qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Красный петух против черного петуха - 21

Война - это война!

Итак, пронунсиаменто не случилось, и националисты оказались перед необходимостью вести "регулярную войну", что на самом деле в их первоначальные планы не входило, и пришлось "импровизировать по ходу пьесы". Еще 19 июля 1936 года командующий Северной армией генерал Эмилио Мола послал колонну под командой полковника Франсиско Гарсии ЭскАмеса-Иньесто силой 1600 человек (солдаты и ополченцы-фалангисты) в Гвадалахару - поддержать путчистов, у которых там "всё шло не здОрово". По дороге пришлось задержаться "наведением порядка" в Логроньо, столице провинции Ла-Риоха, где военный губернатор отказался примкнуть к мятежу. Из-за этого было потеряно драгоценное время - рабочая милиция Гвадалахары победила, и Эскамесу пришлось отойти в "героические места" - на перевал Сомосьерра. Там он встретился с колонной полковника Хосе Хистау Альгарра из Бургоса, посланной "на Мадрид!". 21 июля третья колонна националистов вышла из Вальядолида под командой полковника Рикардо Серрадора СантЕса, к которой присоединился в качестве обычного добровольца один из бывших "крестных отцов" ХОНС Онесимо Редондо (освобожденный из республиканской тюрьмы), вошла в Гвадарраму и заняла перевал Альто-де-Леон, откуда выбили отряд республиканских милисьонерос. Итого, два крупных отряда традиционалистов нацелились на Мадрид - началась Битва за Гвадарраму.


Битва у Гвадаррамы

Однако у Эскамеса, Хистау и Серрадора не было достаточного количества боеприпасов и людей для штурма столицы (ибо оказалось, что мятеж там подавлен), и они смогли только окопаться на занятых перевалах и ждать неизбежного. Неизбежное появилось в виде колонны республиканских солдат и ополченцев, посланных во главе с отставным подполковником Хулио Мангадой Росенёрном (получивших почетное прозвание Колонна Мангада). Они весьма осторожно двигались на Авилу, чтобы зайти в тыл войскам Серрадора на перевале Альто-де-Леон, по пути сбивая небольшие заслоны националистов в городках и селах (в одном из боев, 24 июля в Лабахосе, погибает Онесимо Редондо - это был кысмет, все основатели Фаланги не пережили 1936 год). Но, не дойдя до Авилы 20 км, Мангада остановился - из опасения потерять связь с Мадридом и самому попасть в окружение. Националисты были уверены, что случилось чудо - св. Тереса из Авилы внушила "безбожным сопостатам" страх, что город набит солдатами. Однако победы в мелких стычках принесли бывшему подполковнику "15 минут славы" и прозвище Народный генерал (так как ополченцы в его колонне составляли большинство).

Мангада окапывается по сю сторону гор, где 1 августа отбивает атаку "800 традиционалистов с пулеметами" во главе с полковником Гражданской гвардии Лисардо Довала Браво, одного из "палачей Астурии" (который после этого бросил военное дело и вернулся к старой профессией - руководил казнями арестованных в Саламанке). Другую колонну, вышедшую из Мадрида к перевалу Сомосьерра, возглавляла целая группа "в будущем известных людей" - братья Хосе Мария Галан Родригес, капитан карабинеров (пограничной стражи) и Франсиско Галан Родригес, офицер Гражданской гвардии, активист НКТ и анархист Сиприано Мера Санс, а также коммунист Энрике Кастро Дельгадо, который командовал 5-м [коммунистическим] полком (развернутым из ополчения МАОК), частью, которая станет "кузницей кадров" (позже - как 5-я бригада) республиканской армии и одной из самых боеспособных, однако с постоянной дурной славой арестов и казней "врагов народа" (во многом из-за того, что в нем появились политические комиссары, на каковые должности назначали активистов Коминтерна, то бишь иностранцев-фанатиков, таких, как итальянец Витторио Видали - "команданте Карлос [Контрерас]"). Всё это "созвездие талантов" дошло до перевала Сомосьерра и втянулось в позиционные бои. С одной стороны, республиканцы так и не смогли сковырнуть националистов с обоих перевалов, и типа проиграли, с другой - Мадрид не удалось захватить "молодецким наскоком", и это очень воодушевило всех левых. Фронт в горном массиве Гвадаррама стабилизировался на многие месяцы.


Сиприано Мера Санс

Одновременно с этими событиями Мола послал 1200 солдат в Сарагосу, которые помогли тамошним мятежникам подчинить город и окрестные села. Это вызвало в Барселоне волну слухов - "мильён фашистов наступает на Каталонию!". Центральный комитет антифашистских милиций Каталонии тут же отреагировал, собрав из анархистов Колонну Дуррути - военную часть, "где не было командиров, все вопросы решались на собраниях, и любой мог уйти в любой момент" (и потому число бойцов указывалось как "ой, ну что-то типа 3000-6000 человек, как-то так". Командовал ("чисто по авторитету") ею Буэнавентура Дуррути, "живая легенда иберийского анархизма", и он повел компаньерос на Сарагосу. Одновременно с ними (но "само по себе отдельно") туда же выступило ополчение ПОУМ, а еще (и что важнее всего) отдельная колонна солдат гарнизона Барселоны, сохранивших во время мятежа верность республике, в главе с команданте (майором) Энрике Пересом Фаррасом. В пути анархисты и ПОУМовцы "освобождали пролетариев сельского труда", расстреливая помещиков и попов (кто не успевал убежать) и устраивая в селах трудовые коммуны, но дойти до Сарагосы так и не удалось. На подходах к городу они были остановлены националистами, и после хаотичных, но ожесточенных боев обоим сторонам пришлось рыть окопы и цепляться за землю - и тут тоже фронт стабилизировался.

Учитывая то, что Северной армии традиционалистов, помимо наступления на Мадрид и обороны Сарагосы, пришлось еще открывать очень протяженный (от Галисии до Наварры) фронт против республиканцев в Астурии и Стране Басков, ждать от их скромных сил каких-то особых подвигов духа и не следовало. К югу же от столицы крупных мобильных сил националистов просто не было. Продолжалась героическая эпопея толедского Алькасара - полковник Москардо в ответ на угрозу осаждавших расстрелять его сына Луиса торжественно проговорил в телефонную трубку "последнее слово отца": "Вручи свою душу Богу, крикни: «Да здравствует Испания!» – и умри как герой. Прощай, сын мой, прими мой последний поцелуй". (Луиса Москардо расстреляли, но позже - 23 августа.) С помощью нескольких сотен переправленных немногочисленными самолетами марокканцев удалось соединить анклавы в Севилье, Кордове, Кадисе и Альхесирасе, и образовался единый южный фронт, но для развития успеха отчаянно требовались подкрепления. Единственной надеждой мятежа оставалась Африканская армия, всё еще мучительно искавшая ответ на вопрос  - как попасть в Испанию, если ВМФ и ВВС в подавляющем большинстве своем остались верны республиканской присяге?..

Tags: Век хыхацатый, Испанские петухи
Subscribe

Posts from This Journal “Испанские петухи” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments