qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Город альтернативной лилии - 11

О чомпи речь (начало)

Не успела Флоренция стабилизировать свою внешнюю политику после Войны восьми святых, как снова обострились внутренние разногласия - город снова разделился. По одну сторону были капитаны гвельфов (выискивающие "гибеллинскую заразу"), скорифанившиеся с жирными пополанами и нобилями-дворянами, во главе с Лапо да Кастильонкьо, Пьеро Альбицци и Карло Строцци. По другую сторону оказались тощие пополаны, поддерживающие бывших Восемь Святых, а также Джорджо Скалли, Томмазо Строцци и семьи Медичи, Альберти и Риччи. Поскольку на стороне "антигвельфов" было численное преимущество, и на любых выборах они бы соперников забаллотировали, те решили силой захватить власть и изгнать из города лидеров врагов - как уже неоднократно проделывали гвельфы в прошлом. Выступать решили, когда выборы в следующий состав Синьории (который придет к власти через три месяца) уже прошли, и Сальвестро ди Аламанно Медичи был избран гонфалоньером. Вместе со Скалли, Строцци и Бенедетто Альберти они уже замышляли реформы, призванные ограничить власть гвельфов и их сторонников. Пьеро Альбицци назначил "день Х" на праздник Сан-Джованни, 24 июня.


Старый герб Медичи

Однако соперники опередили гвельфов - Сальвестро Медичи смог с помощью сторонников 20 июня 1378 года пропихнуть "ограничительный закон" через все комиссии и советы, причем кульминацией этого весьма бурного процесса стали "едва не убийство" Карло Строцци прямо на совместном заседании советов и крик Бенедетто Альберти из окна Палаццо-Веккьо с призывом народа к оружию, отчего площадь вмог заполнилась вооруженными пополанами. Однако мессир Никколо Макьявелли в "Истории Флоренции" весьма здраво заметил, что "когда затеваешь в городе смуту, нельзя рассчитывать на то, что ее сразу утихомиришь или легко направишь в нужное тебе русло". Ибо 21 июня перевозбУжденные пополаны, трындя о том, что "эти гвельфы просто так не отступятся", собрали внеочередные собрания цехов и выбрали новых старост - синдиков, которые явились в Синьорию, чтобы, естественно", "обсудить, как успокоить смуту в городе".

И, конечно же, ни о чем договориться не смогли - так что 22 июня на площадь перед Синьорией явились ополчения цехов с торжественно развернутыми знаменами. Приоры струсили и постановили передать верховную власть в городе специальной временной комиссии - балии, в которую вошли они сами, Восемь Святых, капитаны гвельфов и синдики цехов - чтобы наконец-то выработать какое-то соглашение, удовлетворяющее всех. Пока же шли все эти прения, "некоторые отряды младших цехов" разгромили дом Лапо да Кастильонкьо (сам он сбежал из города, переодевшись монахом), а Карло Строцци и Пьеро Альбицци "спрятаИлись". Заведенные грабежом дома Кастильонкьо, восставшие сожгли и разгромили еще несколько домов знатных семейств, и только после того успокоились и разошлись.


Герб семейства Гвиччардини

23 июня балия вынесла решение - всех ранее объявленных "предупрежденными гибеллинами" восстановить в правах, но с тем, чтобы они три года не занимали выборные должности (опасались немедленного возмездия), а Кастильонкьо и "многих других" капитанов гвельфов объявили мятежниками и изгнали из города. Затем была избрана новая Синьория и гонфалоньер Луиджи Гвиччардини, которым и передали власть - на следующее утро они должны были принести присягу, на чем и планировали завершить очередную смуту. Однако же из-за того, что по городу всё еще ходили разгоряченные патрули цеховых ополченцев (к которым сбежалось много сельчан из контадо "на подмогу"), присягу новые магистраты приносили не на площади перед Палаццо-Веккьо, как обычно, а внутри дворца и безо всякой пышности. Гонфалоньер Гвиччардини толкнул перед цеховыми синдиками речугу о том, что "хватить бузланить, давайте жить мирно".

Казалось бы, что могло пойти не так? Но таки пошло - разгоряченный событиями последних дней пролетариат, а именно чесальщики шерсти чомпи, самые нищие и презираемые наемные работники в городе, решили, что настал подходящий момент для того, чтобы "кто был никем, тот станет кем-то". В их среде родилась "политическая программа":

  • Даешь "лучшую жЫзнь"!

  • Зарплату поднять на 50%;

  • Новый цех - чомпи (только участники цехов имели все полные гражданские права во Флоренции);

  • Участие в выборах (вытекало из предыдущего пункта);

  • Ликвидация должности чужеземного надзирателя (ufficiale forestiere), которого мастера нанимали из другого города (чтобы не боялся "сватьи и братьи"), и который следил за "работой и поведением" чомпи.



Флорентийские цеховые гербы

В среде тощих пополанов возник заговор, о котором стало известно Синьории - некоего Симоне (ака Симончино) делла Пьяцца схватили, пытали и выведали у него, что вооруженное выступление запланировано на следующий день. Было решено завтра собрать на площади цеховые ополчения и защитить Палаццо-Веккьо от "бунта черни". Однако неудобство заговоров пролетариев в том, что они повсюду, но знать их плохо замечает - некий часовщик Никколо ди Сан-Фриано, починявший часы в Синьории, смог подслушать допрос Симончино и всё рассказал вожакам чомпи. Те решили не медлить и сбежаться тотчас - три городские площади, Сан-Спирито, Сан-Пьеро-Маджоре и Сан-Лоренцо, очень скоро запрудили вооруженные пополаны. Так что утром 21 июля 1378 года на защиту приоров рискнули прийти всего 80 человек...

Толпа требовала от Синьории освободить Симончино и других арестованных, подожжа для острастки дом Луиджи Гвиччардини. Когда же приоры сдались и выпустили заключенных, начались погромы - кто-то кричал "айда к дому такого-то!", и толпы валили туда, жгли и грабили. Затем случилась странная вещь, которые историки объясняют невнятно - восставшие чомпи "посвятили в рыцари народа" Сальвестро Медичи, Бенедетто Альберти, Томмазо Строцци (ну, этих-то еще можно понять, за что) и (внезапно!) гонфалоньера Луиджи Гвиччардини. Всего 64 человека, дома многих из которых, отмечают хронисты, только что сожгли. Как по мне, то это совсем не глупость - во Флоренции дворяне не имели политических прав, так что, возможно, повстанцы "зачищали пространство" перед тем, что случилось далее.


Чомпи повстали - картинкО XIX века (кликабельно)

Далее же чомпи разграбили дворец подеста, устроив в нем свою штаб-квартиру - "потому что тоже иноземный надзиратель!". Синьория вступила с ними в переговоры, и было выработано "рамочное соглашение". У цеха шерстянников не будет иноземного надзирателя, появляются три новых цеха (красильщики, цирюльники и портные, чомпи), два представителя новых цехов и 14 представителей младших цехов войдут в Синьорию, мораторий на погашение долгов на два года, отмена процентов по долгам тощих пополанов государству, всеобщая амнистия и восстановление в правах исключенных "гибеллинов". На этом, вроде бы, и порешили. Но кто обрадовался прекращению первой в мире пролетарской революции - тот сильно просчитался...

Tags: Итальянцы-ренессанцы, Лилиенград
Subscribe

Posts from This Journal “Лилиенград” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment