qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Компания-Бахадур - 9

Не "дай пожрать", а "пожалуйста, сэр"!

Покамест Великие Моголы были в силе, Компании приходилось следовать стратегии выкручивания - попытки воевать с левой пяткой падишаха, если она была не в духе, один раз закончились весьма печально, и "хотением повторить" никто не горел. Ситуация резко изменилась, когда в начале XVIII века империя начала разваливаться на составные части. Падишах мог себе позволить говорить с Джеком Компэни с позиции силы, ибо владел землями от устья Инда до устья Ганга. А вот какой-нибудь наваб (наместник в провинции), султан или низам (титул наследственного правителя Хайдарабада) могли себя, конечно, воображать сынами неба и повелителями звезд на оном, но аргументов в силовых спорах у них уже было на порядок меньше. Все они стали зависеть от торговли с ОИК намного сильнее, чем Моголы до них, и компания могла перейти с "отгрызания кусков" к "разговору равных за столом".


Бахадур-шах I (Шах Алам I), при котором всё и пошло вразнос

Виновата во всем была система мансабдар - "сложный индийский типа феодализм", разведенный еще в XVI веке падишахом Акбаром I. Чтобы повелевать Индией, ему нужно было большое войско, а чтобы собирать большое войско, нужны были финансы (вряд ли на Востоке слышали о маршале Джане Джакомо Тривульцио, но с его формулой войны "Для войны нужны деньги, деньги, и еще раз деньги!" охотно бы согласились). Средства надо было собирать с населения с помощью налогов. Но в XVI веке при огромных индийских расстояниях это было жутко неудобно - сперва везти казну в столицу, набирать там войско, а потом слать его туда, где денег давать отказываются... Куда легче, как показалось, разбить войско на отряды, которые будут собираться в самых разных местах на деньги от налогов с этих мест. И там же будут наводить порядок. А если вдруг большая война, то можно призвать эти отряды в столицу и юзать без проблем, ибо "за всё уже уплОчено".

Всю землю Индии разбили на куски земли с податными крестьянами и горожанами - джагиры. Во главе их стояли назначенные падишахом джагирдары - командиры войск, набираемых на доходы с этой земли (части доходов, которые и были платой джагирдару и его отряду за службу - остальное таки увозилось в столицу). То есть, джагирдар не владел землей или людьми - он собирал налоги и часть их оставлял себе, то есть был как бы госчиновником, а не помещиком. От трех составляющих - количества выставляемых им всадников (или боевых слонов), суммы, которая оставалась в его распоряжении, и личных заслуг - и зависел его мансаб, то есть место в табели о рангах, коих насчитывалось до 33, от всего 10 всадников до 12 000.


Знатный джагирдар с большим мансабом (кликабельно)

Вся эта сложная система работала, пока выполнялись два условия - власть падишаха сохранялась твердой, а джагиры не были наследственными (их могли вообще отобрать через три года, и часто именно так и поступали). Но когда после смерти Аурангзеба началась междуусобная борьба в семействе Моголов, которая никак не заканчивалась - падишахов просто выносили одного за другим вперед туфлями (см. сериЯл "Моголы великие и ужасные"), джагирдары на местах начали отбиваться от рук, а постоянно меняющиеся претенденты и правители начали покупать их верность передачей джагиров в наследственное владение. Так джагирдары превратились в заминдаров - наследственных помещиков, и теперь уже их из своей субы куда-то далеко было калачом не заманить, к тому же они сами стали забирать власть на местах, сколько могли.

Появились крупные наследственные династии бывших вассалов Моголов - навабы Ауда, низамы Хайдарабада, субадары Бенгалии, султаны Майсура. Де-юре они всё еще признавали падишаха в Дели верховным сюзереном, де-факто забили на него. Как следствие, войско Моголов захирело и перестало справляться со внешними угрозами - сикхами в Пенджабе, маратхами, рохилами (афганцами), и в итоге фактические владения падишахов скукожились всего до двух суб, Дели и Агры. А многочисленные сменявшие друг друга оккупанты (маратхи, афганцы, персы) ставили и смещали своих марионеток на трон Бабура и Акбара. В общем, в стране наступил полный политический апож.


Асаф Джах I, первый низам Хайдарабада (кликабельно)

Но, что характерно, экономическая жизнь Индии ото всего этого практически не пострадала - напротив, начался бум. Стычки князьков были "играми детей в песочнице" по сравнению с прошлыми походами Моголов, когда жгли целые города, зато каждый из туземных вождей нуждался в собственной мини-армии, для чего требовались мушкеты и (самое главное) пушки и качественный порох. Пригодилась и военно-морская мощь - с падением Моголов только ОИК могла обеспечивать безопасность морских торговых и паломнических маршрутов в Аравию и Персию. Ну и, конечно же, золото и серебро - так что Компания теперь могла упирать руки в боки, щурить глаза и качать головой из стороны в сторону, торгуясь и выцарапывая условия повыгоднее.  Причем с позиции всё возрастающей силы - наступило так называемое время фортов (1690-е - 1740-е годы), пришедшее на смену времени факторий.

Так, в 1717 году ОИК добилась от падишаха Фарук Шияра фирмана, который делал всю индийскую торговлю беспошлинной - взамен выплаты фиксированных сумм на каждую факторию (Хугли - 3000 рупий в год, Сурат - 10 000 рупий, и пр.). Также компания получала в джагир уже не три, а 38 деревень вокруг Калькутты и пять деревень вокруг Мадраса, то есть становилась не просто заминдаром (каким уже была), а крупным землевладельцем. Выкупили британцы и остров Диви возле Маччхлипаттана, где собирались возвести "новый Бомбей". Причем Фарук Шияр фирман давать не сильно хотел, даже за взятку в 30 000 фунтов серебром, но ОИК пригрозила закрыть факторию в Гуджарате и лишить падишаха всех доходов от торговли - и он сдался.


Фарук Шияр - слабохарактерный падишах (вельми кликабельно)

Но почти сразу англичане столкнулись с тем, что если и раньше чиновники на местах вымогали пешкаш, несмотря на любые приказы и указы из Дели, то теперь тем более "клали с павлиньими перьями" на фирман Могола в далекой столице. Субадар Бенгалии Муршид Кули-хан просто заявил, что индийский хрен вам, а не 38 деревень, остров Диви субадар Декана вообще не отдал, заломив претензию в 20 раз выше того, что давали британцы, а мутасадди в Сурате запросил 200 000 рупий "за признание" фирмана, и компании с трудом удалось сбить цену до 70 000 рупий. Попытки жаловаться падишаху на  самоуправство его вассалов приводили только к длинным и цветистым чисто восточным ответам, полным сожалений о том, что "наваб стал слишком самовластным, чтобы считаться с любыми приказами двора".

Итого, нужно было "идти в народ", спускаться на уровень суб и территориальных владений, дабы выкручивать руки "там и сейчас". Поскольку ОИК владела тремя укрепленными и надежными пунктами на побережье - президенствами в Бомбее, Мадрасе и Калькутте (Бенгальское президентство) - то приоритетом для нее стали взаимоотношения с тремя тамошними субами, Гуджаратом, Карнатиком и Бенгалией. Именно там разворачивались последующие события "великого подчинения Индии" одной небольшой, но очень упертой и гордой торговой компании...

Tags: Бахадур-ОИК, Восток есть Восток
Subscribe

Posts from This Journal “Бахадур-ОИК” Tag

  • Компания-Бахадур - 15

    Возвращение Карнатика (окончание) Боевой дух войск ФОИК упал ниже плинтуса - когда они попытались взять крепость Тирнамалле, сипаи вместо атаки…

  • Компания-Бахадур - 14

    Возвращение Карнатика (продолжение) Осада Тируччираппалли, начавшаяся в июле 1751 года, стала поворотным пунктом 2-й Карнатикской войны. В сентябре…

  • Компания-Бахадур - 13

    Возвращение Карнатика (начало) 1-я Карнатикская война закончилась так, что обе стороны остались недовольны. Англичане нагнали подавляющее численное…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments