qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Город альтернативной лилии - 10

Смерть черна, святые воюют

В 1348 году в Италию пришла "черная смерть" - чума. По самым разным оценкам, в последующие годы погибло от 40% до 60% населения Флоренции. Многие бежали из города в сельские поместья или в регионы, не затронутые болезнью (что послужило сюжетом для сборника порнографической похабени некоего Ивана Бочкина - моральные уроды, делающее хайп на чужом горе, неистребимы). Сельское хозяйство и промышленность рухнули в упадок, всё пришло в застой, и во Флоренции на многие годы обосновался голод. В этих условиях росла социальная напряженность - жирные пополаны оттесняли тощих от реального управления республикой, да еще и "пировали в роскошных дворцах", когда "нищие телом" помирали с голодухи. Естественно, социальные низы зашевелились, но дело в том, что "политическому крылу медиевальных коммунистов" еще три года назад был нанесен жестокий удар - некий Чуто Брандини, подмастерье чесальщика шерсти (чомпи - практически самое грязное и презираемое ремесло во Флоренции, не имевшие даже собственого цеха) устроил первую в мире забастовку и демонстрацию, пытаясь поднять наемных рабочих на бунт, за что был арестован подеста 24 мая 1345 года, осужден и казнен усечением головы. Так что охоту бунтовать у тощих отбили надолго.

 
Гербы фамилий Альбицци и Риччи

В 1353 году Тоскану терроризировала компания кондотьера-провансальца Монреаля д'Альбано, и флорентийцы постоянно ходили по улицам во всеоружии. Это обострило вражду между очередными двумя семействами, боровшимися за власть и влияние (да, люди ничему не учатся, и что?) - Альбицци и Риччи. Несколько раз они уже были готовы наброситься друг на друга вкупе со всеми прихлебателями, и их едва удерживали. И вот Угуччоне Риччи пришла в голову гениальная мысль - побить врага с помощью юриспруденции! На свет божий были извлечены старые законы против гибеллинов, когда тех не пускали на выборы, и Риччи потребовали их восстановить, предоставив капитанам партии гвельфов право отыскивать "врагов честного народа". Предполагалось, Альбицци - гибеллины, ибо переселились во Флоренцию из Ареццо, а "кажинная собака в курсе, что в Ареццо все гибеллины".

Но умный человек Пьеро ди Филиппо дельи Альбицци знал старую истину - "если не можешь победить, тогда возглавь". Он в первых рядах ратовал за "новый-старый" закон, и когда тот был принят, как-то так оказалось, что в ряды тех, кто нынче должен был искать гибеллинов, набилось всяких Альбицци и прочих Лапо да Кастильонкьо и Карло Строцци, ихних подпевал. Более того - обнаглевшие капитаны гвельфов с 1357 года (принятие закона) по 1366 год "вычистили" из органов власти более 200 человек, причем внаглую юзая кумовство и произвол, так что в итоге сам Угуччоне Риччи и предложил поправку, что обвинение гражданина в гибеллинстве капитанами должно быть подтверждено 24 независимыми "верными гвельфами". Так система, худо-бедно, продержалась до 1371 года. Внешнеполитическими потрясениями этого периода стало нашествие Великой компании кондотьера Коррадо Виртингера ди Ландау (немца Конрада фон Виртингера, графа Ландау), воевавшего против Милана и его союзников, которого объединенное флорентийско-ломбардское войско таки побило и прогнало обратно на север.


Конрад фон Виртингер

Риччи и Альбицци продолжали цапаться - когда знатный дворянин Бенки Буондельмонти за заслуги на войне с пизанцами был причислен к пополанам, он смог избраться в Синьорию, но его недоброжелатели провели закон о том, что нельзя допускать в приоры нобиля, даже объявленного пополаном. Обиженный Буондельмонти объединился с Пьеро дельи Альбицци, и они еще сильнее мутили воду, пока в 1371 году "общее собрание озабоченных граждан" не создала временную Комиссию 56-ти, которая отстранила на три года по три человека из Риччи и Альбицци (в том числе и Угуччоне с Пьеро), а всем вообще флорентийцам запретили входить в Синьорию, кроме как в присутственные часы и по делу. Но поскольку его положение в гвельфской партии (и полномочия "борцуна с гибеллинством") сохранилось, Пьери ди Филиппо оставался "на коне".

Тем временем ветер снова надул тучи на чистое небо - как известно любому итальянцу, всё плохое приходит из Франции. Как папа Григорий XI, который решил показать фигу королю Франции Карлу V и уехать из Авиньона обратно в Рим. Но перед тем захотел "унавозить почву" и потребовал у синьора Милана Бернабо Висконти прекратить воевать с его союзником, графом Савойи Амадео VI Зеленым. Это был "тест на лояльность будущих покорных итальянцев", и миланец его не прошел, за что был в 1372 году отлучен от церкви, а когда и это на него не подействовало, Григорий XI натравил на него целую лигу кондотьеров - графа Оттона IV фон Брайншвайг-Грубенхагена, Джованни Агуто (англичанина Джона Хоквуда) и Никколо Спинелли. В лигу позвали и Флоренцию, но горожане отказались - появление папы практически рядом, в соседнем Лацио, их бизнесу на фиг было не нужно (хотя каждый бил себя в груди и кричал, что он гвельф - вот такие парадоксы политической фразеологии).


Джон Хоквуд (ака Джованни Агуто)

Папа Григорий XI эту подлянку не забыл, и когда в 1375 году флорентийцы возбухнули против его легата в Болонье, запретившего продавать им зерно (а у них же перманентный голод!), тут же наслал на них Джованни Агуто с полчищами. Но понтифик платил своим наймитам не вовремя и неисправно, так что флорентийцы блестяще отбились флоринами - 130 000 (которые содрали с тосканского духовенства - ваш папа наехал на родину, вы и плОтите!) разом и пенсион для кондотьера на 1800 в год. Англичанин растаял и заключил с городом перемирие. После чего республика решила сурово проучить Григория XI, а заодно отбить у него охоту возвращаться в Рим - в Папскую область были посланы агитаторы, спровоцировавшие восстание, к которому присоединились 80 городов. Ведь понтифик был поганым французом - Пьер Роже де Бофор!

Папа разволновался и наложил 31 марта 1376 года на поганую Флоренцию интердикт, одновременно призвав всех европейских государей выгнать флорентийских банкиров из своих столиц (и можно отнимать имущество!) - удар поддых. Так началась Война восьми святых - ибо во Флоренции для ее ведения выбрали специальную временную Комиссию Восьми, которых прозвали "святыми", ведь они воевали с самим папой Римским. В январе 1377 года Григорий XI въехал в Рим, и тут же напустил на повстанцев своих французских наймитов - кардинала Робера Женевского (сына графа Амеде III), племянника Раймона де Тюренна и 6000 бретонцев. Они выжигали "непокорную ересь" огнем и мечом, убив только в Чезене 4000 человек. Им помогал Агуто, но, связанный обещанием не воевать против Флоренции, как и пенсионом, в итоге он посрался с папой и перешел на сторону республики.


Робер Женевский (уже когда стал антипапой Климентом VII)

"Гидра папежа" приближалась к Флоренции, но "рука всевышнего отечество спасла". Когда в марте 1378 года представители всех заинтересованных сторон, как то Григория XI, флорентийцев, императора и королей Франции, Испании, Венгрии и Неаполя (всем нужно было банкирских денег), собрались на конференцию в лигурийской Сардзане, представители папы выкатили супернаглое требование, торпедировавшее идею переговоров - заплОтить ему за мир и снятие отлучения 1 000 000 флоринов. Но не успели итальянцы послать "бескрайнего" француза на апениннский уй, как пришло известие, что 27 марта понтифик скончался. Его преемник Урбан VI (уже "честный итальянец" Бартоломео Приньяно) планку уронил - Флоренция должна была выплатить 200 000 флоринов, вернуть конфискованное у церкви имущество и отменить принятые во время войны антиклерикальные постановления. На том и порешили - в июле 1378 года в Тиволи был подписан мир, и папа снял отлучение.

Tags: Итальянцы-ренессанцы, Лилиенград
Subscribe

Posts from This Journal “Лилиенград” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments