qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Всё то золото, что блестит - 16

Весь мир - театр

Иностранные путешественники отмечали особую любовь испанцев Золотого века к развлечениям. Например, к танцам - все люди всегда любили танцевать, но имено в Испании, по уверениям авторов путевых отчетов, плясали едва ли не с утра до вечера. Впрочем, это скорее больше говорит о том, кто ездил в путешествия, а не кого они там встречали... Коррида, известная еще с XIII века, оставалась массово любимой всеми слоями населения, и ее устраивали по любому важному, или даже не очень, поводу. Однако в то время профессиональные тореро еще только появлялись, и в корриде участвовали благородные доны, потому она была преимущественно конной, а смерть от рогов быка - довольно обыденной.


Испанский театр XVII века в Альмагро - единственный отентичный в наши времена

Однако имелась у испанцев всех сословий и состояний еще одна пламенная страсть, которой они неистово предавались именно во времена Золотого века -  театр. Стационарные в специально построенных зданиях были только в больших городах (Мадрид, Севилья, Гранада), но и в них тоже преобладали, как и повсюду в стране, временные постройки - коррали (дворы, загоны - постепенно это слово начало обозначать вообще театр как место, где идут представления). Ограничиваясь постройками из дерева на городской площади, или даже просто пространством, отделенным двумя рядами домов, коррали представляли собой вытянутый прямоугольник, один конец которого был предназначен для сцены, а второй - для женской публики; он назывался cazuela (бельэтаж). Стены домов, окна которых выходили на двор, служили ложами; под ними был деревянный балкон (aposento), предназначенный для знатной публики. Что касается партера, то он состоял всего лишь из нескольких скамеек, расположенных поблизости от сцены. Остальное пространство было предназначено для зрителей, которые следили за развитием спектакля стоя. Крыша была только над сценой, касуэлой и боковыми балконами. Партер был защищен от солнца тентом, натянутым между стоящими напротив друг друга домами, и в случае сильного дождя представление прерывали.

Заранее места можно было забронировать лишь знатным господам в ложах - все остальные билеты продавались перед представлением. Обычное начало спектакля - в 14.00 или 16.00 (в зависимости от времени года), но публику начинали пускать уже в полдень. Большинство зрителей, естественно, норовили пройти бесплатно - ссылаясь на дружбу с артистами, государственные должности или принадлежность к литераторам (драматургов и в самом деле пускали на представления пьес конкурентов даром, чтобы они могли "быть в курсе трендов"). В итоге билетерам пришлось выдавать жилеты из буйволовой кожи (в XVII веке - аналог бронежилета, защищавший от удара ножом-навахой), а всем альгвасилам и королевским служащим законодательно повелено было плОтить за вход. Билетов и нумерованных мест не было, потому те, кто хотел занять места на скамейках, или просто поближе к сцене, норовили прийти заранее, и за "козырные" места тоже часто ссорились и дрались.


Тирсо де Молина

Самыми опасными для артистов и драматургов зрителями были "мушкетеры" - не военные, а "знатоки театра" из задних рядов, вызывающе одевавшиеся и решавшие, стоит ли пьеса свиста и шиканий, или же аплодисментов и восторженных криков. "Там сидят сплошь торгаши и ремесленники, которые, бросив свои лавки, приходят сюда в плаще, со шпагой и кинжалом на боку, называя себя „кабальеро“ — все, вплоть до последнего сапожника, и именно они решают, хороша комедия, или нет"… Представление начиналось музыкальной прелюдией, после которой шло лоа (восхваление) - небольшая пьеса-монолог, что-то вроде пролога, которую читал либо сам автор, либо самый известный актер труппы, чтобы сорвать аплодисменты и завоевать уважение "мушкетеров". Затем уже начиналась сама пьеса - комедия, или трагедия (существовал еще жанр "героической комедии", где "сперва всё плохо-плохо, но потом никто не умер"), делившаяся на три действия, называемые хорнады ("путь, пройденный за день, дневной переход" - вероятно, сперва их на самом деле играли по одному в день, но в XVII веке это уже просто было "слово такое").

В перерывах между хорнадами игрались "легкие блюда" - интермедии, незатейливые, часто фарсовые сценки с побоями для развлечения заскучавшей от "высоких штилей" публики, не связанные сюжетом с основной пьесой. Этот обычай был свят, причем буквально - даже когда игрались специальные пьесы на религиозные морализаторские темы, звавшиеся аутос сакраменталис (autos sacramentales), в перерывах всё равно подавали "легкие блюда". Аутос, кстати, играли во времена церковных праздников, когда представления "обычных" пьес запрещались, и их постановка отличалась особой помпезностью в декорациях и костюмах (декорации для аутос авторства Педро Кальдерона де ла Барки, признанного мастера "духовного театра", везли на пяти телегах). Не только в городах имелись коррали - даже в небольших поселках часто существовали труппы любителей, игравших перед земляками во время праздников. Также разъезжали по провинции и бродячие труппы - comicos de la legua.


Педро Кальдерон де ла Барка

Естественно, что в стране Святой инквизиции и "обостренного попизма головного мозга" постоянно имелось антитеатральное лобби, бесившееся от того, что Христа и деву Марию "фигляры показывают на театрах". В итоге в 1646 году Филипп IV полностью запретил спектакли - даже аутос (впрочем, потом запрет смягчили - нельзя было ставить только любовные комедии, нельзя было показывать "легкомысленных женщин", и актрисы не должны были "выглядеть неприлично"), в результате чего большинство корралей закрылись (в Мадриде остался всего один). И возгорелась в Испании срачеполемика до небес - противники и защитники театров собачились в голос с утра и до вечера, публикуя сочинения, устраивая диспуты и просто прясь на улицах и в тавернах. В итоге через несколько лет разум победил - театральные представления "легких жанров" снова разрешили.

В целом же испанский театр XVII века стал вершиной, которая до сих пор признается наивысшей в литературе и культуре оной страны - пьесы Сервантеса, Лопе де Веги, Кальдерона, Тирсо де Молины и Хуана Руиса де Аларкона и Мендосы ставятся и по сей день, будучи признаны "золотым фондом мировой драматургии всех времен", а "великие литературы" Франции, Германии и Италии XVII и XVIII веков не стеснялись "тырить" из-за Пиренеев не только жанры и "общие мысли", но и "тупо тексты" великих драм (переделками испанских пьес не брезговали ни великий Корнель, ни великий Гольдони, ни великий Гоцци).

Tags: Испанское золото
Subscribe

Posts from This Journal “Испанское золото” Tag

  • Всё то золото, что блестит - 17 (финал сезона)

    Склеразм крадется незаметно... Завершая главу об инквизиции, Ваш слуга Альцгеймер обещал печальную историю религиозных репрессий, но следующая глава…

  • Всё то золото, что блестит - 15

    Во имя веры Испанские короли называли сами себя Их Католические Величества, из страны были изгнаны мавры и евреи, протестанту, если он не был…

  • Всё то золото, что блестит - 14

    На сопках Кастилии Не все испанские города процветали, как Мадрид, или Севилья. В 1616 году университет Толедо направил королю Филиппу IV жалобу, в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments