qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Красный петух против черного петуха - 25

Ласты и стэнды

Покамест озверевшие рекетес рвались к Сан-Себастьяну, а мавры и бандерас к Мадриду, за границами Испании разворачивались собственные драмы - великие державы пытались "спасти человечество от новой мировой войны". По крайней мере, так утешали себя премьер-министр Великобритании Стэнли Болдуин и глава МИД Энтони Иден, которые провозгласили "политику невмешательства" и принялись выкручивать руки прочим государствам, чтобы они к оной присоединились. Увы, выкрутить удалось, помимо всякой "мелочи пузатой", только Францию, да и то не до конца - на словах кабинет Блюма (всё еще остававшийся "правительством Народного фронта") солидаризировался с "лондонскими коллегами" (всё тот же панический сцыкёж "остаться наедине с тевтонским зверем" - увы, но в этой стране никто не готовился воевать даже "за Родину, за круасан!", заранее запасаясь бельем для белых флагов), но тайно продолжал поставлять оружие и припасы "в Мексику и прочие страны" (список которых поразительно совпадал с теми, кто не присоединился к "политике невмешательства"), как и французских "добровольцев" (в основном летчиков), и даже разрешал ремонтировать республиканские самолеты на территории Франции.

Тропо.jpg
Офицер и солдат итальянского Добровольческого корпуса (кликабельно)

Прочие же страны сделали протокольные улыбки Идену, повторив слова Милна из стиха о королевском бутерброде: "Ну конечно!", после чего послали сию бумажку воздушным самолетиком в окно - Италия и Германия продолжали слать помощь националистам (причем Хитлер в итоге сильно трусил, разрешая слать только оружие, технику и самолеты с летчиками, а Муссолини, наоборот, разошелся до того, что слал целые укомплектованные дивизии под видом "это же добровольцы, сэр!", не особо снимавшие даже свою военную униформу). Ну а Сталин, помяв немного свои усы (вместо сисек) решил действовать "по немецкой модели", отгружая из Одессы кОрОваны с техникой, оружием, припасами, "военными инструкторами" (резко перестававшими быть офицерами РККА, обзаводившимися "эуропеизированными" фамилиями и приезжавшими по линии Коминтерна - "Наши друзья из Параболивии и Болгароляндии!"). Впрочем, СССР мог действовать практически легально через Коминтерн и Профинтерн - был налажен рекрутинг добровольцев, которых становилось всё больше, так что если, как их стали называть, "бойцы-интернационалисты" и не переплюнули по численности итальянский корпус, то вот немцев из легиона "Кондор" точно уделали.

На фронтах же продолжали идти ожесточенные бои. Покамест полковник Москардо отказывался сдавать полируемый республиканскими пушками Алькасар в Толедо, у республиканцев появился свой "ласт-стенд" - 7 августа 1936 года анархисты захватили Сигуэнсу (городок неподалеку от Гвадалахары), который националисты принялись отчаянно отбивать, но лишь 8 октября группа "последних защитников" заперлась в большом местном соборе, где отпуливалась с крыш еще до 15 октября, когда, наконец, сдалась в плен. А 28 августа 1836 года республиканцы наконец одержали свою первую наступательную победу - Итальянская колонна (основу которой составляли левые добровольцы из оной страны) отбила важную высоту Монте-Пеладо возле Уэски (на Арагонском театре операций), потеряв, правда, своего командира Марио Анджелони, перебив и взяв в плен весь гарнизон оной позиции, 690 националистов (650 убитых, 40 пленных). Еще один "ласт-стенд" случился в Андухаре (провинция Хаэн), где 200 солдат и гражданских гвардейцев и 1000 "штатских" националистов 14 августа 1936 года заперлись в монастыре Нуэстра-Сеньора-де-ла-Кабеса, и продержались аж до 1 мая 1937 года, когда таки сдались.


Танк Рено ФТ-17 (кликабельно)

Главной проблемой правительства Хираля стала неудержимо рвущаяся к Мадриду с юга Африканская армия Ягуэ. Дабы остановить ее, в город Талавера-де-ла-Рейна была отправлена очередная Центральная армия силой в 10 000 человек под командой "уже засвеченного" поражениями от мятежников генерала Хосе Рикельме (ну, маловато оставалось у республики генералов, разбрасываться ими не получалось) - видимо, поэтому ему придали в качестве командира всех ополченцев коммуниста Хуана Гийото Леона, ставшего известным под псевдонимом Модесто (Скромник), "птенца гнезда 5-го полка" (см. предыдущие серии). Армию усилили пятью танками Рено ФТ-17 (французские, щедро "раздариваемые" за рубеж, ибо с 1917 года новее не становились), артиллерией, бронепоездом и авиационной эскадрильей.

Всё это "бахатство" 3 сентября 1936 года было атаковано в Талавере двумя колоннами "африканцев" (Кабанильяса и Кастехона) под личной командой Ягуэ, также усиленными артиллерией и авиацией - примерно 3000 человек. Увы, сопротивление ополченцев было недолгим - к половине третьего дня город был захвачен националистами. Потери, правда, были тяжелыми с обоих сторон - 1500 убитых и пленных республиканцев против 1000 убитых и раненых "африканцев". Однако затем случились два судьбоносных события - заболел Ягуэ, которого заменил на посту командарма Варела, а Франко принял "непростое политическое решение" идти вместо Мадрида на Толедо, освобождать Алькасар, который уже весь стал руиной (защитники прятались в подвалах), еда и вода кончались, а республиканское радио устами Ларго Кабальеро обещало взять замок "через 24 часа". Генерал Альфредо Кинделан Дуани, командующий ВВС националистов, предупреждал-де генералиссимуса, что "это будет стоить нам Мадрида", но каудильо заявил, что пропаганда важнее "мы своих не бросаем"...


Москардо (с аксельбантом) показывает высокому германскому гостю Хайнриху Химмлеру руины Алькасара в 1940 году (кликабельно)

Так гласит удобная пропагандистская легенда. На самом же деле еще ни одну столицу большой страны в истории не брали всего парой тысяч хоть самых распрофессиональных солдат, особенно если она была набита фанатично настроенными толпами горожан, пусть и малопрофессиональных в военном смысле, но очень многочисленных. Геройский марш-бросок из Андалусии совершенно естественно оставил глубоко в тылу снабжение, резервы и припасы. Ни о каком штурме Мадрида в таких условиях речи быть не могло - в конце концов, требовалась координация усилий с Молой, иначе обе армии просто расколотят по одной. К тому же в Толедо располагался крупнейший в Испании патронный завод с кучей припасов - а свои "африканцы" к тому времени изрядно подрасстреляли. В общем, Франко из тухлой ситуации с неизбежной стратегической паузой выжал хотя бы пропагандистский эффект "спасения на водах".

26 августа 1936 года Варела перерезал дорогу из столицы в Толедо, а утром 27 августа защитники Алькасара наконец узрели "чудо Б-жье" - "африканцев", подходящих к городу. Силы республиканцев насчитывали около 8000 человек, но никакой мотивации драться у них не было - начался драп. Весь день "красные" тикали (не взорвали даже патронный завод - националисты получили всё, что хотели), мавры, вбегавшие в город, убивали всех, кого могли догнать (естественно, хуже всего бегали пленные, врачи, раненые, женщины и дети). Дисциплину сохраняли только ополченцы Энрике Листера Форхана (коммунисты и "социалистическая молодежь") и интернационалисты Эмилио Клебера (он же Марк Зильберт, он же Лазарь Манфред (ака Мойше) Штерн - агент безопасной национальности Коминтерна и старый "профессиональный революционер", чем только в жизни не занимавшийся), отошедшие в порядке и закрепившиеся на высотах за городом. 28 августа 1936 года в город на белом коне въехал Варела, навстречу которому вышел Москардо и произнес свою знаменитую фразу: "В Алькасаре всё в порядке, мой генерал"...

Tags: Век хыхацатый, Испанские петухи
Subscribe

Posts from This Journal “Испанские петухи” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments