qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Кумовья св. Бартелеми - 16

Чего стоит Париж

Смерть Генриха III ввела в ступор всю страну - впервые с 996 года, когда умер Гуго Капет, никто не кричал "король умер - да здравствует король!", ибо никто не знал, кто стал новым правителем Франции. Лига поспешила объявить таковым кардинала де Бурбона, превратившегося в Карла Х, но он сидел под замком в замке Шинон, откуда его перевезут в Фонтене, где и умрет 9 мая 1590 года. Согласно завещанию Генриха III (оспоренного не только Католической лигой, но и папой Римским), королем стал Наваррец, превратившийся в Генриха IV (но сохранивший прозвище Наваррский, и потому путающий своими разными цифрами любителей истории Франции отдельно, Наварры - отдельно). Но даже приближенные Генриха III не спешили присягать новому господину - они мялись, тушевались и вытолкнули из своих рядов бывшего миньона, маркиза Франсуа д'О, сюринтенданта финансов и построек (то есть, министра финансов), генерал-губернатора Парижа и Иль-де-Франса, который и сформулировал общие требования: либо Франция, либо Наварра, вместе никак (ибо Наваррское королевство давно стало оплотом гугенотизма), плюс "одобрение высшей знати и сословий (то есть, Генеральных Штатов), которые все католики" (иными словами, отречься от протестантизма).


Шарль де Гонто

Генрих IV оказался в весьма затруднительном положении - сам-то переход в католицизм он уже делал в своей жизни два раза, но вот его соратники-гугеноты этого бы точно не поняли и не простили, менять же их на "новых друзей" было попросту небезопасно. Король (пока всё еще Наварры) толкнул речь о том, что он - несомненный наследник престола и по праву рождения, и по завещанию Генриха III, и корона Франции не может быть предметом торга. Хотя лично он не против "подумать о смене веры", но сейчас есть более насущная задача - "жистоко отмстить" за убийство последнего короля. Выступление произвело впечатление - некоторые вельможи тут же присягнули Наваррцу как новому монарху, а полковник Швейцарской гвардии Шарль Арман де Гонто (сын маршала Армана де Гонто, барона де Бирона, и сам в свором будущем барон, а позже и герцог де Бирон) привел к присяге своих солдат, за что и стал генералом. Когда же к королю (уже "частично Франции") пришла новая делегация вельмож, он смог убедить их, что достаточно будет пока провозглашения религиозного мира - без предоставления гугенотам каких-то преимуществ. Этот компромисс стал основой "Декларации 4 августа", объявлявшей во Франции свободу вероисповедания. Протестантское богослужение разрешалось в частных домах и публично в городах, предоставленных ранее гугенотам. В течение шести месяцев должны были собраться Генеральные Штаты. Отдельно оговаривались любимцы Генриха III, которые сохраняли свои посты и имущество.

Впрочем, многие из знати предпочли уйти в Париж и примкнуть к Лиге. Среди гугенотов тоже нашлись "непримиримые", недовольные "отходом от генеральной линии партии" - Клод де Ля Тремуй, герцог де Туар, удалился в свои поместья в Пуату с 200 сопровождавшими его дворянами. Армия, осаждавшая Париж, "похудела" вдвое, с 40 000 до 20 000 человек, так что пришлось отойти к Туру (сперва король вообще хотел уйти за Луару, но его остановили восклицаниями "кто признает вас королем Франции, увидев, что ваши ордонансы составляются в Лиможе?"), где был созданы альтернативный парламент и счетная палата. Оттуда Генрих IV решил отвоевать свое королевство, и начал с Нормандии - чтобы иметь возможность получать через ее порты помощь от протестантов из Англии. Армия была разделена на три корпуса - Анри де Валуа, герцог де Лонгвиль (как потомок бастарда Орлеанского Жана Дюнуа, не мог сам претендовать на престол) и знакомый уже нам Ля Нуэ Железная Рука двинулись с 4000 человек в Пикардию, чтобы отрезать Париж от Испанских Недерландов и сидящих там испанцев; маршал Франции Жан д'Омон, граф де Шатору, по прозвищу Искренний Галл, направился с 4000 человек в Шампань; сам Генрих IV с 4000 пехоты и 800 кавалерии пошел на Дьепп.


Маршал д'Омон

У Генриха IV до сих пор много фОНнатов во Франции и всем мире - люди отчего-то превращают его недостатки в достоинства. Скотскую похоть, разгоравшуюся в нем при виде любой юбки, обзывают "жизнелюбием", сквалыжное жмотовство - "экономией", неопрятность (от короля постоянно воняло!) - "оригинальностью"... И т.п. Точно так же "военным талантом" именуют потрясающие "слабоумие и отвагу", компенсировавшиеся потрясающим везением (хм, кого-то всё это напоминает? да нет, не может быть!). Разделить армию из 15 000 человек на три части, когда противник имеет 26 000 человек? Ляк-ко! Ибо как только герцогу де Майенну пришла в голову мысль погнаться за королем в Нормандию, он тут же собрал 4500 кавалеристов, 12 000 арекбузиров, 4000 пехотинцев и 6000 швейцарских наемников. Роковое стечение обстоятельств...

Надежда Генриха IV взять "на понт" Руан не сбылась - столица Нормандии ворота не открыла. Но повезло с Дьеппом - 26 августа 1589 года тот впустил короля с его микро-армией, что и стало очередным потрясающим везением. Далее с 15 по 29 сентября 1598 года происходило то, что называют Битвой при Арке, а на самом деле было осадой этого городка (куда микровойско отошло, чтобы не похорониться в Дьеппе) - Майенн ходил вокруг укреплений и пытался "нащупать слабину", а король "отбивался тапками" (большая драчка случилась 21 сентября, но осажденные отбрыкалися). Свезло еще раз - 23 сентября в Дьепп приплыли из Англии 4000 солдат во главе с Роджером Вильямсом. И главнокомандующий армией Католической лиги, имевший под рукой "от 26 000 до 35 000 человек", вдруг понял, что "всё пропало" (рабочая версия "генрихофилов" - испугался, что из Англии "еще приплывут"), и живенько отступил. Так что Генрих IV имел все основания нацарапать на оконном стекле: "Dieu gard de mal ma mie (Б-г хранит меня от зла)". Конечно, позже высадились еще 1200 шотландцев, и д'Омон с де Лонгвилем поспешили на помощь, но всё-таки всех их вместе набиралось никак не более 18 000 человек, так что ретирада де Майенна - это "акт его личного мужества".


Схема "битвы" при Арке (кликабельно)

Умные люди учатся на ошибках, остальные танцуют на граблях. Ничего не сделав с большой армией де Майенна, Генрих IV решил... обогнать ее и ворваться в Париж. 1 ноября 1589 года его армия уже штурмовала столицу, но ополчение лигёров "пузами отпихалось" до того момента, пока де Майенн не вошел в город с другой стороны. Зато король дал своим воинам разграбить предместья, и обожратые, напитые и набитые карманами солдаты, горланя песни, отошли сперва в Этамп, где де Лонгвиль и д'Омон ушли "по местам следования", а потом в Тур. По пути Генрих IV захватил Жанвиль, Шатоден и "родной" Вандом - "родовое гнездо", где "подлые католЕГи" совсем от рук отбились. Также к королю прибыла делегация швейцарских кантонов, которая сообщила о признании его королем и возобновлении традиционного франко-швейцарского союза. Итого, кампания 1589 года была "слегка выиграна" - де Майенн получил пару щелчков по носу, но принципиально ситуация ни в чем не изменилась.

Tags: Гугеноты, век шестьнадесятый
Subscribe

Posts from This Journal “Гугеноты” Tag

  • Кумовья св. Бартелеми - 20 (финал сезона)

    Чего стоит месса Заявление о полной готовности Генриха IV перейти в католичество случилось под прямым давлением его фаворитки - Габриэль…

  • Кумовья св. Бартелеми - 19

    В ком сила, брат? Упорное нежелание Генриха IV ни выигрывать войну, ни переходить в католичество и лишать войну дальнейшего смысла на третий год…

  • Кумовья св. Бартелеми - 18

    Теневая семья Те, кто ругает Генриха III за его симпатии к миньонам и за то, что государственные должности и политика страны оказывались в руках…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments