qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Кумовья св. Бартелеми - 19

В ком сила, брат?

Упорное нежелание Генриха IV ни выигрывать войну, ни переходить в католичество и лишать войну дальнейшего смысла на третий год его "правления" начало ему вредить. Разочарованные в нем католики (и даже некоторые гугеноты) начали искать другую, более подходящую кандидатуру на трон, одинаково далекую от фанатизма Лиги или же упертых протестантов. Взоры "третьей силы" (так стали называть эту нарождавшуюся партию, идеологическую наследницу "политиков" 1560-х годов и "недовольных" 1570-х) начали привлекать другие представители семейства Бурбонов, не "вляпанные" в "болото гугенотства".


Кардинал Шарль II де Бурбон

Напомним генеалогию семейства для тех, кто уже позабыл. Антуан де Бурбон де Вандом, король Наварры, Луи I де Бурбон, принц де Конде, и кардинал Шарль де Бурбон были братьями. У Антуана родился сын Анри, ставший спрева Генрихом III Наваррским, а потом Генрихом IV Французским. У Луи I де Конде родился сын Анри I де Конде (умерший в 1588 году), а также сыновья Франсуа I, принц де Конти, и Шарль де Бурбон, который принял сан, получил кардинальскую шапку и, дабы отличаться от дяди, стал называться кардиналом де Вандомом (историками же назван кардиналом Шарлем II де Бурбоном). Именно к нему после смерти кардинала Шарля I обратились взоры "умеренных католиков" - принц вполне мог сложить с себя сан и стать королем Карлом XI. Сам кардинал с этой мыслью "поигрывал", и именно вокруг него кучковались сперва "третьи силы".

Еще одна опасность исходила сразу от обоих ветвей семейства Бурбонов. У Генриха IV имелась сестра - Катрин де Бурбон. Которая влюбилась и хотела сочетаться браком со своим кузеном - еще одним сыном Луи I де Конде, от второго брака, графом Шарлем де Суассоном. Перспектива такого фармазона Наваррца совсем не устраивала - семья "удвоенных Бурбонов" была слишком большим куском, чтобы не привлекать"третью силу", тем паче что и граф де Суассон был католиком (вместе с матерью Франсуаз д'Орлеан он вернулся в лоно римской церкви после дня св. Бартелеми). Посему король повелел сестре сочетаться браком с герцогом де Монпансье. Но строптивая Катрин смогла подстроить тайную помолвку с кузеном. Пришлось брату королевской властью ее аннулировать (формально - из-за отсутствие разрешения монарха, то есть его самого). Позднее король выдаст сестру за наследника герцогства Лотарингия.

 
Катрин де Бурбон и Шарль де Суассон - несчастливые влюбленные

Однако к этому времени, весне 1592 года, после поражения у Руана и очередной бесплодной победы у Кодбека, к "третьей силе" примкнули влиятельные католики, бывшие до того сторонниками Генриха IV - маршал д'Омон, герцог де Лонгвиль и маркиз д'О. Наваррцу надо было что-то делать, и срочно, так что он решил... пойти на переговоры с герцогом де Майенном. Идея была не так глупа, как казалось - главнокомандующий Лиги стремительно терял авторитет и социальную базу, ибо в Париже по-прежнему буйствовал Комитет 16-ти (он же Общественного спасения), открыто кинувший "толстого герцога" и поставивший либо на Филиппа II, либо на сына Анри де Гиза - 21-летнего Шарля де Гиза. Готовившиеся собраться в Париже Генеральные Штаты вполне могли провозгласить королем либо испанца, либо лотарингца, оставив де Майенна "за бортом истории".

К счастью, в семействе Гизов имелись здравомыслящие женщины - Анна д'Эсте, вдова Франсуа Меченого, и Катрин де Клев, вдова Анри Меченого. По версии Брантома, обе они считали, что куда безопаснее и вернее будет развести Генриха IV с Маргаритой де Валуа (те уже много лет не жили вместе, к тому же жена мужа открыто не поддерживала, встав на сторону Лиги) и выдать за него дочку Анри де Гиза - Луиз Маргарит де Лоррен. Ей, правда, было всего четыре года, а "старому козлу" всего год оставался до полтинника, но "всё могут короли" - и таким образом Гизы вполне безопасно и выгодно породнятся с королевской семьей. Так что "платформа для переговоров" с де Майенном имелась, и в Париж отправился один из ближайших соратников Генриха IV Филипп де Морне, сеньор дю Плесси-Марли (зовомый чаще для краткости Дюплесси-Морне), которого называли "гугенотским папой".


Дюплесси-Морне

Однако "толстый герцог" начал гнуть пальцы веером - сперва потребовал избрать себя королем, а потом, когда гугенотский эмиссар проигнорировал сию глупую претензию, заявил, что страну нужно разделить на 23 губернаторства, в 13 из которых наследственными губернаторами будут он, его родичи и соратники по Лиге, а в 10 остальных - "добрые католики" и принцы крови. Лично для себя Шарль де Майенн скромно просил пост генерал-лейтенанта королевства, шпагу коннетабля, пенсию в 300 000 ливров, а также уплаты долгов и маршальские жезлы для своих "друганов". И Дюплесси-Морне, и сам Генрих IV были уже поседевшими интриганами и прожженными плутами, так что, и глазом не моргнув, заявили, что "это всё обсуждаемо", а для начала можно твердо пообещать герцогу и его наследникам, скажем, Бургундию (ибо обещать - не значит жениться...). Де Майенн "призадумался", а вокруг него в Париже начали кучковаться те, кому "третья сила" казалась разумнее и конкретнее, чем испанцы и фанатизм Лиги.

В такой атмосфере 26 января 1593 года в Париже наконец-таки собрались Генеральные Штаты. Ну как собрались - из-за угроз и запрещений со стороны Генриха IV съехались всего 128 человек (тогда как обычно приезжали около 500). Лигёры-радикалы тут же нанесли депутатам удар под дых - вынесли на голосование кандидатуру испанской инфанты Исабель Клары Эухении с требованием сделать "дщерь Елизаветы де Валуа и внуку Генриха II и Екатерины де Медичи" королевой Изабеллой. На самом деле фанатики, поддерживаемые послом Испании и легатом папы Римского, наступили сразу на две мозоли настоящих французов - ненависть к рыжим королевам любым нефранцузам и салический закон, запрещавший передавать корону женщинам. К тому же тон послания Филиппа II, зачитанного перед Штатами, показался всем нагловатым, дерзким и высокомерным. Депутаты начали ор, который не утих (раз уж орать - так от души) и при обсуждении других претендентов - кардинала де Вандома, графа де Суассона и герцога де Майенна. Все единодушно желали короля-католика-мужика-француза, но насчет кандидатуры договориться никак не могли.


Инфанта Исабель, которую французы не очень-то и хотели

В этой ситуации Генрих IV предложил делегации Генеральных Штатов встретиться с его представителями в Сюрене, что и случилось 29 апреля 1593 года. От Лиги на переговоры явились "герой Руана", а ныне комендант Парижа Андре де Бранкас, архиепископ Лиона Пьер д'Эпинак и президент парламента Бургундии Жаннен, королевскую делегацию возглавлял Рено де Бон, архиепископ Буржа. Первым результатом переговоров явилось заключение десятидневного перемирия для дальнейших консультаций, а 17 мая де Бон шокировал "другую сторону" заявлением, что Генрих IV вполне готов перейти в католичество, если это является обязательным условием для признания его королем Франции.

Это был ход даже не конем, а динозавром - у большинства даже лигёров, не говоря уже о "третьей силе", единственной серьезной претензией к кандидатуре Наваррца и было его вероисповедание. Утверждали, что упрямство короля сломила его пассия Габриэль д'Эстре, окончательно загнавшая "старого сатира" под каблук. Д'Эпинак пробовал возражать, что "смена веры по политическим мотивам не есть искренний акт, а потому не внушает доверия". Но всем было уже глубоко покуй - в Париже начались разброд и шатания. Отчаявшиеся испанцы предложили то, что им показалось уступкой - выберите сейчас инфанту королевой, а она "потом" выйдет за французского принца, и тот станет королем. Но тут уперся рогом де Майенн, поддержанный д'Эпинаком - кота в мешке выбирать не будем! Испанцы сделали "последний шаг" - предложили женить на инфанте юного Шарля де Гиза, но и это предложение отклика депутатов не вызвало.


Шарль де Гиз - королем тоже не стал...

Тем временем перемирие "уже неоднократно" истекло, и 17 июня 1593 года Генрих IV занял Дрё, перехватив путь поставки продовольствия в Париж и сделав Штатам "тонкий намек", что "можно и по-плохому". Так что ничто не мешало королю и его Генеральным Штатам заключить 31 июня 1593 года официальное перемирие уже на три месяца - и приступить к переговорам о том, "как нам всем уже нафиг обустроить Францию"...

Tags: Гугеноты, век шестьнадесятый
Subscribe

Posts from This Journal “Гугеноты” Tag

  • Кумовья св. Бартелеми - 20 (финал сезона)

    Чего стоит месса Заявление о полной готовности Генриха IV перейти в католичество случилось под прямым давлением его фаворитки - Габриэль…

  • Кумовья св. Бартелеми - 18

    Теневая семья Те, кто ругает Генриха III за его симпатии к миньонам и за то, что государственные должности и политика страны оказывались в руках…

  • Кумовья св. Бартелеми - 17

    Врагу не сдается наш гордый Париж... Зиму 1589-1590 годов Генрих IV начал с укрепления собственного положения, аки короля Франции. Парламент,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments