qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Красный петух против черного петуха - 19

Облико морале (белые)

К 21 июля 1936 года мятеж уже явно перерос стадию путча и превратился в восстание. Путчисты, которых весьма скоро стали называть националистами, одержали победу на севере страны - в их руках были Ла-Корунья, Виго, Леон, Вальядолид, Витория, Памплона и Сарагоса, то есть бОльшая часть (либо же полностью) провинций Галисия, Кастилия-Леон, Арагон, Ла-Риоха и Наварра, а также Балеарские острова (без Менорки). Это, конечно, были совсем не индустриальные районы Испании (в которых оставались сильны республиканцы), но и, что характерно, богатых капиталистов, помещиков или банкиров там тоже было не очень - это типичная "средняя Испания обычных людей", которые держались католической церкви и традиций (посему второе название восставших - традиционалисты). На востоке и юге страны ситуация была иной - рабочие Мадрид, Каталония, Валенсия и Мурсия, а также Астурия, Кантабрия и Страна Басков остались верны республике, но и типично аграрные районы с преобладанием сельского населения - Кастилия-Ла-Манча, Андалусия и Эстремадура - тоже оставались "красными". Потому что накал противостояния "помещики-арендаторы" именно тут был особо сильным (ибо помещиков было много, и латифундии большие), и аграрная политика левых находила посредь крестьян широкий отклик. Тут мятежники смогли захватить лишь Севилью, Кордову и Гранаду, причем только города, без округи. Националистам оставалось утешаться тем, что "Африка и Канары наш!".


Ситуация в июле 1936 года (кликабельно)

Этот раздел и показал, как географически делилась Испания на правых и левых. Потому что стадия захвата власти прошла - где путчистов было больше, и они пользовались поддержкой населения, там они и победили, в остальных же местах им дали жесткий отпор. Теперь события переходили во вторую стадию - гражданской войны, в которой успех зависел от возможности быстро развернуть как можно больше вооруженных сил и вести с их помощью операции по захвату вражеской территории. Тут у националистов было преимущество - на их стороне, во-первых, были весьма боеспособные и уже отмобилизованные (как показала практика) ополчения Фаланги и карлистов, а во-вторых, имелась вся Африканская армия (лучшая часть ВС Испании), ибо с халифом Протектората Марокко (местным правителем марионеточного государства) Мулеем ал-Хасаном бин ал-Мехди удалось найти "общий язык", и можно было бОльшую часть войск перебросить в Испанию.

Однако оставим (на самом деле, конечно, оставлю - я, а вам придется с этим смириться) на время хронологию военного конфликта и дадим "краткий очерк характерных нравов нового общества". Ибо, вопреки чуши и пискотне мРАксистских историков, события в Испании были революцией с обоих сторон - и слева, и справа. Потому что даже лозунгом националистов не стало возвращение - ни монархии, ни "правильной республики". На "освобожденных территориях" сразу начали строить нечто новое, принципиально не похожее на "классический капитализм-империализм", а некоторыми монархическими лозунгами просто размахивали, чтобы "удерживать в стойле" рекетес и ультрас. И, как это обычно бывает, построение "мынаш-мынового" началось с "до основанья разрушенья" всего старого. Просто под "старым" понималась вся Вторая республика - оптом.


Поэт Федерико Гарсия Лорка, самая известная жертва белого террора

Когда при вас в стопятьсотый раз будут повторять "мемо-шутку" про "только расстрелы спасут Россию" - не смейтесь, а постарайтесь запомнить того, кто это говорит, чтобы не попался вам на пути, если вдруг заварится в стране какая буза. Ибо то, что считается "в обычной жизни" всего лишь "это такой прямолинейный правдоруб, резкий парень, никого же на самом деле убивать не будут!", во время революций "тупо этим и становится" - они идут и убивают тех, чья смерть, по их мнению, "спасет Россию". Особо не раздумывая и не заморачиваясь никакой совестью и приличиями. В националистической Испании убивали всех: участников левых партий, профсоюзов, голосовавших за Народный фронт, а также их родственников, друзей, соседей, не говоря уже о цыганах, масонах и представителях двух самых массовых категорий, попавших под расстрел - "у тебя морда республиканская, я нутром чую" и "ну что, теперь жалеешь, что меня тогда обидел?".  Поэт Федерико Гарсия Лорка, скрывавшийся в Гранаде у друзей-фалангистов (!) был арестован и расстрелян по приказу какого-то полковника Гражданской гвардии, смертельно обиженного его "Романсом о Гражданской гвардии" (русский перевод - "Романс об испанской жандармерии"). В свое "оправдание" (а по поводу убийства Лорки пришлось-таки оправдываться "на самом высшем уровне" - он был широко известен и за пределами Испании) националисты утверждали, что "ну он же был на самом-то деле красным", хотя ни в одну партию Лорка не вступал и даже на выборах не факт, что вообще голосовал. Просто "песни его навеивали" традиционалистам совсем не то, чего они хотели слушать...

Убивали все, кто мог получить оружие и хоть какую-нибудь "корочку" - Фаланги, рекете, полиции, Гражданской гвардии, "нацбеза", не говоря уже о военной форме, которая давала индульгенцию практически на всё (мужчин не в форме и без опознавательных знаков какой-нибудь националистической организации могли убить просто потому, что "кто не носит форму, тот должен носить юбку!", как брякнул тогда один из "энтуАЗистов"). Каждая организация устанавливала свои правила, ходила своими патрулями и имела свои расстрельные списки. Так что весьма скоро Мола вынужден был издать приказ о запрещении бросать трупы казненных у обочин дорог - "это вам не выставка!", имейте труд закопать, да подальше. Точных цифр жертв "белого террора" нет и никогда не было (кто ж их, краснопузых, считал!) - разброс самых разных источников от 200 000 убитых за первый год войны до 750 000 за первые два. Самые хилые и "занационалистические данные", практически подлог - 40 000 казненных за все три года. Не останавливались даже перед казнями "классово близких" - осуждены трибуналом и расстреляны за "нежелание примкнуть к мятежу" (ничем конкретным националистам они попросту навредить не успели, ибо были схвачены в первые же дни) генералы Доминго Батет Местрес, Мануэль Ромералес Кинтеро, Рохелио Каридад Пита, Энрике Сальседо Молинуэво, Мигель Кампинс и Аура и контр-адмирал Антонио Асарола Гресильон.


Андрес Саликет Сумета

Старой власти не было, ее расстреливали сразу (военных и полицейских, не примкнувших к мятежу - "автоматом", гражданские чиновники проходили суровую "процедуру чистки"), вместо новой покамест был вакуум - "верховный диктатор" Санхурхо разбился вместе с самолетом в португальском Эшториле. Пришлось импровизировать на коленке - 25 июля 1936 года усилиями Молы была создана в Бургосе Хунта национальной обороны - временный коллегиальный орган управления восстанием, председателем которого стал дивизионный генерал Кабанельяс (как самый старый из генералов). Помимо него, в хунту вошли еще шестеро действовавших тогда в "Северной зоне" командиров - дивизионный генерал АндрЕс Саликет Сумета, бригадные генералы Эмилио Мола Видаль, Луис Мигель Лимия Понте и Мансо де Суньига, Фидель Давила и Аррондо Хиль и Арриха, штабной полковник Федерико Монтанер Канет и просто полковник Фернандо Морено Кальдерон. 30 июля добавили командующего ВМФ националистов - капитана де навиО (то бишь, первого ранга) Франсиско Морено Фернандеса.

Однако нельзя было игнорировать "крупные фигуры "за пределами северной группировки. 4 августа в хунту добавили дивизионного генерала Франсиско Франко Баамонде, назначенного командующим Африканской армии (Северную принял Мола), но 18 августа такой "фармазон" разбавили еще одним "северянином" - дивизионным генералом Херманом Хилем и Юсте. 19 сентября в хунту попали еще двое - дивизионный генерал Кейпо де Льяно и бригадный генерал Луис Оргас Йолди (командовавший гарнизоном Канарских островов). Естественно, в такой "тесной группе единомышленников" разгорелась борьба за "верхнюю власть". Мола и Кабанельяс, мягко говоря, не любили Франко (первый - "просто так", а второй - как его бывший командир в Африке, который "я про него всё знаю, вы еще все об этом пожалеете!"), и тот отвечал им искренней взаимностью, а среди остальных участников хунты просто не было равнозначных фигур, кроме Кейпо, но его "республиканское прошлое" и отвязные манеры никому не нравились. В итоге традиционалисты-националисты решили вопрос демократически - тайным голосованием. 28 сентября 1936 года, после интриг и моббинга "партии ястребов", поддерживавших "командармафра", Франко был выбран генералиссимусом и верховным главнокомандующим [и правителем Испании] - против голосовал только Кабанельяс, Мола воздержался.


"Генералиссимус" - агитплакат социалистического профсоюза ВКТ

С политической жизнью был полный порядок - все левые газеты закрылись, остальные подвергались цензуре (причем двойной - армии и церкви), все партии и общественные организации (даже СЭДА) были распущены, кроме карлистов, монархистов и Фаланги. Последняя вообще стала спасением многих, кто боялся политических репрессий - изначально ИФ была фашистской партией, то есть с капиталистами и консерваторами у нее были "контры". Основную массу фалангистов еще до мятежа составляли студенты, псевдоинтеллектуалы, мелкие служащие и... рабочие. Которых после начала мятежа стало еще больше - пролетарии массово шли в Фалангу, просто чтобы спасти от "превентивных расстрелов" себя и своих близких. "Старые рубашки" (как называли тех, кто вступил в партию до 17 июля 1936 года) растворялись в море новообращенных, которым приспособиться и взлезть наверх, отмазавшись от фронта, было важнее "идеалов борьбы".

Руководство Фаланги пыталось "с этим что-то делать", однако "вождь" Хосе Антонио Примо де Ривера всё еще отматывал свои пять месяцев за призывы к массовым беспорядкам в тюрьме города Аликанте, и сразу после путча этот срок превратился в пожизненный (20 ноября 1936 года его и еще некоторых руководителей ИФ расстреляют после "революционного суда"). Во главе Фаланги на территории националистов оказался Федерико Мануэль Эдилья Ларрей, рабочий-механик (хоть и с образованием), трудившийся в частном секторе, ибо попытки завести собственный бизнес успехом не увенчались. Эдильисты (как стали называть Эдилью и его сторонников) развернули компанию за "чистоту рядов" и против объединения с "этими городскими пижончиками и помещичьими сынками", а также "монархической отрыжкой". За что Франко, недолго думая, посажал в апреле 1937 года их всех по тюрьмам, и никого не смущало, что Фаланга - "правящая партия", а ее лидер сидит уже не в "красной", а в "белой" тюрьме (в 1941 году его опустят в ссылку на Балеары, а в 1947 году "насовсем", но в политику Эдилья так и не вернулся, уйдя в "тотальное отрицание прижима").


Федерико Мануэль Эдилья Ларрей

Чтобы укротить этот "ненашенский дух" Испанской Фаланги, Франко попросту превратил ее в ведро, куда сбросил все политические организации, поддержавшие мятеж - карлистов, монархистов и остатки боевиков СЭДА. Даже название "новой-старой" партии придумывать не стали - взяли старое Испанская Фаланга и ХОНС, присобачили модное словечко, и вуаля, народилась на свет божий Испанская Фаланга традиционалистов и ХОНС, с синими рубашками, ярмом и стрелами, партийным гимном "Лицом к солнцу", культом смерти и мертвого Хосе Антонио (от карлистов добавили только красный берет). Но с абсолютной пустотой внутри - ИФ превратилась в типичную "партию власти в однопартийной стране", аналог НСДАП, КПСС или "Единой Испании", прибежище карьеристов, приспособленцев, "ватников" и "одобрямсов". Ибо ничто не могло мешать культу Единственно Солнцеликого, которому быстро нашли подходящее слово а-ля фюрер, дуче или вождь - каудильо (исп. caudillo - предводитель, лидер, "шишкобугор")...

Tags: Век хыхацатый, Испанские петухи
Subscribe

Posts from This Journal “Испанские петухи” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments