qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Красный петух против черного петуха

Больной человек Европы

В 1930 году Испания была, наверное, самой горячей точкой Европы - не исключая даже вечнобурлящие Балканы, погрязшую в ползучей гражданской войне социалистов и нацистов Германию, или Италию, где крикливо-театральный фашизм готовился "показать этим неграм мать св. Космы и Дамиана". Зашедшая в тупик военная диктатура, не справившаяся с кризисом парламентаризма и партийной борьбой, поднявшие голову социализм и анархо-синдикализм, "кризис культурной идентичности" и рвущиеся к власти сепаратисты - всё указывало на то, что Европу ждет очередная революция (после российской, германской, венгерской, ирландской, итальянской и с трудом задавленных попыток совершить ее в Англии, Франции, Польше и странах помельче, типа Болгарии), которая больно ударит по и без того драному и скотчем кое-как перемотанному "международному порядку".


Король Альфонс XIII

Лицом кризиса был человек с оперетточной внешностью и именем (когда-то гордым, но стараниями французских писак-водевильеров давно уже насмерть склеенным с понятием "мужчина, живущий за счет женщины") - дон Альфонс XIII де Бурбон де Аустрия-Лорена, король Испании. Ей богу, хотя бы имя можно было выбрать так, чтобы не связываться с несчастливым числом - он стал королем с самого рождения (мать, Мария Кристина де Аустрия-Лорена, была всего на третьем месяце, когда умер его отец, Альфонс XII), и если уж так хотелось назвать младенца Альфонсом, то зачем делать это имя тронным, ведь остальных имен было еще просто дофига - Леон Фернандо Мария Хайме Исидро Паскуаль Антонио? Ну, стал бы Леоном I, Антонио I, Яковом I, или, на худой конец, Фердинандом VIII... Нет, блин, надо было выбрать именно Альфонса, дабы присобачился к нему именно тринадцатый номер. С такой дурой-матерью даже у гения не было бы шансов вырасти нормальным.

Но увы, мальчик Альфонс XIII гением не был, и жизнь его мало чему научила (от него даже жена-королева ушла - впрочем, потом, уже "много после"...). Нерешительный, ленивый, безответственный и без определенных взглядов и убеждений, он попросту плыл по течению, слегка подгребая лапами. Ну да, когда Испания сурово профукала войну 1898 года с США, ему было-то всего 12 лет, и он мало за что отвечал на самом деле. Но потом лучше не стало. Интеллигенция отвернулась от монархической идеи в принципе, поскольку именно ее считало причиной гибели империи - "поколение 1898 года" (именно поэтому Франко потом будет вонять в интервью, отбрехиваясь после казни Гарсии Лорки, что не приказывал расстреливать поэтов [за убеждения], потому тогда пришлось бы расстрелять их всех). Отсюда распри парламентских партий и невозможность достичь консенсуса между либералами и консерваторами, порождавшие чехарду лихорадочно сменяющих друг друга коррумпированных правительств. Новорожденная индустриализация и развитие промышленности принесли взрывной рост рабочего движения и самые массовые и активные (от забастовок до бунтов и терроризма) организации анархистов в Европе (см. сериЯл о Буэнавентуре Дуррути) - четырех премьер-министров убили анархо-синдикалисты (не считая чиновников поменьше). Первая мировая война сильно ударила по Испании - падение импорта-экспорта привело к голоду, который "отшлифовала" знаменитая эпидемия гриппа (его совсем неспроста назвали "испанкой", в этой стране был наиболее высокий процент заболевших и умерших).


Мигель Примо де Ривера

К этим двум "вызовам времени" (классовая борьба и кризис парламентаризма) добавлялся третий, чисто испанский - региональный сепаратизм. Баски и каталонцы встречали в штыки всё, что исходило от правительства в Мадриде, и исповедовали принцип "выдираем щипцами из их жопы столько прав и суверенитета, сколько оторвем". Причем в этой ненависти были едины и правые, и левые - карлисты и социалисты одинаково "тОпили" за независимость Страны Басков, а в Каталонии стреляли в полицейских и воровали оружие со складов и те, кто будет потом анархистами, и те, кто будет социалистами-коммунистами-троцкистами, и те, кто станет фашистом. Ко всему этому туповатые генералы с попустительства короля в 1921 году втравили Испанию в Риф[ф]скую войну против марокканцев, но умудрились обосраться так жидко, что опозорились на весь свет - в июне 1921 года у Анвала погибли 10 000 и сдались в плен 4000 солдат (один генерал тоже сдался, другой покончил с собой), и на месте испанского протектората появилась независимая Рифская республика.

В общем, что-то надо было срочно делать, и альтернативы прорисовывались только две - тотальная либерализация и парламентаризация, влекущая за собой такие ужасные для Испании вещи, как передел земельной собственности и деклерикализацию, либо "всехубитьповесить". Беда была в том, что королю не хотелось ни того, ни другого. Впрочем, другого не хотелось чуть меньше - и потому, когда военный губернатор Барселоны и генерал-капитан Каталонии, сурово расправившийся там с террористами и профсоюзами, генерал-лейтенант Мигель Примо де Ривера и Орбанеха, устроил 13 сентября 1923 года пронунсиаменто (военный переворот), Альфонс XIII его действия полностью одобрил (это же не он, это кто-то другой наконец что-то сделал, ура!). Были распущены кортесы (парламент) и правительство, приостановлено действие конституции, введена цензура СМИ, а вся власть в стране передана военной директории во главе с Примо де Риверой, который и стал фактическим диктатором Испании.


Рифские берберцы

За счет личных качеств и благоприятной конъюнктуры генералу удалось сперва "наладить жизнь". В мире начались "счастливые 20-е", они же "эпоха просперити", и экономика зашевелилась - в том числе и в Испании. Примо де Ривере удалось договориться о политическом консенсусе и с правыми, и с левыми партиями - в 1925 году военная директория преобразовалась в гражданскую (генералы и "некоторые особо надежные штатские" получили министерские портфели, а сам Примо стал зваться премьером), было создано Национальное консультативное собрание и начала писаться новая конституция. В Марокко война внезапно стала победоносной - как раз с того момента, как в нее вступила Франция, и теперь уже полчища солдат двух армий, забрасывая "мятежников" с самолетов ипритными бомбами, навалились на берберов и "пузами задавили" к 1927 году.

Но красивая картинка висела на кривом гвоздике. Режим личной диктатуры не опирался на какие-то серьезные силы в обществе - основанный диктатором Патриотический союз был типичной "партией государственных жуликов и воров", объединенных сверху, и ничьих интересов, кроме бюрократии, не отражал. Примо де Ривера был правым консерватором, и потому не мог возглавить даже фашистов - ведь фашизм в Европе был течением революционным и "низовым". Но и правые консерваторы от него отвернулись, недовольные режимом единоличной власти. Кульминацией стали заговоры в армии - главной опоре Примо де Риверы. 28-29 января 1929 года случилась попытка пронунсиаменто, которую возглавил правый политик Хосе Санчес Герра - провалившаяся из-за несогласованности действий и нерешительности заговорщиков, но ставшая "тревожным звонком" для диктатора. Да и "просперити" закончилось Великой депрессией в висок - экономика снова начала входить в штопор. Бонапартизм как попытка отдельного хитрожопого индивида лавировать между политическими силами и держаться за власть в очередной раз потерпел полный крах. Итого, когда 28 января 1930 года больной диабетом Мигель Примо де Ривера подал в отставку со всех постов, Испания осталась у "еще более хуже разбитого корыта", чем до его диктатуры...

Tags: Век хыхацатый, Испанские петухи
Subscribe

Posts from This Journal “Испанские петухи” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments