаганда честно говорить об открытом гражданском конфликте и расколе в обществе) республиканцы начали снова "заворачивать гайки" - за неприсягнувшими священниками и вернувшимися эмигрантами опять начали гоняться, 27 мессидора 1799 года был принят "Закон о заложниках", по которому родителей и "членов семей" эмигрантов арестовывали и делали самыми что ни на есть заложниками, угрожая репрессиями в их отношении в случае "нарушения беспорядков".

Еще одной "креативной" придумкой Директории стали "ложные шуаны". Министр полиции (с 25 июля 1797 года по 13 февраля 1798 года) Жан-Мари Сотен де Ля Куандьер тайно распорядился воскресить практику, уже "зарекомендовавшую" себя в 1795-1796 годах - создание отрядов "ложных шуанов", которые бы грабежом и убийствами отвращали мирное население от симпатий к роялистами и идеи подать им какую-то помощь. Формировали эти "натуральные банды" из "натуральных бандитов" (естественно), и "настоящие шуаны" даже стали на них охотиться, чтобы "очистить свой светлый имидж". Впрочем, и правительственные офицеры относились к "ложным" с презрением и очень часто "в упор не замечали" разницу, исповедуя принцип "где поймали - там и прикончили". В условиях же крупных неудач на фронтах в Германии, Швейцарии и Италии, "нагрянувших" в первой половине 1799 года (и повлекших за собой очередные военные наборы, возмущавшие пейзан), всё это "послужило катализатором брожения" - крестьяне в Вандее, Бретани, Нормандии, Мэне и Анжу волновались, отказывались идти в армию и "пассивно сопротивлялись".


К оружию, "шуане"!..

Впрочем, в отличие от 1793 года, "шуанерия" и "вандейчество" в 1799 году поднялись отнюдь не стихийно - уже были "наработанные кадры", имелось оружие, припрятанное в схронах и "у себя в сарае на всякий пожарный", существовала разветвленная и широкая сеть агентов, чьи усилия координировались двором графа д'Артуа из Лондона и "королем" Людовиком XVIII, перебравшимся в 1798 году с разрешения императора Павла I в Митаву. Так что на сей раз "восстали по плану", чтобы "не проворонить момент", когда "силы всего прогрессивного человечества поднялись на борьбу против безбожества и грабительского прижима".

14 сентября 1799 года "партийный актив" Вандеи собрался в числе примерно 1200 человек в замке Жоншер (возле Пуанса), чтобы "распределить роли". Вернувшийся из Англии Сюзанне получил под команду Армию Нижнего Пуату и Реца (запад провинции), Сопино возглавил Центральную армию, а д'Отишан - Армию Анжу. Произошло "разделение труда" и в рядах "шуанов":

  • Кадудаль в Бретани возглавил Армию Морбьяна (в рядах которой "числилось" 18 000 человек), его "лейтенантами" стали Жан-Франсуа Эдм Ля Пэж де Бар и Пьер Матюрен Мерсье. Однако один из "полевых командиров", Гийом Лё Гри-Дюваль, заявил, что он Мерсье не подчиняется и будет действовать самостоятельно;

  • Фротте, взявший себе "агентурный псевдоним" Блондель, "подписал" 10 000 человек в Нормандии и Мэне;

  • Пьер Луи Годе, граф де Шатийон, бывший офицер и аристократ, примкнувший после поражения на Кибероне к "шуанам", и его "лейтенант", бывший флотский офицер Луи-Мари-Антуан-Огюст д'Андинье де Ля Бланше, возглавили 8000 мятежников, названных Католической и королевской армией Нижнего Анжу и Верхней Бретани;

  • Бурмон и его помощник Клод Огюстен де Терсье возглавили 8000 человек в Мэне.


Tags: Вандейчество
Subscribe

Posts from This Journal “Вандейчество” Tag

  • Час совы: Шуаны после Вандеи - 15

    Последний бой Вандеи Смерть Луи де Ля Рошжаклена не только ввергла в уныние повстанцев в Вандее, но и поставила вопрос о новом верховном…

  • Час совы: Шуаны после Вандеи - 14

    Агнцы и козлища Свое производство в "генералиссимусы" Луи де Ля Рошжаклен хотел отметить чем-то значительным. Сперва он думал напать на…

  • Час совы: Шуаны после Вандеи - 13

    При прочих равных В 1815 году повстанцы оказались "немного в ином" положении по сравнению с 1793-1796 и 1799-1800 годами. Во-первых,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments