qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Красный петух против черного петуха - 5

Шаг вправо, шаг влево

Согласно "закону маятника", когда во время революций терпит поражение одна часть "политического спектра", тут же поднимает голову другая. Правительство расправилось с угрозой пронунсиаменто со стороны консервативных военных - начались серьезные проблемы с крайне левыми. Хотя жаловаться, на самом деле, им было не на что - республиканское правительство и без того приняло весьма либеральные по тем временам трудовые законы. Введен 8-часовой рабочий день, крестьяне стали получать компенсации "при несчастных случаях на производстве", на предприятиях были организованы "смешанные суды" из рабочих и представителей собственников, которые разбирали трудовые конфликты - и только если такой суд не нашел приемлемого для всех выхода, можно было объявлять забастовку.

 
Хуан Пейро и Буэнавентура Дуррути - два крыла испанского анархизма

Однако именно этот "трудовой арбитраж" до глубины души возмутил анархистов. В 1931 году в их рядах случился раскол - часть руководителей НКТ (Национальная конфедерация труда - анархо-синдикалистские профсоюзы) во главе с "умеренным" Хуаном Пейро опубликовали "Манифест Тридцати", вышли из организации и основали свою Синдикалистскую партию, протестуя против курса на конфронтацию с правительством, эскалацию насилия и скорейшее "построение коммунизма". НКТ и родственная ей по духу (и по составу - большинство участников одной из организаций входило и в другую) Федерация анархистов Иберии (ФАИ) фактически оказались под контролем леваков-радикалов, типа боевиков-террористов Буэнавентуры Дуррути (см. о нем сериЯл "Красный ангел с черными крыльями") и Хуана Гарсии Оливера. А это было серьезно, ибо НКТ по численности участников (в 1931 году - более 800 000 человек) стала вторым профсоюзом в стране после социалистического ВСТ (Всеобщий трудовой союз - контролировался ИСРП и поддерживал правительство Асаньи).

Так что для активистов НКТ-ФАИ запрет спонтанных (без разбора претензий в каких-то там арбитражах) забастовок был смертелен - он выбивал из рук "главное оружие пролетариата" в борьбе за скорейшее построение бесклассового общества. Тем паче что еще в октябре 1931 года кортесы приняли "Закон о защите республики", направленный против монархистов (запрещались использование монархических символов, манифестации, призывы к смене власти и насилию), но под отдельные положения которого попадали и любимые анархистами "дикие стачки". В общем, "борцы за свободу народа" развернули красно-черные знамена и начали пытаться устроить в стране коммунистическую революцию. (Для понимания: собственно партия жалких подпевал Коминтерна и сталинского СССР, то бишь КПИ, особой популярностью в стране не пользовалась - в 1932 году число ее участников не превышало 12 000, а контролируемый коммунистами профсоюз Унитарная всеобщая конфедерация труда (УВКТ) насчитывал всего 150 000 - 200 000 участников.)


Эмблема НКТ - трудящийся Геракл, рвущий пасть капиталистическому Немейскому льву

21 января 1932 года НКТ подняла восстание в Каталонии, в долине реки Льобрегат. Часть городов была захвачена анархистами, которые объявили об уничтожении частной собственности, денег и установлении "коммунизма". Армейские части, отправленные правительством, быстро подавили бунт. Асанья не стал запрещать НКТ (хотя многие настаивали), но выслал некоторых вождей анархо-синдикалистов в Испанскую Гвинею. Тем не менее, популярность НКТ росла, и в 1932 году в ней состоял уже миллион человек. Через год, 8 января 1933 года, началось второе восстание - в Каталонии, Леванте (восточное побережье Испании) и Андалусии. В Барселоне и Мадриде жалкие попытки анархистов напасть на штаб-квартиры полиции были отбиты, в Леванте села, провозгласившие "либертарный коммунизм", были быстро "зачищены".

Сильнее всего (до 12 января) полыхало в Андалусии. В селе Касас-Бьехос какой-то старый анархист по прозвищу Семипалый забаррикадировался с друзьями и родственниками в доме и стрелял по объединившимся в борьбе против "гидры коммунизма" гражданским и штурмовым гвардейцам. После целой ночи осады гвардейцы подожгли дом и расстреляли из пулеметов тех, кто пытался спастись, а потом казнили еще 11 крестьян из деревни. Событие "получило прессу", причем как левую, так и правую (никто из врагов Асаньи не отказал себе в удовольствии кинуть камень в "кговавый гежим") - общественное мнение "было резко против", даже после того, как командовавший бойней капитан гвардии получил 21 год тюрьмы. Так что совсем не удивительно, что на частичных муниципальных выборах 22 апреля 1933 года (переизбирались те муниципальные советники, которые были объявлены победителями в апреле 1931 года ввиду отсутствия конкурентов) победили правые - правительственные партии смогли набрать только 25% голосов.


Льюис Компанис и Жовер

Но руспубликанцы так ничего и не поняли - уже 17 мая 1933 года был принят закон о религиозных конгрегациях, запрещавший с 1 октября 1933 года все еще имевшиеся церковные образовательные учреждения, кроме начальных школ. Все храмы и церкви были объявлены национальным достоянием. В течение года со дня издания закона церковные организации должны были прекратить любую коммерческую деятельность. Была полностью прекращена урезанная ранее выплата государственных субсидий духовенству. Сие привело к очередному правительственному кризису - президент Алькала Самора отклонил предложения Асаньи о перемещении кое-каких министров с поста на пост, и 12 июня правительство ушло в отставку.

Но пока ИСРП имело большинство в кортесах, она могла формировать правительство по своему усмотрению - новым премьером опять стал Асанья. Портфели распределились следующим образом: де лос Риос Урутти (МИД), Альборнос Лиминьяна (юстиция), лидер каталонских сепаратистов и Эскерры Льюис КомпанИс и Жовер (морской), экономист Агустин Виньялес Пардо от Республиканского действия (экономика), Касерес Кирога (внутренние дела), университетский ученый Франсиско Барнес Салинас от Республиканского действия (образование и культура), Индалесио Прието (общественные работы), Ларго Кабальеро (труд), Доминго Санхуан (сельское хозяйство) и адвокат-журналист с Канарских островов Хосе Франчи и Рока от Федеральной демократической республиканской партии.


Хосе Кальво Сотело

Однако всё это было "перестановкой левоцентристских стульев" и ничем не подняло популярности правительству. 4 сентября 1933 года состоялись выборы в новый конституционный суд - Трибунал конституционных гарантий. Правительственные партии получили пять мест, правая оппозиция и "неправительственные центристы" - 12 мест. Причем одним из судей стал вообще ярый монархист, "экономический гений" времен диктатуры Примо де Риверы Хосе Кальво Сотело, живший в эмиграции. Сие было не только пощечиной по репутации правительства социалистов, но и серьезно затрудняло его дальнейшую практическую работу. 12 сентября 1933 года Мануэль Асанья подал в отставку с поста премьер-министра, и все его коллеги по кабинету отправились на покой. "Двухлетие реформ" закончилось - маятник общественного мнения резко качнулся вправо...

Tags: Век хыхацатый, Испанские петухи
Subscribe

Posts from This Journal “Испанские петухи” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments