qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Венский конгресс: Как делили апельсин - 5

Сила - не в силе, брат

15 сентября 1814 года, еще до официального открытия конгресса, Меттерних, Кастлри, Харденберг и Нессельроде встретились "в узком кругу", чтобы определить самое главное - в каком формате будет проходить дипломатическая работа. Британский министр как представитель парламентской державы видел себе конгресс как большую "палату общин" - решения будут приниматься после обсуждения и голосования большинством голосов. Трое его коллег покачали головами и участливо посмотрели на него - вверять судьбы Европы князькам Липпе, Шаумбурга и Лихтенштайна? Погрязнуть в бесконечной говорильне и интригах по перетягиванию на свою сторону владельцев двух-трех гектаров земли? Для этого ли "мы" (гордый взгляд каждого в зеркало) побили Аполиона и принесли мир и порядок просвященным человечествам?! В общем, британца подняли на смех, и решили, что все вопросы будут решаться на закрытых заседаниях "большой четверки", где будут определяться и вопросы процедуры, и принятие кончательных решений. А представители иных государств будут "привлекаться для обсуждений" связанных с ними конкретных вопросов.


Дон Педро Гомес, маркиз де Гибралтар Лабрадор

Каслри поломался, но 22 сентября решил "не отбиваться от большинства" и согласился с предложенной схемой. Но его занимал один вопрос: а как быть с Францией? Меттерних, который уже получил рапорты шпионов о том, что Талейран беседует с "мелкими представителями" о том, что их "выставляют в коридор" и намутил этим большую волну, "скрипя сердцем" вынужден был признать - придется позвать Францию "пятым в клуб". Для чего 30 сентября Талейран был приглашен на закрытое "заседание большой четверки". Однако хитрожумный лягушатнег добивался не того, чтобы оставаться в одной комнате с четырьмя бывшими врагами в "вечном меньшинстве". Он решил "прикинуться окончательным шлангом" и затроллить предложенную "дискриминационную схему". В чем ему, сознательно, или не сознательно (а в силу упрямства и "ах-вот-вы-какства") помог лорд Каслри. Во-первых, англичанин добился того, чтобы на "встречу в узком кругу" позвали и испанского представителя маркиза Лабрадора - британец тоже не хотел оставаться один перед лицом русско-прусско-австрийского "пятиглавого орла".

Так что Талейран и Лабрадор появились вместе, уже настроенные поддержать друг друга (маркиз был зол от того, что его сразу не включили в "большую четверку"). И тут же Каслри достал свое "во-вторых" - послание возмущенного представителя Португалии графа де Пальмелы. Португалец письменно негодовал - его страна тоже воевала с Аполионом, подписывала договор в Париже, а сейчас француза зовут, испанца зовут, а его не зовут! Британец смотрел на коллег с видом "а я вам говорил!", Талейран и Лабрадор энергично кивали головами: "Да-да, человек дело пишет!". И Меттерниху, который увидел, что в комнате складывается деструктивная ситуация "трое на трое", поспешил заявить, что "эти вопросы давайте порешаем потом". Ибо у князя был еще один туз в рукаве - он дал Талейрану на подпись проект официального протокола... по решениям еще не собравшегося конгресса. Типа, подмахни нам с пацанами тут бумажку про то, как мы всё порешали. Талейран попал в ловушку. Подписать - это значит сдаться без боя и слить сразу все полимеры. Не подписать - встать в "гордую одиночку" против "пятиглавого орла". Но дипломатия - это не героический эпос, тут "безумству храбрых" песни не поют...


Фридрих фон Генц

И тут "хромой бес" наглядно показал, почему он гений дипломатии, а все прочие в школе прогуливали. Он начал... читать документ и придираться к словам. "Союзники"... Это что за "союзники"? Против кого? Аполион побежден и сидит на острове Эльба, а мирная Франция влилась в дружную семью европейских народов. В общем, если тут "так поставлен вопрос", то французская делегация Вену покидает! Это был пробный камень. Прояви Меттерних, Харденберг и Нессельроде твердость, они бы заставили Талейрана "горько пожалеть". Но на их физиономиях отразился такой страх перед "ах, таким скандалом, скандалом!", что Шарль Морис понял - можно гнуть до конца. И заявил, что не понимает, чем они вообще тут занимаются. Вот откроется конгресс - там и будем вопросы решать. А пока все эти "шуры-муры" ему "глубоко непонятны". И "всего доброго, увидимся".

Старый интриган сокрушил так бережно возводимое Меттернихом здание "идеального конгресса" всего парой фраз и своим надмено-кислым видом человека, который "не понимает этих ваших закулисных махинаций". Присутствовавший на заседании Фридрих фон Генц записал в своем дневнике вечером, что "Талейран разнес наш сценарий в пух и прах... устроил нам всем головомойку". Вместо "уютного междусобойчика" приходилось устраивать настоящий конгресс с блэкждеком и шлюхами...

Tags: Конгресс и немцы
Subscribe

Posts from This Journal “Конгресс и немцы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments