qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Жизнь и приключения "Зеленого Дракона" - 18

Как пойти до конца (начало)

Победа при Гилфорд-Корт-Хаусе ничего не дала британцам и ничего не отняла у американцев. Отступившие войска Грина сохраняли прекрасное расположение духа от того, "как они доблестно бились с красными мундирами", и, в принципе, были непрочь повторить - даже разбежавшиеся кто куда ополченцы дома отчаянно выступали за "смерть британским оккупантам!". Армия же Корнуоллиса "скукожилась" до 1400 человек и, пребывая в подавленном состоянии от больших потерь и отсутствия перспектив, отошла в Уилмингтон. В голове у командующего, разочаровавшегося в лоялизме обоих Каролин и Джорджии, созревала "последняя идея-фикс" - войну можно выиграть только внезапным ударом по Виргинии, соединив там южную и северную армии. Чем, собственно, Виргиния должна была отличаться от Новой Англии, Нью-Джерси, Мэриленда или американского Юга - внятно британский генерал, похоже, объяснить не мог даже своему шефу Клинтону, который отнесся к этой затее скептически. Но всё же еще в декабре 1780 года послал туда "в набег" 1600 человек во главе с бригадным генералом Бенедиктом Арнольдом - свежепроизведенным предателем, только что сбежавшим после провала его попытки сдать англичанам крепость Вест-Пойнт.

 
Бенедикт Арнольд - герой-предатель, и Уильям Филлипс - слишком больной победитель

Человек, от которого в американской народной памяти осталась только его раненая нога (ей, а не "всему Арнольду", стоит "безымянный" памятник в Саратоге), навел большого шухеру - захватил столицу штата Ричмонд (губернатор Томас Джефферсон выскочил из своего дворца за 15 минут до нападения на него британцев, и потом долго и злобно пенял Вашингтону в письмах, что тот не защитил "свою историческую родину"), сжег и уничтожил провиантские склады. В конце марта к Арнольду подошло (а точнее, приплыло) подкрепление - 2000 солдат во главе с генерал-майором Уильямом Филлипсом, который, как старший по производству, взял командование на себя.

Через месяц, 25 апреля 1781 года, Филиппс и Арнольд встретились с присланными Вашингтоном подкреплениями во главе с генералами Питером Мюленбергом и Фридрихом фон Штойбеном у Блэндфорда. На сей раз немецкий порядок был побит англосаксонским классом - американцы, которых собралась всего 1000 человек, потерпели поражение, оставив на поле боя 150 убитых и раненых, а 2500 британцев потеряли всего 25 человек. Английские генералы попытались преследовать врага и снова захватить Ричмонд, но не успели - туда со свежим подкреплениями первым успел бригадный генерал Ля Файет. А 13 мая Филлипс, заболевший тифом, скончался, кинув всю армию на одного Арнольда. Бенедикт попытался "вступить в сношения" со "старым боевым товарищем", отправив ему послание, но Ля Файет вернул ему письмо нераспечатанным. 3000 американцев и 2500 англичан "смотрели друг на друга" у Ричмонда...

 
Питер Мюленберг и Фридрих фон Штойбен - два невезучих немца

В конце концов, Арнольд отошел в Питерсберг. Ля Файет пытался его преследовать, но 19 мая к армии "предателя" присоединился пришедший из Северной Каролины Корнуоллис, доведя общее число британцев до 4000 человек, и француз предпочел ретироваться обратно в Ричмонд. Там к нему подошло очередное подкрепление, которое привел еще один герой войны на Севере - бригадный генерал Энтони Уэйн. Тут мы, ясное дело, сделаем паузу (я сделаю, а вы - куда денетесь?) и познакомимся с двумя этими новыми персонажами, противуставшими нашему герою. Мари-Жозеф Поль Ив Рош Жильбер дю Мотье, маркиз де Ля Файет (с подачи англосаксов в русском языке закрепилось неправильное написание - Лафайет), принадлежал к самой что ни на есть "пенко-сливчатой" французской аристократической семье - его предки умирали в 6-м крестовом походе, сражались бок о бок с Жанной д'Арк, служили в роте "Черных мушкетеров" и добивались жезла маршала Франции.

Увы, в итоге семейное древо дало довольно пресный плод - родился человек совершенных добродетелей, то есть существо ужасно занудное, скучное и, как следствие, не шибко способное к чему-либо. Но из-за того, что честность, бескорыстие, верность принципам (буквальная - компромисс на попугайское крылышко был для него так же противен, как и предательство) вообще и "свободы и равенства" в частности встречаются среди "гомоцапов" реже, чем абсолютные альбиносы, многие современники считали Ля Файета едва ли не богом - уж точно, античным героем, переродившимся в XVIII столетии. Именно всем этим, помноженным на юношеский максимализм, застенчивость и заглядывание в рот 20-летний "щелкопер", приехавший в Америку, чтобы "защищать дело свободы супротив коварства тирании", подкупил и Джорджа Вашингтона, воспылавшего к нему отеческими чувствами (буквально - называл "своим сыном"), причем очень отеческими, вплоть до прощения отсутствия выдающихся талантов, и вообще Континентальный конгресс, раздувшийся от гордости за то, что "к нам приехал, к нам приехал целый маркиз-аристократ!" Собственно, только за это ему и был тут же присвоен чин бригадного генерала, чем даже обиделся боевой подполковник де Кальб, которому этого звания сразу не дали (но потом Ля Файет же и выхлопочет его у конгресса для старого ветерана).


Одновременно и дю Мотье, и Ля Файет

Боевое крещение маркиз, ставший адъютантом командующего, принял в сражении на Брендивайн-Крик, где был ранен в лодыжку, а по выздоровлении получил под команду дивизию. Постепенно он завоевал популярность среди солдат и офицеров своей добротой, внимательностью и упорным старанием высовывать язык добиться того, в чем ему отказала природа - таланта. Ему удалось даже выиграть целое сражение... ну как сражение, бой - 25 ноября 1777 года у Глостера генерал напал с 350 американцев на 350 гессенских егерей и 60 из них убил, ранил и взял в плен. После этого Ля Файет отирался при штабе, где Гейтс пытался его "втемную" натравить на Вашингтона, предложив зажегшую сердце лягушатнега идею вторгнутся во франкоязычный Квебек. Но в итоге главнокомандующий смог спустить проект на тормоза, тем паче что его "сын" сильно заболел и долго лечился. А потом (в 1779 году) уехал во Францию, чтобы лоббировать там увеличение помощи для США. Вернулся Ля Файет в апреле 1780 года, и жители Бостона встретили маркиза, по свидетельству очевидца, как "рыцаря в сверкающих доспехах на белом коне, прибывшего спасти нацию", на которую покушался кровавыми руками Корнуоллис (и кровавый Тарлтон!), побивавший всех посланных против него генералов.

Трудно сказать, что побудило Вашингтона послать "сына", которого он любил, но о достоинствах и недостатках которого был прекрасно осведомлен, командовать армией в Виргинию - скорее всего, главнокомандующий решил сделать жест в сторону французов, с командиром экспедиционного корпуса которых, графом Жаном-Батистом Донасьеном де Рошамбо, как раз в это время шло жестокое препиралово о том, где и как надо воевать дальше. Видимо, в душе Вашингтона всё-таки что-то свербело, потому что почти сразу вслед за Ля Файетом он послал ему на помощь 1000 солдат во главе с одним из наиболее опытных и способных своих командиров, бригадным генералом Энтони Уэйном. Сын английского эмигранта из Ирландии, Уэйн сделал себе карьеру как геодезист и землемер, став уважаемым гражданином Пенсильвании и участником законодательного собрания провинции. И кто бы мог подумать, что в 1775 году он вступит в ополчение и будет участвовать во вторжении в Канаду, выведя зимой 1776 года остатки американских войск после гибели Монтгомери, ранения Арнольда и пленения Моргана под Квебеком. За что был произведен в полковники и стал командиром 4-го Пенсильванского полка Континентальной армии.


Энтони "Бешеный" Уэйн

В феврале 1777 года Уэйн стал бригадным генералом. В сражении у Брендивайн-Крик его бригада три часа билась грудями о грудь с гессенцами, пока не получила приказ отойти. 21 сентября на бригаду ночью напали британцы во главе с Чарлзом Греем, приказавшим вынуть кремни и орудовать только штыками - бой получил название "Резня в Паоли", а Грей - ник "Безкремнёвый". Уэйн сам потребовал провести расследование, чтобы очистить свое имя от обвинений в некомпетентности, и трибунал признал его "ни в чем не уиноуатым". Так что в сражении у Джермантауна Энтони и его бригада снова бились. А в битве у Монмут-Корт-Хауса еще и отличились - два полка сдерживали натиск авангарда Корнуоллиса, пока Вашингтон перестраивал армию на новой позиции.

Но звездным часом генерала стал бой у Стони-Пойнт 16 апреля 1779 года, когда Уэйн "отомстил" за Паоли, повторив "безкремнёвое" нападение, когда приказал солдатам поступить еще радикальнее - снять ружейные замки. Американцы атаковали форт, расположенный на почти отвесной скале, с помощью одних только штыков. А когда завязалась схватка в самом укреплении, Энтони был ранен шальной пулей, но, боясь умереть не в бою, кричал, как сумасшедший: "Несите меня в первые ряды, я хочу погибнуть в бою!" Форт был взят, Уэйн награжден Медалью конгресса и получил от солдат прозвище "Бешеный Энтони", с каковым и вошел в историю США и американской армии (как "первый командир спецназа")... Вот такая "сладкая парочка" должна была спасти Виргинию от "окровавленных лап" Корнуоллиса и Тарлтона.

Tags: Зеленый Дракон
Subscribe

Posts from This Journal “Зеленый Дракон” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments