qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Испанский "коммунизм" анфас и в профиль (Красный петух против черного петуха - 20)

Облико морале (красные)

Мятеж спровоцировал в Испании республиканской социалистическую революцию - если раньше правительство как-то оглядывалось на правых и существенно тормозило социальные реформы, чтобы не расколоть общество, то теперь "нужда отпала", ибо "померла - так померла". Инициатива, как и при любой революции, исходила снизу - от активистов профсоюзов (ВСТ и НКТ) и политических партий (ИСРП, КПИ, ФАИ, ПОУМ и пр.), и какой-то единой программы не было, на какой территории сторонников какой левой партии было больше, те лозунги и претворяли в жизнь "восставшие массы". Впрочем, были моменты, в которых все левые сходились - например, ненависть к церкви (несмотря на то, что в организации мятежа духовенство активно не засветилось, и в первые дни молчало "как рыба об лед"), потому начались погромы церквей, закрытие монастырей и уничтожение атрибутики (причем не грабеж - в большинстве регионов даже анархисты заставляли людей ломать и жечь церковное имущество, а не растаскивать по квартирам). К глубокому сожалению анархистов Барселоны, Саграда-Фамилию архитектор Гауди, гнида контрреволюционная, построил из цемента - сколько бензина ни лили, сжечь его не удалось...


Агитплакат, призывающий ополчения всех крупных партий и движений - анархисты, баски, коммунисты, каталонцы и пр. - сплотиться в единые вооруженные силы

Естественно, всё это сопровождалось насилием и убийствами - республиканскую Испанию захватила та же самая волна расправ с инакомыслящими, которая бушевала по ту линию фронта. По данным националистов, которым, впрочем, верят и некоторых левые историки, за всё время войны казнено было 85 940 человек (есть цифры и 300 000, и 400 000, но они "куда менее обоснованы") - священников, монахов (иногда даже монахинь), "капиталистов", офицеров, гражданских гвардейцев, участников правых партий и, конечно же, "я его знаю, у него шурин в Фаланге!" и "ну что, собака, жалеешь за тот раз?". "Механизм" работал по той же схеме - каждая партия, профсоюз, или просто "группа вооруженных республиканцев" отрабатывала свои расстрельные списки, хотя было много и стихийных самосудов. Впрочем, что отмечают и некоторые правые историки, основная волна "революционного террора" пришлась на первые месяцы войны, а затем он был жестко "поставлен в рамки" и отдан на откуп "компетентным органам". Примерно 26 самых разных организаций, подвизавшихся на ниве "компетентного выявления врагов народа", носили гордо-неофициальное прозвище ЧК - "дань уважения" гепеушным традициям своих кумиров из СССР. Которые тоже вскоре появились как "советские советники", прибрав постепенно к рукам "аппарат насилия" и устраивая "в 1937 году кампании в лучших традициях 1937 года"...

Логичным следствием антицерковной компании стала ураганная эмансипация - заключить брак и получить развод стало "как стакан воды выпить", и вообще, в республиканской Испании революция была в том числе и сексуальной, "освободив порабощенную женщину Востока". Любой "полевой командир", профсоюзный лидер или партийный босс (не говоря уже об официальных чиновниках) имел полномочия провести процедуру брака или развода, которая признавалась абсолютно законной. Попытки республиканского военного командования после первых месяцев войны убрать с передовой отряды анархисток-ополченок (в том числе и под предлогом борьбы с эпидемиями венерических болезней), конечно, увенчались в итоге успехом, но в целом вооруженные женщины на улицах, с удовольствием позировавшие своим и иностранным фотографам, были трендом эпохи. Одновременно с этим развернулась "борьба с буржуазией" - крупные предприятия и поместья людей, связанных с мятежом, национализировались, а частные особняки становились резиденциями со страшной силой плодившихся комитетов, советов и прочих "революционных организаций" (в бывшей резиденции миллиардера Хуана Марча расположился штаб Союза революционной молодежи).


Одна из многих "освобожденных женщин Испании"

Однако когда "пена первых дней схлынула", выяснилось, что весь этот хаос имеет сильную тенденцию к упорядочению и централизации. Даже анархисты в Барселоне, буквально вчера еще сидевшие в каталажках за призывы к забастовкам и саботажу, взяли власть в "ежовые рукавицы" - НКТ в приказном порядке вернул рабочих на заводы, волна криминального насилия, захлестнувшая город после мятежа, была "загнана обратно" ("Уголовный мир Барселоны позорит революцию!", "Покончить с этими подонками! Если мы этого не сделаем, то уголовники разделаются с революцией, обесчестив ее!" - и это официально заявляли вожаки анархистов!). Вчерашние террористы (типа Буэнавентуры Дуррути, "человека-пистолета") становились администраторами и командирами, совершая, естественно, все классические ошибки дилетантов - впрочем, постепенно, методом проб и ошибок, многие "пролетарские вожди" стали-таки грамотными управленцами и офицерами. Естественно, попытки "идти в деревню" и устраивать там коммуны "где всё общее, даже женщины", предпринимались с завидной регулярностью, но как раз на селе позиции НКТ и ФАИ были не самыми сильными, и трендом "построение аграрного коммунизма" не стало.

Численность левых партий росла ежедневно как на дрожжах - ИСРП, КПИ, ФАИ, ПОУМ, Эскерры, ОСПК (Объединенная социалистическая партия Каталонии, кат. Partit Socialista Unificat de Catalunya, PSUC - альянс местных коммунистов с еще тремя небольшими социалистическими организациями). Закон революции - радикалы растут, умеренные вымываются. Что и привело в итоге к закономерному событию - 4 сентября 1936 года Ларго Кабальеро таки снял свой дурацкий запрет на вхождение социалистов в правительство, в результате чего сформировал ("прихватив" к премьерству еще и портфель военного министра) дистиллированно-левый кабинет: ученый-физиолог Хуан Негрин Лопес от ИСРП (финансы), юрист-дипломат Хулио Альварес дель Вайо и Ольоки от ИСРП (МИД), Мариано Руис Фунес-Гарсия от Республиканской левой (юстиция), юрист Анхель Галарса ГагО от ИСРП (внутренние дела), Индалесио Прието Туэро от ИСРП (морской), "профессиональный революционер" и редактор партийного официоза ХесУс Эрнандес ТомАс от КПИ (образование и культура), юрист Хулио Хуст Гимено от Республиканской левой (общественные работы), президент ВСТ Анастасио де Грасия Вильярубия от ИСРП (промышленность и торговля), адвокат Жозеп ТомАс и Пиера от Эскерры (труд и соцобеспечение), "профессиональный революционер" (по моде своих "больших братьев" из России, они не работали, обитая в подполье на средства партийной кассы) Висенте Урибе Кальдеано от КПИ (сельское хозяйство), Бернардо Гинер де лос Риос Гарсия от Республиканского союза (транспорт) и два министра без портфеля - бывший премьер Хосе Хираль Перейра от Республиканской левой и адвокат Мануэль де Ирухо Ольо от Баскской националистической партии.


Хуан Негрин Лопес

Впрочем, нет у революции конца - уже 4 ноября 1936 года в правительство вошли и анархисты из НКТ (новые места получили в основном разделом полномочий некоторых министерств). Бывший террорист и политический убийца, он же один из лидеров ФАИ, Хуан Гарсия Оливер стал министром юстиции (вот она, "революционная ирония"), "теоретик синдикализма" и "как бы умеренный анархист" Хуан Лопес Санчес стал министром торговли (деньги и коммунизм... Кропоткин фшоке), еще один "умеренный" Хуан Пейро Белис получил промышленный портфель, а "первая в мире испанская женщина-министр" Федерика Монсень Манье отвечала за здравоохранение и социальную помощь (не путать с соцобеспечением!). Журналист Карлос Эспла Рисо от Республиканской левой стал первым в Испании министром пропаганды, а врач Жауме Аикваде[р] и Миро от Эскерры стал еще одним министром без портфеля.

Все эти перестановки институционально закрепили "завоевания революции", превратив Испанскую республику в "практически социалистическое" государство. Плохо было лишь одно - тогда как во главе националистов оказался пусть и подлый, беспринципный и самовлюбленный, но всё таки беспощадный и деятельный "карлик Франко", "коалицией республиканских единомышленников" распоряжался человек, которого соратник по партии (хотя и из противоположного ее крыла) охарактеризовал так: "Дурак, который хочет слыть мудрецом, холодный бюрократ, играющий безумного фанатика, дезорганизатор и путаник, который притворяется методическим бюрократом, человек, способный погубить всех и вся". Увы, Ларго Кабальеро весьма скоро подтвердил почти все эти нелестные формулировки...

Tags: Век хыхацатый, Испанские петухи
Subscribe

Posts from This Journal “Испанские петухи” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments